02 Июн

Крымское дело

The New Times встретился в СИЗО Лефортово с теми, кого ФСБ России объявила террористами.

ФСБ России сообщила, что в Крыму действовала диверсионно-террористическая группа «Правого сектора». По версии ФСБ, один из членов группы — известный кинорежиссер Олег Сенцов.

«Мой брат никогда не признает своей вины в том, чего не совершал, а врать он не будет», — так говорит Наташа, двоюродная сестра 36-летнего кинорежиссера Олега Сенцова, ныне арестанта московской Лефортовской тюрьмы. О том, в чем конкретно обвиняют известного в среде российских и международных кинематографистов режиссера*, вплоть до минувшей пятницы не знал никто.

30 мая на сайте российского ФСБ появился пресс-релиз, в котором сообщалось: «На территории Республики Крым сотрудниками ФСБ России задержаны члены диверсионно-террористической группы «Правого сектора». Основной целью преступной деятельности группы являлось совершение диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и Севастополь По делу содержатся под стражей Сенцов О.Г., Афанасьев Г.О, Чирний А.В., Кольченко А.А. .

В тот же день по Первому каналу показали двух задержанных — Афанасьева и Чирния, которые признались в подготовке терактов.

Из режиссеров — в террористы?

Еще в 2005 году Лефортовское СИЗО перешло от ФСБ в ведение Минюста РФ. Однако Следственное управление ФСБ осталось там же, в Лефортово, в прежнем здании. Сотрудники ФСИН с улыбкой называют фээсбэшников «соседями», всячески подчеркивая свою независимость. Но достаточно нескольких минут общения с ними, чтобы понять: в СИЗО, формально подчиняющемся гражданскому ведомству, свято соблюдаются традиции самой закрытой московской тюрьмы, где всегда содержались государственные преступники.

Адвокаты, защищающие обитателей Лефортово, как правило, дают подписку о неразглашении материалов предварительного следствия — в противном случае их под разными предлогами могут вывести из дела. В четверг, 29 мая, начальник 3-го отдела Следственного управления ФСБ России полковник юстиции Михаил Савицкий решил взять такую же подписку с корреспондента The New Times, посетившего СИЗО «Лефортово» вместе с двумя членами ОНК Москвы.

Замначальника СИЗО Виктор Шкарин встретил правозащитников как всегда приветливо, а когда узнал, что они хотят повидать «украинцев», позвонил «соседям». После чего в его кабинет вошел мужчина лет сорока, в сером пиджаке в мелкую, чуть заметную полоску, в полосатой голубой рубашке, на которой болтался пестрый галстук. «Вы не должны вторгаться в данные предварительного следствия, ведь вам может случайно стать известно что-то, что мы бы не хотели, чтобы вы кому-то передавали», — так полковник Савицкий объяснил правозащитникам причину своего появления в кабинете Шкарина.

«Есть закон № 76 «Об общественном контроле» и там есть статья 20, которая предупреждает нас о неразглашении тайны следствия, зачем нам давать какую-то подписку? — удивилась правозащитница Людмила Альперн. — Мы ходим по московским тюрьмам с 2009 года, и никогда с нас подписки не брали».

«Мы подготовились к вашему приходу, советую вам поставить ваши подписи и покончить с этим», — настаивал полковник.

«Послушайте, разве кинорежиссер может быть террористом? Я кинокритик и ни разу не слышала, чтобы среди кинорежиссеров встречались террористы», — расспрашивала полковника ФСБ член ОНК Диляра Тасбулатова.

«Конечно, может», — уверенно отвечал полковник и столь же уверенно сообщил: арестованным «светит» 20 лет заключения.

«Можем ли мы спрашивать, били их при задержании, оказывалось ли на них какое-то давление?» — не унимались правозащитники.

«Нет, вы можете спрашивать только о том, что было при этапировании, остальное — тайна следствия», — объяснил Савицкий, нетерпеливо поглядывая на часы.

Разговор окончен, подписку о неразглашении члены ОНК дать отказались** — полковник Савицкий ушел не попрощавшись.

«Моя страна меня не бросит»

Членов ОНК в СИЗО всегда сопровождают два-три сотрудника — считается, что это делается из соображений их же безопасности. Маленький черный видеорегистратор прикреплен на погоне у подполковника ФСИН, в руках у него монитор — чтобы не ошибиться в выборе ракурса съемки.

Заходим в следственный кабинет, куда уже доставили кинорежиссера Олега Сенцова.

Высокий — под два метра роста, небритый, черноволосый, в синей арестантской робе, настороженный и закрытый — таким кажется Сенцов в первую минуту.

В Москву из Симферополя его привезли в наручниках на обычном рейсовом самолете — раньше, говорит, он такое видел только в кино. Пытаемся шутить: мол, смотрите, и сейчас кино снимают, вот маленькая видеокамера. Но Сенцов шутку не поддержал: в том, что с ним происходит, он, понятно, не видит ничего смешного.

Задержали его 11 мая в Симферополе, потом пять дней он провел в одиночной камере Симферопольского ИВС — сидел там в так называемом безопасном месте, куда его определил лично начальник СИЗО: у него, дескать, задача, чтобы Сенцова не убили.

Судя по тому, что говорили другие задержанные украинцы, СИЗО Симферополя — это так называемая черная тюрьма, где у уголовников есть ключи от камер. «Меня пугали, что посадят в «пресс-хату», но я сидел нормально, было шесть человек пророссийски настроенных, и я со своей проукраинской позицией с ними спокойно все обсуждал, — рассказывает Сенцов. — Вы сами все прекрасно понимаете: здесь (в Лефортово) все в рамках закона. Если бы на меня давили, я бы не промолчал. Писать домой письма я пока не хочу. Мне так проще. Я знаю, что мои друзья и близкие будут мне помогать. Моя страна, за свободу которой я боролся, меня не бросит».

Олег говорит, что в тюрьме у него появились новые идеи, но он не знает, разрешат ли ему вести записи.

«Конечно, пишите, хоть сценарий, хоть роман, вот Эдуард Лимонов в Лефортово целую книгу написал, и она была опубликована, пока он еще отбывал свой срок», — ободряют Сенцова правозащитники.

«Я — русский по национальности, я думал, что Крым станет мостом между нашими странами. То, что происходит сейчас, — это ужасно», — говорит Олег уже в конце разговора. Оказывается, не такой уж он и закрытый человек. Словно оттаял.

И снова «Правый сектор»

Другому арестанту, Александру Кольченко, 24 года. Он тоже очень высокий и худой, из черной робы торчит длинная, почти юношеская шея. Александр ни на что не жалуется, и только когда ему задают вопросы о родителях, вдруг начинает плакать. Правда, быстро берет себя в руки и рассказывает о себе: окончил техникум по организации туризма.

«Мне вменяют участие в «Правом секторе», — едва успевает он сообщить. Сотрудники СИЗО тут же перебивают: «Вы не имеете права ничего говорить по уголовному делу».

Уже вернувшись в редакцию, корреспондент The New Times связался с друзьями Кольченко в Крыму, и те рассказали: обыск у него в доме проводили сотрудники ФСБ, приехавшие из Москвы. Нашли банки с краской. По словам друзей, Александр был близок к антифашистам, устраивал акции в память убитой националистами в Москве Анастасии Бабуровой. О его связях с «Правым сектором» ничего не известно.

Военные ботинки

В карантинной камере № 341, где чуть больше недели сидит преподаватель военной истории Симферопольского института культуры, 33-летний Алексей Чирний, нет ничего, что могло бы хоть как-то скрасить жизнь арестанта в тюрьме. Только чайник. Алексея привели из бани — волосы еще не высохли. Корреспондент The New Times обращает внимание на его выбритые виски.

«Вообще люблю стиль милитари во всем — в стрижке, в одежде — носил военную форму, — объясняет Алексей. — Я историк по образованию, учился в аспирантуре в Киеве, писал диссертацию на тему «Военно-политическая история Парфии».

Задержали историка 9 мая в Симферополе, там же районный суд дал санкцию на его арест до 9 июля. Адвокат у него государственный, в Москве Алексей никого не знает.

«Я не горю желанием рассказывать о своем деле», — признается Чирний. Его можно понять. У двери камеры стоят его военные ботинки без шнурков.

Почитатель Макиавелли

8 мая 2014 года на страничке «ВКонтакте» четвертого члена «террористической группы» Геннадия Афанасьева появилась запись: «Всякий видит, чем ты кажешься, немногие чувствуют, кто ты на самом деле». Н. Макиавелли».

9 мая Геннадия задержали в Симферополе.

Афанасьеву 23 года, он окончил юридический факультет, работал в прокуратуре Железнодорожного района Симферополя.

Журналист «Украинской правды» Екатерина Сергацкова рассказала The New Times, что Афанасьев вместе с местными артистами и журналистами участвовал в съемках видеороликов в поддержку проукраинского движения. В сети есть небольшой ролик, где Афанасьев с чубом а-ля Тарас Бульба читает стихотворение известного украинского поэта Василия Симоненко***.

Свой чуб, как и остальную шевелюру, Афанасьев сбрил налысо еще в Симферопольском СИЗО. Так же как и другие привезенные из Крыма арестанты, он одет в темную робу, из-за выреза чуть видна богатая татуировка.

«Мне адвокат не нужен. Я уже дал признательные показания. Здесь условия нормальные, можно отбывать свой срок».

«Почему он так уверен, что ему придется отбывать срок? Ведь им еще даже обвинения не предъявлены, — волнуется член ОНК Людмила Альперн. — Мне кажется, этот парень из всех четверых самый уязвимый, что-то с ним не так».

Журналист Екатерина Сергацкова рассказала The New Times, что мать Афанасьева очень напугана: сотрудники ФСБ заявили ей, будто ее сын собирался совершить два теракта. Может быть, испугался и сам Геннадий Афанасьев?

Лубянские «пробы»

Никакой тайны предварительного следствия корреспонденту The New Times выведать не удалось. Но зато закралось подозрение: что-то тут не так; уж не становимся ли мы свидетелями фабрикации резонансного уголовного дела?

ФСБ уже отрапортовал об аресте членов диверсионной группы, у которой, как водится, должен быть организатор. Похоже, на эту роль следствие пробует кинорежиссера Олега Сенцова.

«Для всех, кто знает Сенцова на Украине, дело против него кажется абсолютно фейковым, — сказал The New Times кинорежиссер Владимир Тихий. — Во время событий на Майдане Олег часто приезжал в Киев, участвовал в «Автомайдане»****, активно помогал вывозить семьи украинских военных из Крыма в Киев. Он был, наверное, одним из самых активных гражданских активистов в Крыму, который многим помогал. Я знаю, что он нашел гранты на запуск своего нового фильма «Носорог», но отложил съемки из-за своей гражданской деятельности, которая казалась ему важнее, чем кино. Он, кажется, хотел изменить страну вместе со всеми, кто стоял на Майдане».

По словам Тихого, 29 мая около 70 деятелей украинской культуры устроили пикет у здания Службы безопасности Украины (СБУ) в Киеве, требуя поспособствовать освобождению Сенцова из-под стражи. К ним вышли сотрудники СБУ и пообещали, что вопрос решится через несколько дней.

Тем временем в российском ФСБ пообещали совсем другое — в ближайшее время предъявить Сенцову и троим другим арестантам обвинение.

Зоя Светова

_____________________________
*Олег Сенцов, автор фильма «Гамер» — психологическая драма о подростке, получил приз кинокритиков на Ханты-Мансийском кинофестивале и приз Роттердамского фестиваля в 2011 г.

**Статья 310 УК РФ «Разглашение тайны предварительного следствия»: за разглашение тайны предварительного следствия лицу, предупрежденному об этом, грозит штраф в размере до 80 тыс. рублей, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до трех месяцев.

***Василий Симоненко — известный украинский поэт (1935–1963 гг.).

****Гражданское движение за единую Украину.

Источник: the New Times

30 Май

Единственное «преступление» Сенцова – это то, что он считает Крым Украиной – правозащитница

Инкриминируемые проукраинским активистам из Крыма статьи о подготовке и участии в террористических актах являются надуманными.

Именно так «Аргументам недели – Крым» ситуацию с обвинениями в адрес Олега СЕНЦОВА, Александра КОЛЬЧЕНКО, Григория АФАНАСЬЕВА и Алексея ЧИРНИЯ прокомментировала известная на полуострове правозащитница, занимающаяся вопросами дальнейшей судьбы крымчан Александра ДВОРЕЦКАЯ.

«Информация, которая появилась, весьма странная, поскольку и СЕНЦОВ, и КОЛЬЧЕНКО были задержаны после девятого мая, спрашивается, где теракты?», − отметила она.

По словам ДВОРЕЦКОЙ, КОЛЬЧЕНКО очень негативно относится к любому проявлению националистических идей, поэтому приписывать ему какую-то связь с «Правым сектором» не резонно, также как и СЕНЦОВУ, который всегда был за «мирное сопротивление» и в основном помогал военным, в частности, организацией транспорта и продовольствия, когда была блокада военных частей.

Правозащитница отметила, что на данный момент делами СЕНЦОВА и КОЛЬЧЕНКО занимаются российские адвокаты Дмитрий ДИНЗЕ и Светлана СИДОРКИНА, участвовавшие в процессах по «болотному делу». Насчет остальных активистов ДВОРЕЦКАЯ информацией не располагает.

В то же время она подчеркнула, что говорить о каких-то признательных показаниях пока сложно, так как никто из юристов не может сказать что-либо по сути материалов дела, так как они дали подписку о неразглашении.

Примечательно, что в Общественной наблюдательной комиссии, которая посетила Лефортово, куда этапировали задержанных, заявили, что силовые действия по отношению к крымским активистам в сизо не применяют.

«Единственное с их стороны «преступление» − это то, что они считают Крым Украиной и считают его оккупированной территорией», − добавила ДВОРЕЦКАЯ.

Напомним, СЕНЦОВУ, КОЛЬЧЕНКО, АФАНАСЬЕВУ и ЧЕРНИЮ вменяют организацию и участие в террористических актах, совершение которых якобы планировалось в середине апреля и в канун 9 мая.

Источник: Аргументы недели. Крым

30 Май

В ФСБ назвали причины ареста режиссера Олега Сенцова

Арест режиссера Олега Сенцова и еще трех человек, задержанных в первой половине мая в Симферополе, в ФСБ объяснили их участием в диверсионно-террористической группе “Правого сектора”. Об этом говорится в сообщении, опубликованном на сайте ведомства 30 мая. По версии ФСБ, целью группы было совершение “диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и Севастополь” и “последующее уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередач”.

Как заявили в ФСБ, Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний, находящиеся под стражей же несколько недель, “дают признательные показания об участии представителей «Правого сектора» в организации террористических актов на территории Крыма с целью дестабилизации общественно-политической обстановки на полуострове и оказания воздействия на принятие решения органами власти Российской Федерации о выходе Республики Крым из её состава”. В ближайшее время им будет предъявлено обвинение в совершении терракта, организации террористического сообщества и незаконном обороте оружия (по второй части статьи 205, всторой части статьи 204.4 и третьей части статьи 222 УК РФ).

По версии следствия, подозреваемые готовили в Симферополе взрывы возле “Вечного огня” и памятника Ленину в ночь с 8 на 9 мая, а также поджоги офисов партии “Единой России” и организации “Русская община Крыма” 14 и 18 апреля. Во время обыска у них обнаружили “националистическую атрибутику”, огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, канистры с зажигательной смесью, респираторы, противогазы, баллоны с краской, а также строительные каски, подобные которым, как подчеркнули в пресс-службе ФСБ, “использовались при беспорядках на «Майдане»”.

В “Правом секторе” обвинения ФСБ категорически опровергли. “Мы неоднократно заявляли, что “Правый сектор” действует сугубо в рамках норм украинского законодательства. Любые заявления ФСБ о каких-то терактах, о том, что у нас есть незарегистрированное оружие – это все очередная наглая циничная ложь кремлевской пропаганды. Кремлю выгодно показывать “Правый сектор” как экстремистов, хотя мы всегда были мирной организацией. Никаких терактов мы естественно не планируем”, – заявил официальный представитель “Правого сектора” Артем Скоропадский русской службе “Би-би-си”. Имели ли Сенцов и другие подозреваемые отношение к “Правому сектору” Скоропадский не сообщил: по его словам, активисты движения действуют на территории Крыма анонимно.

Когда именно прошли задержания Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния и где они находятся сейчас, не сообщалось. 36-летний режиссер Олег Сенцов, участвовавший в деятельности “Автомайдана”, был задержан 10 мая после обыска у себя дома после обыска. 23-летнего анархиста и антифашиста Александра Кольченко задержали 16 мая на улице в центре Симферополя. В конце прошлой недели их доставили в московское СИЗО “Лефортово”. Дела Сенцова и Кольченка ведут адвокаты Дмитрий Динзе и адвокат Светлана Сидоркина. Они дали подписку о неразглашении материалов дела. До этого Динзе назвал дело “мутной историей”: по его словам, “может быть провокация, чтобы Олега как-то подставить”. Адвокат также утверждал, что на первом допросе Сенцов отказывался давать показания и отрицал все обвинения. “По некоторым данным, в Крыму задержали двоих вооруженных молодых людей, которые, в свою очередь, дали показания против Сенцова”, — сообщала 15 мая русская служба “Би-би-си”.

Кольченко “очень негативно относится к любому проявлению националистических идей, поэтому приписывать ему какую-то связь с «Правым сектором» не резонно, также как и Сенцову, который всегда был за «мирное сопротивление» и в основном помогал военным, в частности, организацией транспорта и продовольствия, когда была блокада военных частей”, приводит слова Александры Дворецкой, руководящей крымским правозащитным центром “Действие” и знакомой с двумя подозреваемыми, региональное издание “Аргументы недели”. “Информация, которая появилась, весьма странная, поскольку и Сенцов, и Кольченко были задержаны после девятого мая, спрашивается, где теракты?”, − отмечает Дворецкая.

В поддержку Олега Сенцова выступил Союз кинематографистов и профессиональных кинематографических организаций и объединнений России: его члены потребовали освободить Сенцова и начали сбор средств на юридическую помощь.

Источник: ОВД-инфо

30 Май

Нестыковки в деле “крымских террористов”

Давайте разберемся, что же произошло с теми крымчанами, которых ФСБ подозревает в терроризме. Гена Афанасьев, фотограф, актер любительского театра, был задержан 9 мая около 14:00 на улице в Симферополе, его прям так, без вещей, увели в управление ФСБ. В тот день он звонил Олегу Сенцову, кинорежиссеру, сообщил, что его поймали, а потом просил о встрече (тогда Олег сказал мне, что, возможно, через Гену ФСБ пытаются выйти на него). В ночь на 11 мая был задержан и Олег, а 16 мая – активист антифашистского движения и профсоюза «Студенческое действие» Саша Кольченко. Когда был задержан четвертый «террорист» Алексей Чирний, неизвестно, но судя по его странице «ВКонтакте», после 27 мая он не выходил на связь. Также неизвестно, был ли он знаком с первыми тремя задержанными – никто из друзей Олега и Саши его не знает.

В службе безопасности официально утверждают, что группа планировала провести теракты накануне дня победы – взорвать мемориал Вечного огня и памятник Ленина в Симферополе, «уничтожить» железнодорожные мосты и линии электропередач. Однако никаких терактов накануне 9 мая не было, а ребята были задержаны позже.

В ФСБ отмечают, что задержанные – активисты «Правого сектора», этой демонической организации, которой приписывают все возможные ужасы. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что ПС – это миф, и доказать причастность людей к этому движению практически невозможно. Однако ни Олег, ни Саша, ни Гена не состояли в «Правом секторе» и вообще не контактировали с теми, кто заявляет о своей причастности к ПС. Более того, Саша – антифашист, в Крыму его неоднократно били за его «левые» взгляды. А когда российские войска зашли на полуостров, он, в общем-то, плюнул на эти разногласия и выходил на митинги в поддержку целостности Украины так же, как и все остальные.

Только об Алексее Чирнии можно сказать, что он симпатизировал «Правому сектору»: на его странице «ВКонтакте» добавлены видео с Ярошем и есть репосты с группы ПС и группы «Националисты». Что, в общем-то, не доказывает, что он кидал коктейли Молотова в украинских силовиков и готовил теракты в Крыму.

ФСБ заявляет о непосредственной связи «Правого сектора» с «Автомайданом», активистом которого был Олег Сенцов. Думаю, ФСБ не совсем понимает (а точнее, понимает, но в условиях информационной войны подобными аргументами можно побрезговать), что ПС и «Автомайдан» – абсолютно разные движения. «Автомайдан» был сформирован Алексеем Гриценко (сыном депутата Верховной Рады Анатолия Гриценко), одним из журналистов «Дорожного контроля» Андреем Дзиндзей, нынешним министром спорта и молодежи Украины Дмитрием Булатовым и другими общественниками. Целью «Автомайдана» была помощь автомобилистов участникам протестного движения на Майдане и общественный контроль за порядком на улицах. Никакого отношения к ПС «Автомайдан» не имел.

Сегодня «Первый канал» показал видео, на котором Гена Афанасьев и Алексей Чирний (кстати, в сюжете их имена перепутаны) признаются в том, что подожгли офисы «Единой России» и «Русской общины Крыма» в Симферополе и планировали теракты. Уверена, что дать признательные показания их вынудили следователи. Олег и Саша своей вины не признают и просят о поддержке.

А ФСБ тем временем заявляет, что будет продолжать искать других участников этой «террористической группировки». И, к сожалению, такими «пособниками» может оказаться любой крымчанин, который выступал за целостность Украины и выходил на Майдан.

Екатерина Сергацкова, журналист “Украинской правды”
Источник: “Эхо Москвы”

30 Май

Обвиняемые в России в подготовке терактов украинцы никогда не состояли в “Правом секторе” – координатор группы помощи Сенцову

Задержанные в Москве украинцы Олег Сенцов, Геннадий Афанасьев, Алексей Чирний, Александр Кольченко никогда не состояли в “Правом секторе”, утверждает журналист, информационный координатор инициативной группы помощи Олегу Сенцову Екатерина Сергацкова.

“Для тех, кто вдруг засомневается: эти ребята никогда не состояли ни в каком “Правом секторе” и не готовили никаких терактов, это абсолютно мирные люди, которые выступали за целостность Украины. Сейчас из них выбивают признательные показания, и не исключено, что кто-нибудь из них таки признается, потому что в Лефортово сложно не признаться. Это просто дикий абсурд. Слов нет”, – написала она на своей страничке в социальной сети Фейсбук в пятницу.

Е.Сергацкова также добавила: “Ну что, друзья, в России сейчас 37-й год”.

Ранее в ФСБ России сообщили о задержании на территории Республики Крым членов диверсионно-террористической группы (ДТГ) “Правого сектора”, члены которой подозреваются в подготовке диверсионно-террористических актов в ряде городов полуострова.

О.Сенцов, Г.Афанасьев, А.Чирний и А.Ольченко заключены под стражу, в ближайшее время им будет предъявлено обвинение в совершении преступлений, сообщает ЦОС ФСБ в пятницу.

Между тем, ранее уже сообщалось, что 11 мая сотрудники российских правоохранительных органов в Крыму задержали украинского кинорежиссера О.Сенцова. Ему инкриминируют организацию теракта. 19 мая появилась информация о том, что он переведен в московское СИЗО.

29 мая представитель МИД Украины сообщил, что украинский кинорежиссер О.Сенцов находится в московском следственном изоляторе.

Украинское посольство в России в очередной раз сделало запрос для проведения встречи с О.Сенцовым и А.Кольченко, а также с другими гражданами Украины, которые, по информации украинской стороны, были задержаны по тому же уголовному делу.

Источник: Интерфакс

30 Май

ФСБ распространяет ложь о том, что антифашист Александр Кольченко – участник “Правого сектора”

30 мая ФСБ разместила пресс-релиз, в котором говорится, что группа молодых людей из украинского «Правого сектора» планировала совершение “диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и Севастополь” и “последующее уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередач”. Среди участников этой якобы существовавшей группы назван анархист и антифашист Александр Кольченко.

Мы заявляем, что утверждение о принадлежности Кольченко к «Правому сектору» – это наглая ложь. Это обвинение абсурдно, так как антифашист не может иметь отношения к националистической организации. Александр Кольченко был участником ряда антифашистских акций в Крыму, в частности, подвергся нападению после кинопоказа памяти Анастасии Бабуровой в январе 2012 года, которое не могло быть совершено никем, кроме крайне правых. Сразу после ареста Кольченко написал в письме друзьям, что его подозревают в причастности к “Правому сектору”, но он не имеет к нему отношения.

Сложно предположить, что в ФСБ не могут отличить анархиста и антифашиста от националиста. Тем не менее, в релизе Кольченко назван участником террористической группы “Правого сектора” и многие СМИ уже бездумно перепечатали эту ложь, сообщив, что “арестовано четверо националистов”.
Не вызывает сомнения, что ложь о “национализме” Саши – не единственная в этом деле. Вся ситуация очень похожа на стремление российских спецслужб отчитаться об “антитеррористической” активности в Крыму и еще больше запугать людей ужасным “Правым сектором”, на который можно повесить всех собак. Об этом же говорит даже сам язык ФСБшного пресс-релиза, чуть более чем полностью состоящий из канцелярских штампов, которые, видимо, должны сильно впечатлить начальство. Судьбы простых людей чекистов не волнуют.

Свободу политзаключенным крымчанам!

АЧК-Москва

PS. Координатор инициативной группы помощи Олегу Сенцову Екатерина Сергацкова также отрицает принадлежность Кольченко и остальных к «Правому сектору»
ОВД-инфо о деле Кольченко и остальных
PPS. В четверг, 29 мая, в СИЗО “Лефортово” Кольченко была передана продуктовая передача. АЧК-Москва.

Источник: Автономное действие

30 Май

Четверо левых

ФСБ сообщила о задержании предполагаемых активистов «Правого сектора», которые планировали теракты в Крыму. «Русская планета» попыталась выяснить, кто они на самом деле.

Федеральная служба безопасности 30 мая сообщила о задержании в Крыму четверых членов диверсионно-террористической группы (ДТГ) «Правого сектора». Они якобы готовили теракты в Симферополе, Ялте и Севастополе, а также планировали диверсии на железнодорожных мостах и линиях электропередач.

Было возбуждено дело по части 2 статьи 205 УК («Террористический акт»), части 2 статьи 205.4 («Организация террористического сообщества») и части 3 статьи 222 («Незаконный оборот оружия»).

По данным ведомства, задержанные планировали устроить поджог офисов общественной организации «Русская община Крыма» 14 апреля и партии «Единая Россия» в Симферополе 18 апреля, а также собирались в ночь на 9 мая устроить взрыв возле «мемориала Вечного огня» и памятника Ленину в Симферополе.

Официальный представитель «Правого сектора» Артем Скоропадский, в свою очередь, утверждает, что организация не причастна к подготовке каких-либо терактов на территории Крыма.

Об арестах в Крыму стало известно еще две недели назад. Первым из четверых по этому делу 8 мая был заключен под стражу юрист Геннадий Афанасьев. В ночь на 11 мая арестовали украинского режиссера, активиста «Автомайдана» Олега Сенцова. 16 мая — активиста «Автономного действия» Александра Кольченко; ранее его задержали в Симферополе на бульваре Франко около здания местного управления ФСБ. Когда был задержан последний из четверки — Алексей Чирний — неизвестно. Всех задержанных поместили в СИЗО Лефортово.

У них были проведены обыски, в ходе которых силовики изъяли взрывчатые вещества, огнестрельное оружие, боеприпасы, канистры с зажигательной смесью, строительные каски, респираторы, противогазы, баллончики с краской и националистическую атрибутику. Что из перечисленного и у кого конкретно было изъято, ФСБ не уточняет.

Впоследствии Чирний и Афанасьев дали признательные показания. В интервью «Первому каналу» они утверждали, что Сенцов планировал теракты и готовил их группу. «Были намечены другие даты помимо 22 апреля, планировалось на 1-2 мая, накануне праздников, и потом Сенцов настаивал на том, чтобы Алексей сделал взрыв накануне 9-го. Как он выражался, ложка хороша к обеду. По сути, Олег Сенцов являлся организатором всех событий», — пояснил Афанасьев. Чирний, в свою очередь, рассказал, как поджигали офисы «Русского единства». «Так как на окнах „Русского единства“ были решетки, фактически было принято решение облить двери и поджечь. После этого мы встретились с Сенцовым на съемной квартире 16 числа, он выражал свое недовольство, скажем так, недостаточной эффективностью проведенного мероприятия. Также упоминал о том, что он якобы воевал на Майдане, и так далее, что ну, в общем, мы ничего не можем сделать, а он такой великий вояка», — поведал он.

По словам адвоката Сенцова Дмитрия Динзе, данные ФСБ ничем не подтверждаются. Другие адвокаты задержанных комментариев СМИ не дают, поскольку с них взяли подписку о неразглашении материалов дела.

«Русская планета» поговорила с близкими задержанных.

Геннадий Афанасьев

Юристу Афанасьеву 23 года. Он окончил Таврический национальный университет, в последнее время занимался фотосъемкой. Когда Крым готовился к референдуму, он активно включился в борьбу за целостность Украины. Прямо перед референдумом Афанасьев вместе с местными актерами и журналистами участвовал в съемках проукраиских видеороликов. В проекте он прочитал на камеру стихотворение Василя Симоненко.

Афанасьев был задержан первым и, по мнению близких Сенцова, именно от него ФСБ получила необходимые по этому делу показания.

Как рассказала «Украинской правде» его мать Ольга Афанасьева, ее сына пытаются обвинить в том, что он пытался организовать два теракта и планировал взорвать памятник Ленина в Симферополе.

Руководитель крымского правозащитного центра «Действие» Александра Дворецкая рассказала «Русской планете», что познакомилась с Афанасьевым на акции в поддержку единой Украины в Крыму. «Саша и Гена участвовали в акциях под украинскими военными частями, когда началась аннексия Крыма. Единственное, в чем их можно обвинить, — то, что они считают Крым частью Украины. Они никогда не обсуждали никакие силовые методы», — заверила она.

Олег Сенцов

Кинорежиссеру Сенцову 37 лет. За свой фильм «Гамер» про жизнь молодого геймера Сенцов получил награды на Украине, в России и Европе. До того как начались события на Майдане, он готовился снимать свой второй полнометражный фильм о жизни украинских подростков в 90-х годах под рабочим названием «Носорог». Финансирование съемок утвердило Министерство культуры Украины.

Как рассказала РП его знакомая Марьяна, во время киевских событий Сенцов руководил работой штаба «Автомайдана» и состоял в «Крымской сотне». «Когда начались февральские события без раздумий пошел на передовую и был там до последнего момента… Когда Киев начал жить спокойной жизнью, вернулся в Симферополь помогать людям, которые были против аннексии Крыма. Помогал гражданским, которых преследовали военные», — пояснила Марьяна, предположив, что Сенцова преследуют за активную политическую позицию, за то, что он открыто выступал против отсоединения Крыма. Обвинениям ФСБ она не верит.

Сенцов участвовал вместе с крымскими проукраинскими активистами в акциях в поддержку целостности Украины, доставлял еду заблокированным украинским солдатам в военных частях на полуострове.

Сенцов — отец-одиночка. Он воспитывает двоих детей — 12-летнюю Алину и девятилетнего Влада, страдающего аутизмом. Пока отец участвовал в жизни страны, за детьми приглядывала бабушка.

Другой ближайший родственник Олега, двоюродная сестра Наталья Кочнева, живет в Москве. Она тоже считает, что обвинения против Сенцова надуманные. «Он этнический русский, какой национализм? У нас нет ни капли украинской крови — ни у меня, ни у него. Да, он всегда любил Крым, где он родился, и он не хотел быть частью тоталитарной России, так он сам говорил, но какие-то агрессивные действия — вообще не его вариант», — объяснила она РП.

По ее словам, Сенцов в Крыму и на Майдане занимался гуманитарной помощью: доставлял продукты и медикаменты. «Он помогал выбраться из Крыма украинцам, которые не приняли российское гражданство, — отметила Кочнева, добавив, что его арестовали, поскольку кто-то из задержанных дал показания против него.

После известия об аресте за Сенцова вступились коллеги по профессии. Председатель Киносоюза России Андрей Прошкин потребовал от ФСБ освободить крымского режиссера. Ранее с аналогичным обращением выступил Национальный союз кинематографистов Украины.

Александр Кольченко

Грузчик и разнорабочий Кольченко — известный в Крыму антифашист, ему 23 года. В среде украинских неформалов он известен по кличке Тундра. Антифашиста задержали 16 мая, когда он проходил мимо здания ФСБ в Симферополе. В операции участвовали семь оперативников в штатском.

Молодой человек был участником «Автономного действия», лично организовывал акции памяти убитых неонацистами в Москве адвоката Станислава Маркелова, журналиста Анастасии Бабуровой и антифашиста Ивана Хуторского. Он участвовал практически во всех акциях протеста в Крыму и в кампании против застройки Залесского парка в Симферополе.

«Что сказать? Хороший, добрый человек. Участвовал в студенческом профсоюзе. Много читает, участвовал в раскопках, интересовался археологией, увлекался музыкой. Дрался с националистами. Из него даже при желании не получится сделать террориста», — говорит его приятель Игорь.

Как отмечает глава крымского правозащитного центра «Действие» Александра Дворецкая, Кольченко проводил акции в поддержку российских политзаключенных под российским консульством, организовывал кинопоказы, поддерживал работников крымского троллейбусного парка. «Он всегда стоял на позициях равенства, отсутствия предпочтений для каких-либо национальностей. Саша был скорее левым активистом», — рассказала она.

Кто такой Алексей Чирний, никто из опрошенных не знает. По словам Дворецкой, сейчас о нем пытаются найти хоть какую-то информацию. Но, судя по его страничке в одной из социальных сетей, он единственный из четырех сторонник «Правого сектора». Ему 33 года, и он участник Симферопольского клуба исторической реконструкции «Сэн Дэни» (Святой Дэни).

Алексей Сочнев, Анна Байдакова
Источник: Русская планета

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
30 Май

Amnesty International: Украинцы незаконно лишены свободы в России

Граждане Украины и жители Крыма Олег Сенцов и Александр Кольченко оказались в числе людей, задержанных на территории Крыма, которых незаконно взяли под стражу и отправили в Москву. Как полагают, они обвиняются в терроризме по российскому законодательству и им не дают достаточных возможностей для встречи с адвокатом.

Украинский кинорежиссёр Олег Сенцов и активист-общественник Александр Кольченко в настоящее время содержатся в Лефортовском СИЗО в центре Москвы. Оба они граждане Украины. Их задержали сотрудники ФСБ на оккупированной территории Крыма. Олега Сенцова задержали в ночь на 11 мая сотрудники ФСБ, явившиеся к нему домой для проведения обыска. Александра Кольченко задержали 16 мая в центре Симферополя — столицы Крыма. Обоих 23 мая отправили в Москву вместе с другими украинцами, задержанными на оккупированной территории Крыма. Как полагают, обоих мужчин обвиняют в терроризме, однако их адвокаты подписали документы о неразглашении информации, а об их задержании не было официального заявления. Мужчины участвовали в мирных демонстрациях против вторжения России в Крым, а Олег Сенцов также принимал участие в демонстрациях Евромайдана в Киеве в составе протестной группы автомобилистов “Автомайдан”.

Родные и друзья мужчин, с которыми беседовала Amnesty International, считают, что выдвинутые против них обвинения носят политическую подоплёку и связаны с их мирной деятельностью активистов.

Как полагают, Олегу Сенцову и Александру Кольченко отказывали во встрече с их российскими адвокатами вплоть до 27 и 28 мая, соответственно, то есть в течение четырёх и пяти дней после перевода в Москву, что противоречит международным нормам справедливости судопроизводства и российского законодательства. В СИЗО Лефортово доступность комнат для свиданий ограничена, и украинские правозащитники сообщили, что 26 мая адвокатам Олега Сенцова пришлось ждать в очереди с 9 утра до 5 вечера, и им удалось встретиться с подзащитным лишь 27 мая.

Как можно скорее отправьте обращения на русском или своём родном языке:

  • призвав российские власти немедленно вернуть из Москвы в Крым Олега Сенцова, Александра Кольченко и других граждан Украины — жителей Крыма, в настоящее время находящихся в Лефортовской тюрьме;
  • выразив тревогу в связи с тем, что Олега Сенцова и Александра Кольченко, возможно, задержали по причине мирного протеста против оккупации Крыма, и
  • призвав власти снять обвинения, основанные исключительно на том, что те пользовались своим правом на свободное выражение мнения и свободу собраний;
  • призвав власти позаботиться о том, чтобы Олег Сенцов и Александр Кольченко могли встречаться со своими адвокатами на всех этапах правового процесса без помех и задержек в соответствии с международными стандартами.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

В конце февраля неизвестные вооружённые люди захватили главные здания в крымской столице Симферополе, а 6 марта крымский парламент проголосовал за присоединение Крыма к Российской Федерации и назначил референдум на 16 марта. Согласно официальным результатам, 97% населения поддержало идею включения Крыма в состав Российской Федерации, однако многие представители украинского и татарского меньшинств бойкотировали голосование. Восемнадцатого марта президент Путин подписал закон, согласно которому Крым фактически становился частью Российской Федерации. Позже российские законы вступили в силу на территории Крыма. К концу апреля от украинских адвокатов, практикующих в Крыму, потребовали переквалифицироваться и работать по российскому законодательству.

Согласно нормам международного права, считается, что оккупация имеет место, когда одно государство фактически берёт под контроль территорию другого, на которую оно не имеет право претендовать без согласия данного государства. Ситуация в Крыму отвечает этим критериям, поэтому Amnesty International считает Крым оккупированной территорией. Двадцать седьмого марта Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, призвав все государства, международные организации и специализированные учреждения “не признавать любое изменение статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя на основе вышеупомянутого референдума и воздерживаться от любых действий или шагов, которые можно было бы истолковать как признание любого такого изменённого статуса”.

Четвёртая Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны указывает, что, как правило, уголовное законодательство оккупированной территории остаётся в силе (статья 64), а также что запрещается угон или депортирование покровительствуемых лиц из оккупированной территории (статья 49).

Источник: Amnesty International

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики