28 Апр

Адвокат Попков: На прессинг Геннадия Афанасьева работают пять федеральных ведомств

Александр Попков, адвокат одного из “узников Кремля” Геннадия Афанасьева, только что вернулся из Республики Коми, где отбывает наказание его подзащитный. К сожалению, утешительных новостей он привез мало. Точнее, не привез вовсе.

 

Александр Попков

На Геннадия продолжают совершать давление – как психологическое, так и физическое, ему настойчиво пытаются навязать российское гражданство. Достаточно сказать, что в кампанию по прессингу Афанасьева вовлечены целых пять федеральных ведомств. Пожалуй, не только из “крымской четверки”, но и из всех “узников Кремля”, Геннадию на сегодняшний день достается больше всего. Он – личный враг системы: поддержав под давлением позицию следствия на этапе досудебного расследования, он заявил о пытках и отказался от своих показаний в ключевой момент – во время процесса над Сенцовым и Кольченко.

В первой половине мая, кстати, пройдет ровно два года с момента ареста “группы Сенцова”. Все они на сегодняшний день этапированы либо в Сибирь, либо на Дальний Восток.

В наспех записанном интервью Александр Попков рассказывает о том многообразии издевательств, с которым Гене приходится ежедневно сталкиваться. Единственное, что позволяет ему держаться на плаву – это письма и поддержка Украины. Да это, впрочем, и так понятно. Потому напоминаем адрес для писем и открыток: 

ЕПКТ ФКУ ИК-31 УФСИН России по Республике Коми,
169060, Усть-Вымский район, г. Микунь, ул. Восточная.
Афанасьеву Геннадию Сергеевичу, 1990 г.р.

– Александр, один из важнейших вопросов и причина, по которой мы с нетерпением ждали вашего визита к Геннадию – это проблема гражданства. Но, в то же время, видим очень тревожные сигналы: не прекращаются попытки навязать Гене российское гражданство, он получает бумагу из ФМС, которая утверждает, что он является гражданином России… Насколько вероятно, что они все-таки умудрятся навязать ему российский паспорт?

Действительно, существует некое заключение управления ФМС по Республике Коми, в котором они делают вывод о том, что Афанасьев является гражданином Российской Федерации. Кроме того, в последнее время складывается абсурдная ситуация с украинским паспортом.

Насколько мне известно, украинское консульство довольно настойчиво добивалось от России встречи с Геннадием. Консул лично приезжал в колонию, но во встрече ему отказали, ссылаясь на то, что Геннадий – не гражданин Украины, и доказательств обратного – нет. Здесь наши товарищи немного соврали – поскольку, как минимум, в деле был внутренний украинский паспорт Гены. Тем не менее, после этого заявления украинский консул лично привез и сдал в канцелярию загранпаспорт гражданина Украины Афанасьева Геннадия Сергеевича. Но МИД России ответил, что подлинность паспорта вызывает у него сомнения, потому документ будет направлен на экспертизу.

Вместе с тем, 25 марта к Гене, по его собственным словам, приезжал оперуполномоченный уголовного розыска, некто товарищ Гусев и требовал от него письменные объяснения, якобы на загранпаспорте не Генина подпись, а также требовал оставить свободные подписи якобы для проведения экспертизы.

Гена отказался, на что Гусев пригрозил, мол, твой паспорт на экспертизе “вдруг потеряют”, а новый ты уже не сделаешь, потому что консула к тебе не допустят.

 

– Насколько это запугивание со стороны оперуполномоченного Гусева может быть реализовано? Считаете, они могут вот так вот брутально, у всех на глазах “потерять” паспорт?

Это же не брутально, это в порядке вещей. Ну, “потерялся” паспорт… У нас дела исчезают, доказательства пропадают. Понятно, что это треп одного из сотрудников, но важно другое.

МИД-УФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний – УП) ФМС-МВД слаженно, в одной связке обкладывают со всех сторон этого несчастного Геннадия Афанасьева, угрожают ему, и все это с одной лишь целью доказать, что он российский гражданин.

У нас в Краснодарском крае люди, приехавшие из Средней Азии, из Абхазии, десятилетиями не могут доказать, что они граждане России, и, в конце концов, их выдворяют. А в случае с Афанасьевым – делаю все, чтобы он принял российский паспорт.

Еще одна интересная деталь: 5 апреля к Гене пришел сотрудник колонии, сказал, что надо сфотографироваться для бухгалтерии. Гена согласился. Но после фотографирования ему заявили: тебя обманули, это было фото на российский паспорт.

– Тем не менее, Панфилова, теперь уже бывший российский Омбудсман,подтвердила, что Кольченко и Сенцов являются гражданами Украины. Это произошло после обращения украинского Омбудсмана с подтверждающими их украинское гражданство документами. Соответствующее обращение ушло и в отношении Афанасьева, но позже. Но теперь, учитывая личность нового российского Омбудсмана, – не факт, что это сработает. Как думаете?

Панфилова хоть более-менее занималась правами человека, а сейчас все это пойдет в совершенно другую сторону. Но дело в другом. Я в принципе не считаю институт Уполномоченного эффективной мерой. У нас силовики плевали на точку зрения Омбудсмена.

С другой стороны, если будет политическое решение, договоренность между Украиной и Россией об обмене – они сами ему украинской загранпаспорт нарисуют. Но сейчас у них другая задача и она, по-видимому, поставленная на федеральном уровне.

 

– Именно федеральный, не местный уровень?

Конечно, поскольку, как я уже отметил, очень четко взаимодействуют как минимум четыре федеральные структуры. И еще, кстати, ФСБ.

Они с Геной после суда по делу Сенцова-Кольченко не общались, но вот объявились. Гена занял позицию полного отрицания, отказался от разговора, ссылаясь на отсутствие адвоката. Около полутора часов они пытались уговорить его с ними побеседовать.

О чем непонятно. Но упоминали, что можно было бы подумать об условно-досрочном освобождении, об ослаблении режима. То есть, понятно, что все это происходит с их ведома и зависит от них. Сказали также, что поедут к Сенцову и Кольченко с разговорами, а у Чирния, мол, все хорошо, ему уже Украина не нужна и он туда никогда не вернется.

– Странно, мы как раз недавно получили письмо от Чирния с совершенно противоположным содержанием…

Показательно то, что приезжал сотрудник ФСБ из Крыма. Гена понял из разговора, что это бывший СБУшник. Есть предположение, что, возможно, на фоне полностью отрицательного в медийном плане дела Савченко “группу Сенцова” хотят “развести” на что-то “положительное”, чтобы они рассказывали, как хорошо в России, и что здесь они встали на путь исправления. Или, возможно, хотят опять зацепить тему “Правого Сектора”, показать, что не только некоторые крымскотатарские организации – якобы экстремистские, но и “Правый Сектор” до сих пор лютует в Крыму.

42 дня ШИЗО

– С момента выступления Гены в суде по делу Сенцова-Кольченко на него постоянно совершается давление в разных формах. Что именно происходит сейчас? И чего они добиваются?

Давление на Гену усиливается. Его собираются переводить в еще более строгие условия содержания тюрьму, и делают для этого все возможное. Хотя для самого Геннадия это практически ничего не изменит: те же закрытые камеры, один час на прогулку, письменные принадлежности разрешены 2 часа в день… Тем более что сейчас он практически постоянно находится в штрафном изоляторе (ШИЗО). И это тоже одна из форм давления. Он прибыл в единое помещение камерного типа (ЕПКТ) колонии в г. Минкунь 9 февраля. С того дня почти безвылазно находится в ШИЗО. Всего он провел в изоляторе 42 суток, еще 15 суток ШИЗО ему предстоит, до 13 мая.

– Какие формальные основания используются для помещения Геннадия в ШИЗО?

Якобы нарушение формы одежды. Он действительно снимает с себя куртку, оставаясь при этом в майке и рубашке, когда занимается спортом. Так поступают все заключенные. Но никому, кроме Гены, взысканий за это не объявляют.

Кроме того, когда у Гены были фурункулы, он старался чаще мыть пораженные участки и, само собой, снимал одежду. За что тоже получал ШИЗО.

 

– Я так понимаю, что условия содержания и гражданство – не единственные формы давления.

Нет. Например, 23 марта к нему приехал полковник внутренней службы Марк Гатюк, исполняющий обязанности первого заместителя начальник УФСИН по Республике Коми.

То есть, уровень достаточно высокий. Он Гену стал уговаривать (это обычные УФСИНовские уговоры): “Давай-ка ты, дружок, не будешь ни с кем общаться. Зачем тебе все эти комиссии, ОНК, консулы, адвокаты? Сиди себе спокойно. Будет у тебя все нормально. Никто тебя трогать не будет. А если будешь бургозить поедешь на “крытку” (это жаргонное обозначение слова “тюрьма”) или того хуже”.

Представители УФСИН также сфотографировали его татуировки. Гена говорит, что такое бывает частенько с другими заключенными. Фото затем отправляют на экспертизу, а впоследствии заключенные получают штрафы за пропаганду нацистской символики. Это тоже один из методов давления.

Тем не менее, в этой колонии получше с медициной. Ему назначали врачей, консультации. В предыдущей колонии был эпизод, когда у него отобрали (фактически похитили) все вещи, среди них – витамины и мед, привезенный его мамой. Мы об этом везде писали, и в итоге в этой колонии ему вручили две упаковки витаминов, которые положительно повлияли на его здоровье. С другой стороны, когда Гена был у одного из врачей, он поставил ему диагноз: недостаток питания и невроз, а в качестве лечения назначил рисование.

– Арт-терапия против недоедания?

Да, но и рисовать ему не дают. Потому что письменные принадлежности в принципе разрешены только на два часа в сутки.

Колония хочет избавиться от “проблемного” заключенного

– Хотя с медициной получше, но знаю, что были попытки физического воздействия на Гену: ему на ногу “уронили” тюремную койку. Бывали случаи, когда в советские времена “роняние” койки приводили к смерти политзаключенных в колониях. Случайно такие вещи не происходят…

Конечно, это было неслучайно. Подчеркну, что это произошло вскоре после визита УФСИНовца с угрозами и на следующий день после посещения ОНК, которым Гена также пожаловался на УФСИН.

А 14 апреля в 5 утра ему “уронили” на бедро откидную койку.

Кровати в камере устроены так, что опустить их может только конвой и только снаружи, с коридора, внутри камеры сам заключенный сделать этого не может. Удар был достаточно
сильным, медик зафиксировал гематому 10 на 4 сантиметров, хотя помощи не предоставил. Гена написал об этом в Следственный комитет, в том числе, о том, что во время этого происшествия за ним наблюдали три человека. Можем предположить, что кто-то из них наблюдал за Геной, а другой в это время откинул кровать. Очевидно, что это еще один из методов давления.

– Какова цель этого давления? Что они от него хотят? Ведь Афанасьева уже осудили, поместили в жесточайшие условия. Что им от него еще нужно?

Никому из начальников колонии или ФСИН не хочется привлечения внимания. Все темные делишки, как известно, делаются в тишине. Но именно через Афанасьева и идет постоянное привлечение внимания к колонии, их постоянно“долбят” украинские консулы, ОНК систематически приезжает, ежемесячно является адвокат. Это все выходит в эфир, муссируется в прессе, пишутся письма и жалобы, консулы направили не менее 4 нот. УФСИН постоянно приходится отвечать на какие-то вопросы: начиная от паспорта Гены и завершая тем, выдали ли Гене горячую пищу. Естественно, это все им не нравится.

– К тому же, месть за его поступок во время суда над Сенцовым и Кольченком…

Да, это еще одна причина. В общем, они хотят избавиться от беспокойного осужденного. Гене уже говорили, что он может быть отправлен в тюрьму в Красноярском крае. Например, в Минусинск.

 

– То есть решение по поводу его помещения в тюрьму уже принято?

Формально нет, но они накапливают его “нарушения”, чтобы показать, что на путь исправления он не встал, что является аргументом для перемещения в тюрьму. Советую посмотреть в интернете видеосюжет об Афанасьеве, который вышел на местном телевидении Коми.

Корреспондент спрашивает у руководства колонии, мол, а за что Афанасьева в ШИЗО помещают? Ответ: в изолятор попадают злостные нарушители порядка, те, кто нападают на сотрудников колонии. У зрителя создаться впечатление, что Афанасьев с утра до вечера дезорганизует работу учреждения, а на самом деле он просто снимает форму, чтобы спортом заниматься.

 – Говоря о перемещениях Гены… Было ведь решение Сыктывкарского городского суда о незаконности его этапирования настольно далеко от Крыма. Оно может как-то повлиять на намерение запроторить его в тюрьму?

Решение суда еще не вступило в законную силу. К тому же, УФСИН его обжаловало в Верховный Суд Коми. Мы тоже подали свою апелляцию в связи с тем, что не все наши требования были удовлетворены (например, суд не постановил выплатить компенсацию).

Мы были очень удивлены решением сыктывкарского суда, хотя, конечно, нарушение в отношении Гены было очевидным, и УФСИН ничем не могло свою позицию аргументировать. Что касается апелляции то это решение будет политическое, а не юридическое.

Санкционные списки – нужны

– Каково моральное состояние Гены? Судя по письму, где он рассказывает маме о бумаге из ФМС, его очень расстроила перспектива стать российским гражданином…

Со мной в беседе улыбается и шутит. При этом, понятно, что дается ему все это очень тяжело – пальцы дрожат, нервничает, когда рассказывает о прессинге. Он держится на силе воли. И еще на письмах из внешнего мира. За счет поддержки Украины и живет.

 

 – К сожалению, Украина, по сути, почти лишена инструментов влияния на ситуацию. Тем не менее, к примеру, Литва недавно ввела санкции против лиц из т.н. “списка Савченко”. К ней, надеемся, скоро присоединится также Эстония. Это действенный инструмент, как вам кажется?

Я считаю, что санкционные списки нужны. Я лично знаю некоторых судей, которые очень любили выезжать на Мальдивы, Канарские острова, провести уик-энд в Милане. У нас была следователь, которая с удовольствие ездила в Милан, Барселону, и всем об этом рассказывала.

Я знал судью, жена которого по полгода проводила в Нью-Йорке, в этих “ненавистных” Соединенных Штатах. Так вот, если им чужды европейские ценности, к которым относятся и права человека, – они должны сидеть дома, одеваться в домотканые льняные рубахи по колена и носить кокошники. Их дети пускай учатся в Сочинском курортном университете. Нечего им ездить в Прагу, Вильнюс там кругом “фашисты” и “бандеровцы”.

Пусть ездят в Коми Сыктывкар красивый город.

Мария ТОМАК, Центр Гражданских Свобод, координатор кампании LetMyPeopleGo, для УП

Опубликовано Украинская Правда 28 апреля 2016 
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики