03 Авг

Шестой день суда над Сенцовым и Кольченко. Трансляция «МедиаЗоны»

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда. Росто-на-Дону, 31.07.2015

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда. Ростов-на-Дону, 31.07.2015

В Ростове-на-Дону продолжаются слушания по делу украинского режиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко, обвиняемых в терроризме. В понедельник, как ожидается, Северо-Кавказский окружной военный суд допросит свидетелей обвинения, часть из которых засекречена следствием. Сайт «МедиаЗона» вел трансляцию из зала суда.

На сегодня прокурор Ткаченко закончил представление доказательств, на завтра запланирован допрос еще четырех свидетелей, среди которых Команская, Бураковский и Крутов.

От допроса тех свидетелей, которые не прибыли (например, второго охранника «Русской общины»), гособвинитель решил отказаться. Судья замечает, что потерпевший так и не представил документы по расходам на ремонт «Единой России». «Ну я надеюсь, что он прибудет», — говорит прокурор.

После допроса свидетелей Ткаченко планирует оглашать материалы дела, а в среду — вещдоки. Суд объявляет перерыв до 10:00 вторника.

Еще один протокол осмотра жилища, от 12 мая, — квартиры сестры Сенцова, в которой он прописан. Среди перечисленных в документе предметов ковер «с характерным запахом горюче-смазочных материалов», а также плеть и наручники. Обнаружены 60 листов, озаглавленных «Носорог».

«Носорог» — это фильм о детях 1990-х годов, который Сенцов планировал начать снимать в 2014 году. В 2013 году этот кинопроект выиграл европейскую презентацию на Софийском международном кинофестивале.

Один из изъятых документов — записка Сенцова об эвакуации военных из воинской части в Бельбеке.

sentsov.png

Допрос свидетеля окончен, и гособвинитель переходит к оглашению письменных доказательств: протоколов обыска и осмотра. Начинает с протокола обыска в квартире Олега Сенцова в Симферополе.

Среди изъятых предметов прокурор перечисляет визитные карточки депутатов, в частности, визитка Кличко («Досталась от знакомого с целью похвастаться», — пояснил тогда режиссер). Сенцов в «аквариуме» сидит и улыбается.

Во время обыска были изъяты 65 тысяч гривен (около 200 тысяч рублей), 1200 долларов и 500 евро, а также талоны на бензин. Сенцов пояснил следователям, что это его личные средства, которые он собирался потратить на съемки своего фильма «Носорог».

Андрея Юдина свидетель знает, тот работал в одном кабинете с Цирилем и много рассказывал про него, как и другие сотрудники клиники.

— Об обстоятельствах литературы и листовок вам стало известно от Юдина или из другого источника, — спрашивает Сидоркина.
— Я видел лично.
— Что конкретно вам известно о деятельности «Правого сектора» в Крыму?
— Мне известно только то, что основным координатором был Степан Васильевич и что организация планировала ряд терактов, которые были пресечены сотрудниками спецслужб Российской Федерации.
— О каких терактах вы говорите?
— Которые показывали в средствах массовой информации.
— Были ли в Крыму какие-либо события, которые дестабилизировали органы государственной власти в Крыму?
— Эти события были, насколько мне известно, предотвращены внутренними органами. Были мелкие попытки поджогов партийных зданий.

Отвечая на вопросы Динзе, свидетель говорит, что в апреле 2014 года Цириль ненадолго возвращался в Крым, но «что он здесь делал, мне неизвестно». «Лично я его не видел, но у меня есть информация об этом из нескольких источников», — пояснить, что это за источники, свидетель отказался.

Рассказывает, что был знаком со Степаном Цирилем с 2009 года, когда тот работал в клинике Медуниверситета в Симферополе. «Степан Васильевич сторонник националистического развития Украины и главным врагом считал Российскую Федерацию и людей неукраинском национальности».

— Вы видели, чтобы он распространял литературу националистического содержания?
— Да, я видел, как он это производил. Это были ежемесячные издания «Правого сектора» и другие брошюры, раздавал их сотрудникам на работе.
— Цириль говорил о своем членстве в этой организации?
— Он говорил, что был лично знаком с руководителем организации и выполнял личные распоряжения Яроша. Степан Васильевич позиционировал себя как руководителя «Правого сектора» в Крыму и, когда произошли события референдума в марте в Крыму, за несколько дней до него он бежал, опасаясь за себя. Он видел угрозу своей жизни со стороны правоохранительных органов за свою подрывную деятельность.

По словам свидетеля, Цириль «проходил подготовку как боевик в Польской народной республике» и «не расставался с оружием», а также утверждал, что надо помешать вхождению Крыма в состав России. О том, с кем еще из жителей Крыма был связан Цириль, свидетелю неизвестно.

Следующий свидетель — «Кириллов Кирилл Кириллович». Под этим псевдонимом скрывается один из коллег Степана Цириля, объявленного в розыск по делу «крымских террористов». Они вместе работали в Клинике медицинского университета им. Георгиевского в Симферополе.

Адвокат Кольченко Сидоркина заявляет ходатайство о рассекречивании свидетеля «Смирницкой», потому что не предоставлено достаточно данных и доказательств, что есть угроза ей лично или ее близким. А судья в ответ просит Сидоркину представить доказательства того, что свидетелю ничего не угрожает.

Сама свидетель против рассекречивания себя, прокурор тоже возражает.

Суд на месте определил отказать: «Наличествуют основания полагать, что органами предварительного расследования обоснованно приняты эти меры». Свидетеля отпускают, перерыв на 15 минут.

На вопрос Сидоркиной, почему она засекречена, свидетель отвечает: «Я осталась проживать в том же городе, где проживает множество друзей подсудимых, и я опасаюсь, что кто-то из них захочет предпринять какие-либо действия»

По ее словам, некоторые друзья Кольченко говорили о том, что по выходе Афанасьева из тюрьмы собираются «совершить какие-либо действия» в отношении него, потому что «Гена всех предал». Лично она с Кольченко не знакома. Знает его как «известного антифашиста, один из самых известных в Симферополе», года с 2011-2012. Участвовал он, говорит, в мирных экологических акциях обычно.

— Как происходило оповещение людей, которые приходили на собрания? — продолжает допрос Динзе.

— Олег сообщал каким-то из своих знакомых, те сообщали своим знакомым, путем такого сарафанного радио все собирались. Там были разнообразные группы, приходили иногда группы антифашистов. На собраниях было до 30 человек где-то, на последние встречи приходило человек по 10-15.
— Когда вы узнали, что Сенцов пропагандирует радикальные идеи, вы обратились в правоохранительные органы?
Свидетельница со ссылкой на статьи подробно объясняет, что она не была обязана это делать в такой ситуации. Отвечает на вопрос Динзе, что никакого участие в приготовлении не принимала и никаких взрывных устройств не видела.

— Чирний каких взглядов придерживался?

— Проукраинских националистических. Афанасьев также был проукраинских взглядов.
— Меня интересуют националистические, скажем, или антифашистские взгляды?
— Я прошу вас не углубляться в такую плоскость, потому что одних определений фашизма или нацизма может быт более трехсот.
— А Сенцова вы взгляды как можете охарактеризовать?
— Он тоже был проукраинских взглядов и рассказывал, как принимал участие в Автомайдане в Киеве.
— Вы можете что-то прояснить о связях Сенцова с «Правым сектором»?
— Возможно, это прошло мимо меня, но во время встреч он позиционировал себя как человека из Автомайдана и ничего о «Правом секторе» не говорил.

— Асанов, который присутствовал на встрече, это кто? — задает вопрос свидетельнице адвокат Динзе.

— Крымский татарин, он поддерживал тесные отношения с Олегом, на данный момент, насколько я знаю, он находится в Днепропетровске в Украине.
— Откуда у вас эта информация?
— Это следовало с его страницы в социальной сети.
— А вы с ним продолжили общаться?
— Никак нет, после этого не общалась.
— А Лекан это кто?
— Я никогда с ним не общалась, он был одним из друзей Чирния, всегда ходил с длинными волосами и относил себя к субкультуре сатанистов или готов.
— Опишите его, пожалуйста.
— Ему было лет 20-25, длинные волосы, субкультурная одежда.
— Асанова можете описать?
— Татарин, невысокого роста, черные волосы.
— Афанасьев как выглядел?
— Всегда был в татуировках, бородка, усики, взгляд такой необычный.
Асанов, по ее словам, как и Лекан и Чирний были на нескольких встречах в марте-апреле, Афанасьев был с самого начала. Цириля, во всяком случае по фамилии, она не знает, как и Боркина и Зуйкова.

Говорит, что перестала общаться с ними, когда ей стали «понятны методой людей», но поняла из общения, что именно они подожгли офисы «Русской общины» и Партии регионов.

— Для чего было нужно уничтожать памятник Ленина?
— Олег воспринимал его как символ оккупации и тоталитаризма, и уничтожив его, можно было поднять какую-то ноту протеста или борьбы.

«Смирницкая» рассказывает, что знакома с Олегом Сенцовым и тот регулярно присутствовал или даже был организатором встреч после референдума в Крыму. Эти встречи часто проходили в клубе «Фрегат», а потом возле моста на улице Кирова.

«Он считал что вступление Крыма в России является насильственным и ошибкой, которую надо исправить», — говорит свидетель. Сначала, по ее словам, были «мирные» методы, а потом Сенцов стал предлагать «безнравственные дела» и «более радикальные действия». Он рассказывал о том, что пытался снести памятник Ленина, но потом от этой идеи отказался тогда, но «идея была жива».
«Возле клуба “Фрегат” Олег предложил перейти к радикальным действиям, одним из таких действий должен был стать взрыв или демонтраж памятника Ленину. Человеком, который вызвался осуществить эти действия, был Чирний Алексей. На тот момент не было четких действий, на том мероприятии, на котором присутствовала я. Как я понимаю, это обсуждалось далее уже небольшой группой людей», — говорит свидетельница.

По ее словам, на этой встрече присутствовало «довольно большое количество людей»: Геннадий Афанасьев, Энвер Асанов, Лекан, их друзья, «относящие себя к субкультуре готов», и другие люди.

Псевдоним следующего свидетеля — «Александра Смирницкая». Она дает показания также из отдельной комнаты, судьи сходили удостоверить ее личность и вернулись в зал. Из-за искажающего голос свидетеля устройства на слух невозможно определить, мужчина или женщина говорит.

— Вы сказали, что первая ваша встреча с Пироговым была 17 апреля. Скажите, каков порядок регистрации подобных заявлений? — спрашивает адвокат Сидоркина.

— Оно было принято вечером 17 числа, 18 числа было о нем доложено руководству и заявление было зарегистрировано. Нужно было проверить адекватность Пирогова и возможность реальности того, что он говорит.
Теперь вопрос от судьи Михайлюка:
— Было ли вам известно о возможности передачи исполнительного механизма другими лицами Чирнию?
— Да, речь об этом шла во время скайп-разговора с человеком, который позже был установлен как Цириль.
— Это создавало в вашей работе какие-либо дополнительные трудности? Лишало ли вас контроля над ситуацией?
— Безусловно, это осложняло работу.
— Были ли предприняты какие-то меры?
— Вся работа осуществлялась посредством получения информации от Пирогова.
— Вы занимались оперативным сопровождением уголовного дела в отношении ЧИрния и других?
— Нет.
Допрос завершен, судья просит сотрудников «организовать выведение свидетеля».

Видеозаписи общения Чирния и Пирогова «представителям общественности» не демонстрировались. После снятия записей специалистом составлялся акт копирования.

— Вам фамилия Зуйков известна?
— Да, он контактировал с Чирнием.
— Что он из себя представляет?
— Он пришел на встречу с Чирнием к Пирогову, это все что я могу сказать сейчас вам.
— Вы в отношении него проводили оперативно-розыскные мероприятия?
— Лично я в отношении Зуйкова не проводил.
— Фамилия Боркин вам известна?
— Да. Но я не работал в отношении Боркина.
— Что вам известно в отношении него?
— Мне известно, что он разделял взгляды Чирния.
— Асанова знаете такого?
— Не помню.
— А Цириля?
— Я же вам уже рассказывал о нем. Но я занимался исключительно Чирнием.
— Хорошо. Про Сенцова вы что знаете?
— Знаю, что он руководил Чирнием, но все это было установлено в ходе последующих следственных действий.
— Но вы же сказали, что не участвовали в них?
— Не участвовал. Но это было установлено следственным отделом ФСБ.

Отвечая на вопросы защиты, «Иванов» объясняет механизм снабжения Пирогова аппаратурой: он приходил в управление, на него все навешивали, проводили инструктаж, сотрудники все включали, Пирогова подвозили к месту встречи, потом забирали и снимали все в управлении.

— Вам Добровенко Андрей Витальевич знаком?
— Если не ошибаюсь, это свидетель по данному уголовному делу.
— Когда-нибудь он встречался совместно с вами и Пироговым? В машине?
— До того момента, как Пирогов появился в управлении, я его не знал.
— А известно ли вам, что ранее Добровенко и Пирогов встречались с другими сотрудниками вашего управления?
— У меня нет такой информации. Я об этом впервые слышу от вас.

Пробник для передачи Чирнию, по его словам, изготавливал сам Пирогов под присмотром ФСБ из материалов, не запрещенных к обороту.

Вопросы адвоката Динзе:

— Вам знаком Алексей Тохтамыш?
— Это представитель общественности, который присутствовал при оперативных мероприятиях.
— Луценко Геннадий?
— Тоже представитель общественности.
— Они постоянно присутствовали, когда вы работали с Пироговым? Вы можете пояснить, почему у вас одни и те же представители?
— Учитывая ситуацию в Крыму, мы пытались снизить риск утечки информации, поэтому присутствовали одни и те же лица.
— Вы как оперативный сотрудник доверяли данным лицам, были уверены, что они не распространят информацию?
— Да, доверял.
— А после этих событий Тохтамыш и Луценко принимали участие в ваших мероприятиях?
Судья снимает этот вопрос.
— Вы паспорта Тохтамыша и Луценко копировали и прикладывали?
— Их личности были идентифицированы.
— Каким образом? Вы лично проверяли паспорта этих людей?
— Да.
— Можете ответить, каким образом вы опасаетесь за свою жизнь? Чем вы отличаетесь от оперативника Маркова, который у нас не засекречен в деле?
Судья объясняет свидетелю, что защита может ходатайствовать о рассекречивании и суду надо знать обоснованность засекречивания данных свидетеля.
— Я не хотел бы, чтобы меня рассекречивали, это связано со спецификой моей работы. И я не исключаю, что представители украинских движений могут применить ко мне месть или насилие.

Следующая встреча Пирогова и Чирния, по словам свидетеля, состоялась 29 апреля, дома у Чирния, где тот просил «изготовить механизм исполнительный для СВУ». Там у них был «контакт» с помощью скайпа с неким мужчиной: «Они общались в мужчиной, который представился Гришей, Григорий. Он обещал выслать исполнительный механизм Чирнию».

— Личность этого Григория была установлена? — уточняет прокурор.
— Да, она была установлена как Цириль.
— Проверялась эта личность оперативным путем?
— Да.
— Что было выяснено?
— Я вам сейчас не могу ответить, я не владею информацией в отношении Цириля.
СВУ Чирний планировал использовать в ночь с 8 на 9 мая, пересказывает свидетель. Исполнительный механизм Чирний от Цириля так и не получил и «обратился с просьбой к Пирогову», чтобы тот его изготовил. Были еще встречи, которые фиксировались на видео, причем 7 мая Чирний попросил Пирогова изготовить второе СВУ для Вечного огня в Гагаринском парке.
«Иванов» говорит, что Пирогову передавались устройства, имитирующие СВУ и исполнительный механизм, а он их передавал Чирнию. Они были собраны специалистами-взрывотехниками управления ФСБ. Чирний забрал их из тайника в ночь на 9 мая, после этого «к нему подошли представители оперативной группы», и он был задержан.

Намерения у Чирния «были очень серьезные», говорит свидетель.

Сотрудник УФСБ рассказывает про встречу Пирогова и Чирния в роще у ресторана «Марьина роща», перед которой Пирогова снабдили «устройством для негласного ведения аудио и видеозаписи». Во время встречи они обсуждали детали изготовления СВУ «с задержкой времени», об этом ему известно из содержания снятого Пироговым видео. Сам Пирогов после встречи с Чирнием «вернулся в управление, где с него при участии представителей общественности была снята аппаратура»

Свидетель жалуется, что ему плохо слышны вопросы прокурора, и судья дублирует все вопросы, чтобы было слышно.
Рассказывает, что в апреле-мае 2014 года являлся сотрудником УЗКС ФСБ России в Крыму и Севастополе. Пирогов свидетелю знаком. 17 апреля 2014 года Пирогов пришел в УФСБ с заявлением о готовящемся теракте и рассказал, что его знакомый Алексей обратился с просьбой произвести СВУ, которое будет использовано для взрыва памятника Ленину. Впоследствии было выяснено, что фамилия этого знакомого Чирний.

По словам «Иванова», 21 или 22 апреля на встрече с Пироговым Чирний снова говорил о приготовлении СВУ для взрыва памятника Ленина .

— А с какой целью это собирался сделать Чирний? — спрашивает прокурор.
— С целью устрашения населения и дестабилизации обстановки в регионе.
— А зачем это было нужно Чирнию — устрашать население?
— С целью последующего выхода республики Крым из состава Российской Федерации.
Свидетель рассказывает, что Пирогов принимал участие в «оперативном эксперименте».

Показания свидетеля транслируются через динамик с искажением голоса. «В переводчике не нуждаюсь», — хрипит голос.

Заседание возобновляется, председательствующий судья Сергей Михайлюк говорит, что задержка связана с техническими причинами и обеспечением сохранения данных засекреченных свидетелей в тайне. Первым будет давать показания свидетель, фигурирующий в материалах под псевдонимом «Иванов Иван Иванович» — действующий сотрудник Службы по защите Конституционного строя и борьбы с терроризмом УФСБ России по Республике Крым и Севастополю.

Судьи вскрывают конверт с его личными данными и удаляются в отдельную комнату: устанавливать личность свидетеля и брать подписку о предупреждении об ответственности за заведомо ложные показания.

 

Адвокаты Сидоркина и Динзе просят огласить часть показаний Добровенко, данные на следствии. Суд удовлетворяет ходатайство.

«Примерно 10-11 апреля 2014 года мне позвонил Агапеев Леонид Дмитриевич и сказал, что наш общий знакомый Алексей по прозвищу “Рыцарь”, второе его прозвище “Вертолет” разыскивает еще одного нашего общего знакомого, по образованию химика, — Александра по прозвищу «Пингвин» с целью изготовления энергетического напитка или энергетических таблеток для придания сил при проведении рыцарского турнира. Фамилий указанных лиц я не знаю. Знаком с ними, поскольку указанные лица неоднократно участвовали в рыцарских турнирах в городе Судаке».
Далее в показаниях Добровенко указывает, что ввиду симпатий «Рыцаря» к «Правому сектору» он засомневался в истинных целях поиска Саши по прозвищу «Пингвин». Тогда свидетель позвонил Саше сам и спросил, для чего его ищет «Рыцарь».
«В ответ он мне сказал, что Алексей просит его изготовить взрывное устройство для осуществления террористического акта в Республике Крым. При этом по телефону Саша попросил у меня помощи в том, к кому ему можно обратиться для предотвращения теракта и задержания данного Алексея. По телефону я сообщил, что все выясню и дам знать, что делать дальше. В этот же день я пошел к сослуживцу Гаврилюку Андрею Кирилловичу, с которым мы служим в народном ополчении, для того, чтобы посоветоваться».
С сослуживцем они обратились к руководству полка «ополченцев», а тот посоветовал идти в управление ФСБ. «В тот же день я с Гаврилюком посоветовали Саше по прозвищу “Химик” обратиться в управление ФСБ России по Республике Крым и городу Севастополю с соответствующим заявлением с целью предотвратить совершение террористического акта, что он и сделал».
Свидетель Добровенко подтверждает данные на следствии показания, перерыв до 14:15.

— Пирогов изъявил в разговоре желание написать заявление и сотрудничать с ФСБ? — продолжает Динзе.

— Да, это было при мне, он заявил, что у него отец афганец и что он против нацизма и готов помочь.
— У Чирния была кличка Белый рыцарь?
— Белый не знаю, Рыцарь, Шевалье, Вертолет знаю.
Об обстоятельствах знакомства Чирния с Агапеевым свидетель не знает. Почему именно к нему обратился Чирний за контактами Пирогова, также неизвестно.

Дюс и Кирюша, по словам Добровенко, это Андрей Черняков и Кирилл Макаров, «оба были в моей роте в ополчении». Он знает братьев примерно с их 16-летнего возраста. «Я председатель молодежной организации “Патриот” и организации “Русский Крым”. И мы официально с СБУ, Альфой и МЧС выезжали на места боев, а что ребята там собирали макеты, да, я в курсе», — отвечает свидетель на вопрос Динзе о том, были ли они «черными копателями».

На вопрос о том, что у Чернякова при обыске были обнаружены гранаты, порох и прочее, свидетель отвечать отказался. «Они все с одного района и знали друг друга», — объясняет он знакомство Чернякова, Макарова, Чирния и Пирогова.

Вопросы задает адвокат Сенцова Динзе:

— Вы в соцсети «ВКонтакте» общались с Чирнием или Пироговым?
— С Пироговым нет, с Чирнием периодически общался, он на рыбалку звал меня.
— Вы у Чирния видели там группы «Правого сектора»?
— Нет, я больше в «Одноклассниках» по возрасту, и «ВКонтакте» редко захожу и там особо не лазаю.
— Когда вы узнали, что Чирний может состоять в «Правом секторе»?
— В январе 2014 года он уехал в Киев, и когда вернулся, встречался с моим другом Олегом Климчуком и рассказывал, какие хорошие есть ребята «Правый сектор», которые могут финансировать и крымчан.

Тоже говорит, что Чирния «не воспринимал всерьез». По словам Добровенко, в начале апреля 2014 года некий «общий знакомый» позвонил и сказал, что Чирний разыскивает Александра Химика «для создания энергетического напитка» для рыцарского турнира. На уточняющий вопрос Добровенко отвечает, что звонил ему Агапеев Леонид.

Свидетель заподозрил неладное. Он позвонил Химику и сказал, чтобы тот не отказывался от встречи, а пошел и узнал, о чем речь. Тот через некоторое время рассказал, что Чирний просит изготовить взрывное устройство и провести какие-то взрывы, «чтобы люди боялись». Добровенко решил обратиться к своему руководству, а те посоветовали обратиться в ФСБ и дали номер телефона. Свидетель встретился с сотрудниками и все им объяснил. «После этого я созвонился с Александром и мы с сотрудниками поехали с ним встречаться, чтобы он напрямую рассказал, я присутствовал при встрече».
Ранее Химик — свидетель Пирогов — рассказывал в суде, что посоветовался с сотрудником «самообороны» Крыма и самостоятельно обратился в ФСБ.

Прокурор Ткаченко спрашивает свидетеля о событиях февраля-апреля 2014 года. «Я командир 4 взвода 13 роты народного ополчения», — отвечает Добровенко. Знаком с Алексеем Чирнием, знает его также под прозвищем «Рыцарь» и «Вертолет». Познакомился лет шесть назад через Чернякова и еще одного знакомого. «Мы несколько раз ездили вместе на рыбалку, я ездил на турнир рыцарский в Судак, они с Кириллом Макаровым там участвовали».

— 23 февраля в Крыму происходили какие-либо события?
— Собрались радикально настроенные татары, Меджлис собрал их на площади Ленина, они там условия выдвигали, что Крым будет татарской территорией и так далее. Алексея я видел на этом мероприятии, они мимо проходили. Я знаю, что до этого он уезжал в Киев на Майдан и когда вернулся, рассказывал, что познакомился с какими-то руководителями «Правого сектора».
— Он называл какие-то имена или фамилии?
— Мне он не называл. 26 февраля во время событий у Верховного совета Крыма я его снова встретил мельком. Но больше я его не видел ни разу.
— Он как-то высказывал свое отношение к событиям в Крыму?
— Он говорил, что в России многонациональность приветствуется, а он был за белую расу, уважал нацизм, фашизм. Но я с ним на такие темы не разговаривал, потому что у меня другие ценности.

Свидетель Добровенко Андрей Витальевич, 1 августа 1975 года рождения. Русский, высшее образование, работает в Службе безопасности «Черноморнефтегаза». В ходе допроса на предварительном следствии Добровенко рассказывал следователям, что с февраля 2014 года входит в народное ополчение Республики Крым и оказывает помощь правоохранительным органам в охране общественного порядка.

Гособвинитель Ткаченко получил из Верховного суда копию решения о запрете «Правого сектора» в России от 17 ноября 2014 года, на которое прокуратура ссылается в обвинительном заключении. В решении идет речь, в частности, о том, что участники «Правого сектора» «совершили два террористических акта — поджоги 14 апреля 2014 года офиса партии “Русское единство” и 18 апреля 2014 года офиса партии “Единая Россия” в городе Симферополе». Таким образом, запрет «Правого сектора» в России был мотивирован, в том числе, и отсылкой к делу Сенцова-Кольченко, в ходе рассмотрения которого сторона обвинения, в свою очередь, ссылается на решение ВС о запрете «Правого сектора».

Адвокат Динзе говорит, что с учетом позиции подзащитных они против приобщения этого документа, потому что это решение не имеет непосредственного отношения к делу: «Мы сейчас рассматриваем события апреля-мая 2014 года, а решение относится к ноябрю того же года». Ранее Динзе подчеркивал, что первый приговор по делу так называемых крымских террористов — приговор Афанасьеву — был вынесен в декабре 2014 года.
Судья приобщает документ к материалам дела и объявляет перерыв.

Судья тоже интересуется целью посещения этой квартиры: «Вы отвечаете очень размыто».

— Ну, он позвонил, сказал придите, пообщаемся, то-сё, есть разговор.
— Вы сами себя слышите? Какая цель общения?
— Это я узнал уже когда пришли на квартиру. Говорили, как нехорошо, что Россия Крым забрала, что надо что-то делать, будет финансирование, будет оружие. Он предлагал нам участвовать.
— Молодые люди и девушка принимали участие в разговоре?
— Да они скорее молчали и кивали.
— Вы сказали, что отказываетесь там, в присутствии этих лиц?
— Нет. Мы Чирнию не дали ответа. Безрезультативно. Он там начал задвигать темы, что надо взрывать то-сё, я посмотрел и сказал «нет».

На вопросы Динзе свидетели Черняков и Макаров отвечают, что в правоохранительные органы с сообщением о том, что некие люди обсуждают и готовят взрывы, они не обращались. На этом допрос свидетелей окончен.

Говорит, что на одной из встреч с Чирнием в чьей-то квартире, где тот снова предлагал вступать в какую-то группу, были «длинноволосые товарищи в татуировках» и какая-то девушка.

Судья спрашивает Чернякова, знает ли он, что Чирний осужден. «По телевизору видел». У Макарова судья уточняет, почему он в отличие от брата не рассказал, что они заходили на какую-то встречу в какую-то квартиру. «Я не думал, что это важно, мы просто пришли в гости по приглашению Алексея».
Вопрос от Динзе Чернякову:
— Если вы Чирния не воспринимали всерьез, зачем вы пошли на эту встречу?
— Любопытство. Интересно было, что они вообще делают.
— Информативная была встреча, вы узнали что там за «Правый сектор»?
— Нет.
— Вы опознавали потом этих трех людей?
— Нет.

Черняков рассказывает, что при обыске у него нашли порох, тротил («немного было, мы им костер разжигали»), патроны («нерабочие»), штык-ножи, «ржавый ствол был и все, может кусочки затвора разбитые». Было возбуждено уголовное дело, заплатил штраф за хранение. При этом утверждает, что не судим, а дело было прекращено («Я в этих делах я не юрист!»)

На вопросы Сидоркиной отвечает, что разговоры Чирния ни с кем из самообороны не обсуждал и ни в каких «пиротехнических мероприятиях» вместе с Чирнием не участвовал, «разве что-то петарду где-то взорвали». Говорит о Чирнии: «Не совсем он адекватен». По словам свидетеля, во время разговоров, которые вел Чирний, он обычно был трезв.
Сенцов и Кольченко во время допроса свидетеля обсуждают что-то и хихикают.

— Вы Чирния воспринимали всерьез?

— Ну пацан и пацан, чуть-чуть со своими приколами.
— А вам известен человек по прозвищам Пень или Пингвин?
— Знаком, Александр.
— Вы знаете его фамилию?
— Известная фамилия, Пирогов.
— А чем Пирогов занимался?
— Он учился вместе с товарищем моим в химфаке ТНУ.
— У него были познания в области изготовления взрывных устройств?
— Без понятия.
— Чирний интересовался у вас о людях, которые могут изготовить взрывные устройства?
— По-моему, да, но я отморозился.
— Вы входили в самооборону Крыма?
— Да.

Вопросы от адвоката Динзе:

— У вас кличка либо прозвище есть среди ваших знакомых?
— Да не знаю, меня Дюша все называют с детства.
— Вы человека по кличке Кирюша знаете?
— Так брата моего все называют.
— Вам что-нибудь известно о расположении «Правого сектора» в Крыму в апреле 2014 года?
— Неизвестно.
— Кто-то еще из ваших знакомых говорил, что состоят в «Правом секторе»?
— Нет.
— Что конкретно вам говорил Чирний о финансировании и что за деятельность должна была финансироваться?
— Дестабилизация обстановки, а так у Чирния столько мыслей было, там взрывать, не взрывать.
— Он вам что-то говорил о количественном составе группы?
— Да нет, я с ним вообще поверхностно общался.
Других фигурантов дела — Динзе перечисляет ему их фамилии — свидетель не знает. По кличкам тоже не может назвать никого, только повторяет, что Чирний якобы все время упоминал «Олега с Автомайдана».

— Вы были знакомы с Чирнием Алексеем? — спрашивает прокурор.

— Да. Мой брат занимается реконструкцией, мы вместе поехали на Судак, там познакомились. Не знаю даже, когда точно. Он живет минутах в 20 пешком.
— В апреле-мае 2014 года вы беседовали с Чирнием по поводу его взглядов на события в Крыму?
— Доводилось. Он собрал нас всех, брата позвал, говорил, как недоволен, что отобрали Крым, трали-вали, надо что-то делать. Он говорит, давай с нами, трали-вали, я говорю, нет, друг, не хочу. В середине апреля где-то это было.
— Что это значит — «давай с нами»?
— Он говорил, что ездил там в Киев, познакомился с Киева с Автомайдана, там Олег его зовут. А потом мы собрались, он говорил, что будет оружие, финансирование, давайте с нами. Он что-то говорил про «Правый сектор». Мы с братом тогда вышли, я Кире сказал, что идиоты они все. Потом он только звонил, предлагал прийти на встречу, что там приехал Олег, пообщаемся.
— А что это за Олег, вам известно?
— Нет. Он говорил, что это ихний куратор.
— Чирний просил вас в каких-то акциях поучаствовать?
— Он как-то просил побегать, дома поразрисовывать украинскими флагами. Я сказал «нет». Он как минимум раз в неделю звонил, говорил что-то такое. Я отвечал, что я занят.

В зал Крымского гарнизонного военного суда заходит следующий свидетель, дающий показания по видеосвязи, — Черняков Андрей Игоревич, начинающий лысеть мужчина с бородкой. 27 мая 1991 года рождения, образование среднее, русский. Официально не работает. На Украине привлекался к уголовное ответственности: «Когда подрался, мне еще 16 лет было, амнистировали в зале суда». Кольченко и Сенцова не знает.

Отвечая на вопросы адвоката Кольченко Светланы Сидоркиной, Макаров говорит, что к Чирнию у него не было неприязни. Присутствовал ли Пингвин на одном из фестивалей в Судаке, свидетель не помнит.

— Вел ли он разговоры о подрыве железнодорожных мостов, вокзалов?
— Я такого не помню.
— Чирний интересовался у вас знакомыми, которые могли бы изготовить взрывные устройства?
— Не помню, я сам от сотрудничества с ним отказался.
На видеозаписи разговора Чирния с Пироговым, которую исследовали на одном из предыдущих заседаний, Чирний говорит, что «Кирюша с Дюсом» предлагают подрывы мостов и лэп.
— С участием Чирния вы какие-то пиротехнические средства запускали?
— Нет.
К допросу снова подключается адвокат Динзе:
— А вы были у Чирния в гостях?
— Был. Я часто заходил.
— Видели вы у него атрибутику «Правого сектора» дома?
— После поездки в Киев у него был черно-красный или шарф или флаг.
— А взрывные устройства он вам показывал?
— Нет.
— А меч вы у него видели?
— Да, конечно, это спортивный инвентарь.
Оглашать ранее данные показания Макарова в суде не будут, но отпустят его только после допроса Чернякова.

— Какие отношения с Чирнием поддерживал ваш брат Черняков?

— Он тоже с ним общался, но больше со мной. У нас были с ним отношения и по его заказам.
— Как долго вы интересовались взрвными устройствами?
— С детства. Нравилось и всё.
— Каким образом Чирний выражал негативное отношение к ополчению и присоединению Крыма к России?
— Негативно высказывался, оскорбительно.
— Чирний вам говорил, что он собирается предпринимать активные действия для того, чтобы Крым отошел Украине?
— Мне эти вопросы неизвестно. Но вообще он в нетрезвом виде очень много хвастался.
— Он упоминал каких-либо своих друзей из «Правого сектора» по кличкам или именам?
— Возможно, да, но я не помню уже.
— Вам гранаты в небоевом состоянии и порох вернули обратно?
— Нет.
— А телефон?
— Пока нет.

После множества вопросов Динзе Макаров отвечает: «Хорошо, они поджигали “Русскую общину” на улице Карла Маркса. Больше не знаю». Каждый раз подчеркивает, что разговаривать насчет взрывных устройств, о которых говорил Чирний, ему «было неинтересно». Афанасьев ему также не знаком.

Говорит, что телефон у него изъяли 9 мая сотрудники ФСБ, и сейчас он номер сменил. Обыск у него дома проводился тогда, изъяли «много всего».

— Среди изъятого были гранаты, пистолеты или порох?
— Пистолетов не было, порох, возможно, был. Гранаты в нерабочем состоянии.
— Для чего вы эти предметы хранили у себя?
— Просто так.
Обвинитель возражает, что это не относится к делу. Динзе в ответ напоминает, что сейчас идет допрос того самого Кирюши, который плотно общался с Чирнием в момент его подготовки ко взрыву.
Цириля, Боркина, Зуйкова, Асанова свидетель не знает.

Теперь вопросы от адвоката Дмитрия Динзе:

— Вы слышали такие клички как Пень или Пингвин?
— Да. Это общий наш знакомый с Чирнием. Пересекались, общались, он рядом на районе живет. Александр.
— Фамилию его вы знаете?
— Нет.
— Чем он занимался?
— Не знаю.
Свидетель говорит, что раньше «на районе» собирались очень большой компанией, и там он и познакомился с этим Пингвином.

— Вы привлекались к уголовной ответственности? — спрашивает адвокат Самохин.

— В отношении меня дело не возбуждалось.
— А в отношении вашего брата?
— Возможно, возбуждалось.
Макаров говорит, что первый раз его допрашивали «9 мая, когда и забрали». «Залетели, забрали и все», — вспоминает свидетель. Самохин: «Вы 9 мая давали правдивые показания? Вы их подтверждаете?» — «Конечно, зачем мне врать».

Адвокат Самохин спрашивает, как часто свидетель общался с Алексеем Чирнием.

— Могли встречаться и каждый день, он живет недалеко от меня, мог приходить ко мне в гости. Я еще занимаюсь литьем для исторической реконструкции, и у него были заказы по поводу доспехов.
— Вы замечали тогда странности в его поведении?
— Да он вообще странный человек.
— А в чем это заключается?
— Высокомерие, злобность, агрессивность.
— Вам известен человек по фамилии Пирогов?
— Нет, по фамилии точно не знаю.
— А вы знаете господина Добровенко?
— Познакомились давно, а потом вместе в самообороне были.
— Он был знаком с Чирнием?
— Да.
— Общались ли вы с Добровенко по поводу обращений Чирния?
— Нет, с ним лично я не общался.
— С кем еще вы близко общаетесь?
— Из тех людей, кто тоже был задержан 9 мая, с Нестеренко Евгением и Бубоном Олегом.
— Кого из ваших друзей называют Дюсом?
— Это мой брат, Черняков Андрей Игоревич.

Свидетель Макаров бородат, на нем черная футболка с бычьей головой.

— Вы познаниями во взрывном деле обладаете? — продолжает допрос прокурор.
— Да.
— В связи с чем?
— Изучаю историю, интересуюсь Второй мировой, изучаю книги и интернет.
— Чирний связывал ваше предложение вступить в организацию с вашими познаниями?
— Да, и он предлагал что-то найти или продать, я отказался.
— А для чего они были нужны ему?
— Видимо, чтобы что-то взорвать. Я не уточнял, что.
— Какая-либо акция к 9 мая им готовилась?
— В разговорах он упоминал, что они хотят что-то взорвать или сжечь.
— Кому-то еще Чирний предлагал вступать в «Правый сектор»?
— На самом деле, он когда был в нетрезвом состоянии, предлагал абсолютно всем это сделать, кто был рядом.

— А с Чирнием вы были знакомы? — спрашивает прокурор Олег Ткаченко.

— Да, знаком. Я занимаюсь исторической реконструкцией, мы ездили на фестиваль в Судаке в 2008 году и там познакомились.
— Это не праздный у меня вопрос. Чирния как-то по иному называли друзья?
— Да, Вертолет.
— Вы в мае-апреле 2014 года состояли в рядах крымского ополчения?
— Да. Наши цели…
— Вы с Чирнием это обсуждали? Какое у него было отношение?
— Большей частью негативные. Он поддерживал другие мнения относительно государства и остального. Негативно относился к тому, что Крым стал территорией России.
— Он высказывал по этому поводу какие-то мысли?
— Были негативные фразы, что так не должно быть и это неправильно.
— Вам рассказывал он о своем участии?
— Иногда упоминал, в нетрезвом состоянии будучи, что он к этой организации причастен. Говорил, что ездил в Киев и с кем-то там познакомился.
— Вам он предлагал туда вступить?
— Да, неоднократно. Он говорил, что в Киеве его там завербовали в какой-то отряд. Я отказался.
— Говорил ли он о каких-то запланированных акциях «Правого сектора»?
— Именно о «Правом секторе» нет, но он говорил, что они с товарищами поджигали что-то в центре Симферополя. А что именно и когда, не уточнял.

Первый свидетель — Кирилл Макаров. Предположительно, это «Кирюша», о которомговорил свидетель Александр Пирогов и который якобы познакомил Пирогова с Чирнием.

Дата рождения — 16 ноября 1989 года, образование среднее, официально не работает. Не знаком ни с Сенцовым, ни с Кольченко.

Проблемы с видеосвязью с Крымским гарнизонным военным судом заставили участников процесса вернуться обратно в маленький зал, где все заработало. На связи крымский судья Александр Богуславский, который сообщает, что будут допрошены свидетели Макаров, Черняков и Добровенков.

Из-за перерыва в слушаниях дела бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова в Северо-Кавказском суде освободился большой зал, и сегодняшнее заседание проходит в нем. Судьи уже зашли в зал и сообщили, что явились несколько свидетелей, которых будут допрашивать по видеосвязи из Крыма. Их допросят до перерыва на обед, а после перерыва на вопросы будут отвечать засекреченные свидетели.

На заседание на минувшей неделе был доставлен для дачи показаний ранее осужденный Геннадий Афанасьев, который признал свою вину и согласился сотрудничать со следствием. Но в ходе заседания он неожиданно для всех участников процесса заявил, что давал показания под давлением, и отказался от них. Другой осужденный по делу «крымских террористов» Алексей Чирний отказался давать показания, сославшись на 51 статью Конституции РФ, но отметил, что подтверждает все, сказанное на стадии следствия. Чирний, как и Афанасьев, заключил досудебное соглашение. Оба они получили по 7 лет колонии строгого режима.
Медиазона
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
01 Авг

Расследование по делу Олега Сенцова

Олег Сенцов, 21 июля 2015 года. Фото: AP

31 июля на процессе Олега Сенцова и Александра Кольченко один из двух свидетелей обвинения Геннадий Афанасьев отказался давать показания и объявил, что свои показания, данные под следствием, он произносил под давлением. Прокурор стал зачитывать показания, данные Афанасьевым следователям. Днем ранее был допрошен второй свидетель обвинения Алексей Чирний. И Афанасьев, и Чирний признали свою вину как участники террористического сообщества и заявляли, что руководил этим сообществом кинорежиссер Олег Сенцов. И Чирний, и Афанасьев осуждены на 7 лет лишения свободы.

Суть запутанного дела Сенцова легко понять, ознакомившись с его кратким изложением. Автором этого детектива можно считать следователя по особо важным делам СУ ФСБ РФ майора юстиции А.А. Бурдина.

Обвинительное заключение, полное загадок

Допросы ключевых свидетелей, которые, судя по информации из Северо-Кавказского окружного военного суда, не собираются менять своих признательных показаний, стало для меня отличным поводом, чтобы с карандашом в руках прочесть обвинительное заключение объемом 515 страниц и выдвинуть свою версию о том, что на самом деле могло собой представлять «террористическое сообщество, возглавляемое Сенцовым О.Г. в Севастополе», существовало ли оно на самом деле или стало плодом воображения майора юстиции А.А. Бурдина.

Именно этот майор расследовал так называемое крымское дело и подписал обвинительное заключение, а в мае 2015 года направил его для утверждения в Генпрокуратуру России.

Заместитель генпрокурора Виктор Гринь утвердил этот остросюжетный «детектив» на актуальную тему о незадачливых крымских террористах, которые хотели поджогами двух офисов и взрывом памятника Ленину с помощью муляжей взрывного устройства «устрашить население Республики Крым, а также принудить органы власти Российской Федерации к принятию решения по выходу Республики Крым из состава Российской Федерации».

Теперь тройка судей Северо-Кавказского окружного военного суда выслушивает этот захватывающий сюжет в исполнении свидетелей обвинения.

Причем тут Олег Сенцов?

В списке обвинения 21 человек, некоторые из них — секретные свидетели, они проходят в деле под псевдонимами и будут давать показания в закрытом режиме, без публики.

Стоит особо отметить, что в обвинительном заключении фамилия Сенцова встречается гораздо реже, например, фамилий Чирния и Афанасьева; при внимательном прочтении задаешься логичным вопросом, причем здесь вообще Олег Сенцов. Создается впечатление, что следствие усиленно «подгоняло» преступления под главного обвиняемого.

Сам Олег Сенцов на протяжении года, что длилось следствие, показаний не давал. И на первом заседании суда, после прочтения фабулы обвинительного заключения, вины не признал.

Скорее всего, Сенцов будет давать показания в конце процесса, после того, как сторона обвинения закончит представлять свои доказательства и представлять своих свидетелей и доказательства начнет защита.

Алексей Чирний. Кадр из съемки допроса

Украинского кинорежиссера обвиняют в том, что он руководил террористическим подпольем и давал задания своим адептам поджигать здания, изготовлять самодельные взрывные устройства (СВУ), подкладывать их под памятник Ленина и другие городские объекты.

Вообще, если читать обвинительное заключение бесстрастно, то в те редкие моменты, когда на страницах появляется имя Сенцова, он предстает жестоким, циничным и антироссийски настроенным монстром, ненавидящим российскую власть и, в частности, Путина (это есть в показаниях свидетелей), требовательным по отношению к участникам террористической группы, недовольным, если те не выполняли его задания, и даже «угрожавшим физической расправой» (цитата из показаний Алексея Чирния).

Этот Олег Сенцов, представленный следователем Бурдиным, мало вяжется с образом реального Сенцова. Я вот, например, посещав его на протяжении года в Лефортовской тюрьме и наблюдав разные его настроения в связи с тяготами тюремного заключения, думаю, что Бурдин и свидетели обвинения имеют в виду какого-то другого Сенцова. Может, однофамилец? Каждый раз, когда следствию очень хочется обвинить Сенцова в конкретном поджоге (согласно обвинению, поджогов было два) или в закладке взрывного устройства, следователь пишет: «Сенцов О.Г., реализуя преступный умысел террористического сообщества на совершение взрыва памятника В.И. Ленину, расположенного на бульваре Ленина г. Симферополя, действуя через Чирния А.В., посредством телефонного разговора обратился к Пирогову А.П.» (Александр Пирогов — ранее судимый студент-химик, которого Чирний, согласно материалам дела, попросил изготовить самодельные взрывные устройства для подрыва памятника Ленину и Вечного огня в Симферополе). В обвинительном заключении, если Сенцов производит какие-то действия, они всегда происходят «посредством» или «через кого-то».

Как агент Пирогов «расколол» Чирния

Интересная деталь: Чирний обратился к Пирогову 11 апреля 2014 года, встретились они 16 апреля, а 17 апреля Пирогов уже пошел в крымское ФСБ, где все рассказал, и ему предложили принять участие в оперативном эксперименте: Пирогова обвесили аппаратурой, и все дальнейшие переговоры с Чирнием он вел, фиксируя их на видео.

Поэтому, когда в ночь на 9 мая 2014 года в рамках оперативного эксперимента Алексей Чирний был задержан с поличным, во время закладывания в тайник муляжа СВУ, сотрудникам, которые его задерживали, было что ему предъявить.

Задержание Алексея Чирния. Кадр оперативной съемки

И предъявили — записанные на видеокамеры разговоры с Пироговым, где Чирний подробно рассказывал о своих планах терактов, поджогов, взрывов и т.д. и подобные показания Александра Пирогова об этих разговорах. Например, на встречах с Пироговым Чирний говорил, что СВУ ему необходимо, поскольку планируемый взрыв имеет большое значение как для него, так и для «общего дела», а именно украинского национализма. Чирний объяснял, что готовящийся взрыв памятника Ленину на железнодорожном вокзале в Симферополе — показательный проект, после которого должны были последовать более серьезные объекты на территории Крыма, цель которых — дестабилизация обстановки в республике и срыв летнего курортного сезона 2014 года. При этом Чирний уточнял, что СВУ непременно должно было быть снабжено устройством замедления производства взрыва, а это устройство ему должны были передать какие-то люди из Киева.

Во время обыска у Чирния в его компьютере нашли несколько скриншотов выступлений лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша. К слову, ничего подобного у Олега Сенцова не обнаружено.

Напомним, Алексей Чирний, в отличие от остальных фигурантов этого дела — Геннадия Афанасьева, Олега Сенцова, Александра Кольченко, — был задержан с поличным, и «расколоть» его было просто.

Уголовное дело в отношении Чирния «и иных неустановленных лиц» было возбуждено сразу после задержания Чирния — 9 мая 2014 года. И только 13 мая, уже после задержания и допросов Афанасьева и Сенцова, против них тоже возбудили дело.

А 17 мая 2014 года из следственного управления ФСБ Крыма дело передали в Москву в следственное управление ФСБ России.

На организатора не тянет

Из обвинительного заключения не совсем понятно, в какой момент следствие решило «назначить» главным обвиняемым, организатором террористического сообщества, именно Сенцова.

Возможно, в ходе общения с Алексеем Чирнием крымские следователи и оперативники поняли, что для организатора террористической ячейки «Правого сектора» в Крыму эта фигура слабовата: уже в Москве, в психиатрической больнице Бутырской тюрьмы, Чирний сам рассказывал правозащитникам, как его отчислили из армии из-за нестабильной психики.

Во время следствия Чирния дважды возили в Институт имени Сербского; создалось впечатление, что ему самому хотелось, чтобы его признали невменяемым, — тогда ему не пришлось бы отбывать наказание в колонии строгого режима.

Судя по допросам других свидетелей обвинения, очевидно, что кроме Александра Пирогова, который участвовал в оперативном эксперименте по «раскрутке» Алексея Чирния, в окружении Олега Сенцова были и другие агенты.

В Симферополе был арт-центр «Карман», в котором собирались разные крымчане, отрицательно воспринявшие аннексию Россией полуострова. Уверена: или их разговоры записывались ФСБ, или среди них были те, кто потом передавал говорившееся в центре непосредственно сотрудникам спецслужб. Следили и за Сенцовым.

Вот, например, что показала на следствии одна из свидетельниц, посещавшая собрания в арт-центре «Карман»: «…В дальнейшем, в ходе общения с Афанасьевым Г., я сделала вывод о том, что им, а также рядом лиц под руководством Сенцова О.Г., готовится какая-то противоправная акция на территории г. Симферополя, а также о том, что ими в апреле 2014 года были осуществлены поджоги офисов ”Русской общины Крыма” и ”Партии регионов”».

Очевидно, что это и другие подобные показания собирались уже «под Сенцова». К чести тех, кто собирался в «Кармане», можно сказать, что кроме показаний Чирния и Афанасьева и невнятных рассказов двух-трех свидетелей следствию не удалось собрать ничего более или менее «террористического»: только сплошные предположения, слова об отрицании «крымнаша», — больше по сути ничего.

Кадр из оперативной съемки задержания Алексея Чирния

Ему стыдно? 

В четверг 30 июля в Северо-Кавказском окружном военном суде на процессе по делу Сенцова и Кольченко Чирний выступать отказался: он заявил, что не против оглашения его показаний, данных на предварительном следствии. Почему? Ему стало стыдно смотреть в глаза Сенцову и Кольченко и продолжать рассказывать то, чего не было?

Не знаю. Но в течение целого рабочего дня его показания зачитывал прокурор Ткаченко. Выяснилось, что с Геннадием Афанасьевым Чирний познакомился на одном из митингов проукраинской оппозиции Крыма 8 марта 2014 года. А уже Афанасьев представил его Олегу Сенцову.

Тезисы признательных показаний Чирния о его деятельности: 

«Примерно в конце ноября — начале декабря 2013 года на Украине началась многомесячная акция протеста в ответ на приостановку правительством Украины подписания соглашения об ассоциации между Украины и Евросоюзом. Указанная акция в средствах массовой информации получила название ”Евромайдан”. 

По сути, в тот момент народ Украины выбирал между двумя путями развития страны. Первый был направлен на интеграцию Украины с Евросоюзом, а второй — на налаживание международного сотрудничества с Российской Федерацией. Спустя некоторое время, а именно в конце января — начале февраля 2014 года он [Чирний] принял решение посетить г. Киев, так как хотел выразить свою поддержку сторонникам т.н. Евромайдана. 

Пробыв в г. Киеве несколько дней, Чирний А.В. вернулся в г. Симферополь. В марте 2014 года, после того, как стало известно, что в Республике Крым состоится референдум о вхождении в состав Российской Федерации, он принял решение, что будет участвовать во всех протестных акциях и митингах, так как считал, что Республика Крым — неотъемлемая часть Украины, а любые разговоры о вхождении в состав России не что иное как посягательство на территориальную целостность Украины. На одном из мероприятий, состоявшемся 08 марта 2014 года, он познакомился с Афанасьевым Г.С., представленным как координатором одной из групп, так называемой ”десятки”, целью деятельности которых была дестабилизация действующих органов Республики Крым путем проведения митингов, протестных акций, а также различного рода противоправных действий. После знакомства Чирний А.В. вместе с Афанасьевым Г.С., а также другими людьми прошел по Бульвару Розы Люксембург г. Симферополь с украинскими флагами. После этого Чирний А.В. и Афанасьев Г.С. обменялись номерами мобильных телефонов и в следующий раз встретились примерно 09-10 марта 2014 года на берегу реки Малый Салгир.<…>

В следующий раз Чирний А.В. встретился с Афанасьевым Г.С. 12 марта 2014 года неподалеку от школы № 7 г. Симферополь. На данную встречу пришло около 20-30 человек. Афанасьев Г.С. выдал каждому пришедшему около 20 листовок антироссийского содержания ”Танки не выбирают, кого давить!” и “Думаешь, они пришли тебя защищать? Нет! Они пришли за твоей землей!” и дал указание расклеить их по пути следования каждого к своему дому».

Геннадий Афанасьев. Кадр из съемки допроса

Показания Чирния о Сенцове

«<…>Сенцов О.Г., который позиционировал себя как сторонник организации ”Правый сектор”, поддерживающий и пропагандирующий радикальные методы ведения борьбы за выход Республики Крым из состава России. Сенцов О.Г. выступил перед всеми о необходимости вести активную борьбу по дестабилизации деятельности органов власти Республики Крым.<…>

Кроме того, <…> Сенцов О.Г. указал о необходимости совершить взрыв памятника В.И. Ленину и сделать это к 22 апреля 2014 года (день рождения В.И. Ленина), пояснив, что памятник находится на одной из центральных площадей г. Симферополя, и его подрыв, безусловно, привлечет большое внимание властей, прессы и произведет устрашение населения Республики Крым, посеет среди мирных жителей панику и приведет к дестабилизации обстановки. 

<…>Воспринимая Сенцова О.Г. как представителя организации ”Правый сектор”, Чирний А.В., разделяя на тот момент идеи данной организации и их методы осуществления своей деятельности, стал осознавать, что Сенцов О.Г. является создателем и руководителем некоего структурного подразделения организации ”Правый сектор”, действующего на территории Республики Крым, и его указания подлежат исполнению<…>

<…>Сенцов О.Г. в ходе личной беседы с Чирнием А.В. сказал, что ему необходимо изготовить СВУ в кратчайшие сроки, при этом пояснив, что для приобретения компонентов СВУ денежные средства будут передаваться незамедлительно. При этом в обсуждении принимал участие Афанасьев Г.С., который являлся приближенным лицом Сенцова О.Г., отвечавшим за деятельность всех участников созданной последним группы. В тот же день он (Чирний А.В.) от Афанасьева Г.С. получил денежную сумму в размере 200 гривен, которая предназначалась для приобретения необходимых компонентов СВУ. Кроме того, Афанасьев Г.С. пояснил, что это лишь малая часть тех денежных средств, которые будет выделяться на проведения данного взрыва.

<…>В ходе разговора Афанасьев Г.С. пояснил, что от Сенцова О.Г. поступило указание устроить поджог офиса общественной организации ”Русская община Крыма”, расположенного по адресу: Республика Крым, г. Симферополь, ул. Долгоруковская, д. 11/2, с целью устрашения населения и воздействия на принятие решения органами власти Российской Федерации о выходе Республики Крым из ее состава<…>.

<…>Сенцов О.Г. указал Чирнию А.В. о необходимости ускориться с совершением взрыва памятника и соблюдать при этом все меры конспирации. На предположение Чирния А.В. о том, что в случае провала их могут задержать сотрудники правоохранительных органов, Сенцов О.Г. вышел в другую комнату и продемонстрировал пистолет системы Макарова, при этом показав заряженный магазин. Все его действия сопровождались словами: ”Нам есть чем вас защитить!”<…>

<…>В общении Сенцов О.Г. выражал недовольство действиями группы и тем, что вся ее деятельность на территории города нескоординирована и носит беспорядочный характер. При этом он часто говорил фразу: ”Вот я воевал”, при этом имея в виду, как он участвовал в боевых действиях против сотрудников правоохранительных органов в г. Киеве во время так называемого Евромайдана<…>.

<…>Также на встрече Сенцов О.Г. пояснил, что в осуществлении взрыва памятника В.И. Ленину должна будет принимать участие группа людей с разными задачами, при этом непосредственно Чирнию А.В. будет необходимо осуществить закладку СВУ, а кому-то будет поручено осуществлять наблюдение за улицами и обеспечивать отход<…>.

Это только часть показаний Алексея Чирния, которые в четверг на процессе зачитывал прокурор.

Офис общественной организации «Русская община Крыма», 14 апреля 2014 года. Кадр оперативной съемки

30 тысяч рублей ущерба и зловещая визитка Кличко

Сказанное может быть и правдой, и выдумкой следствия.

Доподлинно известно о поджогах двух офисов — «Русской общины Крыма» и «Единой России».

Точно так же известно: памятник Ленину и мемориал Вечного огня никто не взрывал.

Что получается в сухом остатке?

Первое: написанные как под копирку показания Чирния, Пирогова и Афанасьева. Второе: в качестве вещдоков террористической деятельности Сенцова — деньги, изъятые у него в квартире на обыске: 1200 гривен, $100, €50.

Третье: имущественный ущерб от поджога офиса «Русской общины Крыма», судя по смете затрат на строительные работы, составил 30 тысяч рублей.

Показания как будто написаны под диктовку следователя. Как будто выбиты под пытками. Геннадий Афанасьев отказался в суде от своих прошлых показаний, заявив, что они были даны под давлением (похожие слова говорил и Чирний адвокату Илье Новикову). Но на этот случай в деле имеется заключение психофизиологической экспертизы (с использованием детектора лжи) от 26 октября 2014 года: «Согласно заключению, в памяти Афанасьева имеется информация о том, что он в апреле 2014 года получал указание от Сенцова О.Г. о контроле деятельности Чирния по изготовлению СВУ, а также о том, что Сенцов собирал для конспиративных встреч лиц, разделявших идеи выхода Крыма из РФ».

В деле фигурирует и такое интересное «доказательство» связи Олега Сенцова с «Правым сектором» и персонально Дмитрием Ярошем: документ о том, что 17 мая 2014 года Ярош выступил на дебатах во время президентских выборов. Он тогда заявил: «Наряду с возвращением обороноспособности Украины необходимо разворачивать партизанскую войну и дестабилизировать ситуацию в Крыму». Это программное заявление лидер «Правого сектора» сделал, когда все фигуранты «крымского дела» уже были за решеткой.

О серьезных связях Сенцова с террористическим подпольем в деле свидетельствуют и такие «вещдоки»: несколько билетов «Симферополь—Киев» и обратно, найденные во время обыска у него дома, а также визитные карточки Виталия Кличко и министра спорта Украины Дмитрия Булатова.

И последнее ключевое обстоятельство: все лица, которые фигурируют в обвинительном заключении как участники террористического подполья, находятся в Украине.

Потому допросить их суду не удастся.

Вот и получится, что на одной чаше весов — показания Чирния, оговорившего Сенцова, потому что иначе его самого судили бы как организатора и главного «террориста» (показаниям Афанасьева, которые, когда он называет Сенцова главным организатором, веры мало, потому что уж очень они похожи на показания Чирния).

Александр Кольченко и Олег Сенцов, июль 2015 года. Кадр из видео RFE/RL

А на другой чаше весов — Александр Кольченко, который признает свое участие в одном из поджогов, но не признает Сенцова террористом. И сам Сенцов, который уже год не признает вины, не дает показаний, но заявляет о том, что при задержании его пытали и вкладывали ему в рот пистолет Макарова.

Этот пистолет, кстати, нашли на обыске в одном из домов; на нем обнаружена «часть биологических материалов, происходящих от Сенцова О.Г.» (говоря по-русски, ДНК Сенцова).

Я — Олег Сенцов

Одно можно сказать: если бы в России был справедливый суд, Олега Сенцова и Александра Кольченко точно бы оправдали. Но суда в России нет.

Зачем я все это пишу?

Я очень хочу, чтобы те из российских коллег Сенцова, у кого есть воображение, примерили все эти обстоятельства на себя, приехали бы в Ростов-на Дону, убедились в невиновности Сенцова и Кольченко и открыто выступили в их защиту.

Зоя СВЕТОВА, Открытая Россия
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
31 Июл

Геннадий Афанасьев, осужденный по делу «крымских террористов» отказался от показаний и заявил о принуждении

Геннадий Афанасьев в СИЗО. Кадр оперативной съемки ФСБ

Геннадий Афанасьев в СИЗО. Кадр оперативной съемки ФСБ

Юрист из Симферополя Геннадий Афанасьев, осужденный по делу так называемых крымских террористов на 7 лет строгого режима, отказался давать показания в процессе Сенцова и Кольченко и заявил, что предыдущие показания были получены под давлением.
Об этом сообщает корреспондент «Медиазоны» из зала суда. Подсудимые Олег Сенцов и Александр Кольченко встретили речь Афанасьева апплодисментами.
Сенцов и Кольченко обвиняются в терроризме. По версии следствия, в апреле 2014 года крымский режиссер Олег Сенцов, действуя по указанию украинского «Правого сектора», создал в Симферополе «террористическое сообщество», которое якобы ставило своей целью «воздействие на принятие решений органами государственной власти Российской Федерации о выходе республики Крым из ее состава». Эту группа, по версии следствия, по указанию Сенцова совершили поджоги здания «Русской общины Крыма» 14 апреля и местного отделения «Единой России» 18 апреля.У первого здания обгорела дверь, у второго — окно.
Ранее сообщалось, что Геннадий Афанасьев и еще один обвиняемый Алексей Чирний дали признательные показания и сотрудничали со следствием. Оба получили по 7 лет колонии строгого режима. Сенцов и Кольченко вины не признают. Их дело рассматривает Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону.
Медиазона
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
31 Июл

Пятый день суда над Сенцовым и Кольченко. Трансляция «МедиаЗоны»

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда. Ростов-на-Дону, 31.07.2015

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда. Ростов-на-Дону, 31.07.2015

В Cеверо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону продолжается рассмотрение дела украинского кинорежиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко, обвиняемых в терроризме. Сегодня стороны продолжат изучать видео со скрытой камеры, которую сотрудники ФСБ выдали студенту-химику и осведомителю Александру Пирогову – по версии следствия, именно ему «крымские террористы» доверили изготовление СВУ. Затем суд перейдет к допросу еще одного фигуранта дела  – ранее осужденного Геннадия Афанасьева, который признал свою вину и согласился сотрудничать со следствием

16:47

«С Олегом Сенцовым я имел краткосрочное знакомство, я встречал его на общественных мероприятиях в Крыму, он был известной личностью и я подошел к нему познакомиться. Никаких дел я с данным человеком более не имел. Все показания, которые я давал на следствие против этих лиц, это было все по принуждению. Относительно себя я раскаиваюсь», – напоследок отметил Афанасьев. На этом его допрос окончен. Следующее заседание начнется в 10-00 в понедельник.


16:45

Прокурор зачитал протоколы обыска у Афанасьева. Среди прочего, у него были обнаружены 24 капсулы лаперамида, например, а также диазолин, парацетамол, спазмолган, пенталгин и какие-то другие лекарства. Кроме того, сотрудники правоохранительных органов нашли у него два пистолета, о которых Афанасьев пояснил, что они страйкбольные и не являются огнестрельным оружием.

Сидоркина спрашивает, при каких обстоятельствах Афанасьев стал гражданином Российской Федерации. Афанасьев пояснил, что принял его добровольно.

16:36

Суд изучает протоколы опознания по фотографии Сенцова, Боркина и Цириля. Кроме того, прокурор зачитал письмо, которое пришло Афанасьеву в СИЗО от лица девушки по фамилии Голубичная.

письмо, которое пришло Афанасьеву в СИЗО от лица девушки по фамилии Голубичная

16:19

Прокурор зачитывает протокол очной ставки Александра Кольченко и Геннадия Афанасьева. В ходе процедуры последний сообщил следователям, что познакомился с Кольченко в начале марта 2014 года. Он пришел в арт-центр «Карман» вместе с Сенцовым. Кольченко эти слова Афанасьева подтвердил, однако в дальнейшем их данные расходятся – по словам Афанасьева, Кольченко был в курсе планов о поджоге офиса «Единой России», однако Александр эти сведения опроверг. Также он опроверг заявление Афанасьева о том, что он якобы был в курсе готовящегося поджога офиса «Русской общины Крыма». Кольченко заверил, что об этом происшествии он узнал из СМИ.

15:30

Стороны процесса договариваются о заседаниях на следующую неделю. Прокурор сообщает, что ожидается выступление свидетелей Бураковского, Макарова, Чернякова, Команской и других засекреченных свидетелей. Также планируется изучить вещдоки. Пока на заседании объявлен 15-минутный перерыв.

15:59

Прокурор просит огласить протокол очной ставки Кольченко и Афанасьева и опознание Афанасьевым по фото Сенцова, Кольченко и других. Адвокат Сидоркина против оглашения, поскольку Кольченко еще не допрашивался в суде.

15:22

Прокурор зачитывает допрос Афанасьева от 19 сентября, в котором тот говорит, что он и его товарищи хотели сделать все возможное, чтобы не допустить присоединения Крыма к РФ. Он в очередной раз вспоминает, что после референдума 16 марта он познакомился с Сенцовым, предложившим ему и нескольким другим молодым людям поучаствовать в подрыве офиса организации «Русской общины Крыма», а затем еще в нескольких противоправных акциях.

«Хочу добавить, что я искренне раскаиваются в совершенных преступлениях», – заканчивает читать протокол Ткаченко. Причем эту фразу он впервые, кажется, не пробубнил, а прочел с пафосом и на подъеме. Затем он прочитал протокол допроса Афанасьева от 30 сентября, в котором нет ничего принципиально нового по делу.

15:02

По словам Афанасьева, Сенцов по указанию одного из руководителей «Правого сектора» принимал участие в нападении на автобусы с крымскими активистами «Антимайдана». Такие показания содержатся в протоколе допроса от 15 июля 2014-го. Что именно произошло в феврале того года в Корсунь-Шевченковском районе, доподлинно неизвестно – по словам активистов «Антимайдана», четыре автобуса тогда были сожжены, а десятки крымчан получили ушибы, переломы, ожоги и черепно-мозговые травмы, при этом несколько человек пропали без вести. Между тем, украинским властям каких-либо достоверных сведений о личности людей, о гибели которых заявляли активисты «Антимайдана», найти не удалось. Так или иначе, в обвинительном заключении по делу Сенцова этот эпизод не фигурирует.

14:52

В ходе допроса 15 июня 2014 года Афанасьев отмечал, что вместе с Сенцовым он встречался с украинским военным, пообещавшим выдать местоположение схронов с оружием. Кроме того, Сенцов якобы рассказывал Афанасьеву, что за антироссийские акции он получил 60 тысяч гривен от украинского политика Анатолия Гриценко.

«Также он рассказал мне, что принимал участие в поджоге дома некоего Симоненко – члена коммунистической партии в Украине», – говорил Афанасьев.

14:47

Афанасьев рассказывал следователям о том, что в феврале прошлого года он познакомился с еще одним представителем «Правого сектора» Ермаковым. Через некоторое время Ермаков предложил ему администрировать группу «Вконтакте» «Правый сектор Крым». Активную переписку в группе, по словам Афанасьева, вели примерно 10 человек. При помощи группы «ВКонтакте» Ермаков пытался найти радикально настроенных жителей Крыма, говорил Афанасьев.

14:22

В протоколе допроса от 15 мая речь вновь идет о представителе «Правого сектора» по имени Степан (возможно речь идет о Степане Цириле, объвленном в России в розыск). Степан был в курсе всех поджогов, которые организовывала группа, а также о готовящемся подрыве памятника Ленину. По словам Афанасьева, Степан координировал действия Сенцова.

14:08

Заседание продолжается, прокурор продолжает читать показания Афанасьева на этапе следствия. В них нынешний свидетель рассказывал о Энвере Асанове, также разделявшим идею о том, что Крым должен быть украинским. По словам Афанасьева, именно Асанов, у которого было множество связей с представителями крымских татар, предложил ему провести митинг против проведения референдума о присоединении к России. Афанасьев тогда отказался, однако много раз встречался с Энвером потом, в компании других антироссийски настроенных молодых людей.

«Могу с уверенностью сказать, что Асанов знал обо всех наших поджогах и о готовящемся подрыве памятника Ленину и полностью разделял взгляды нашей группы», – говорил Афанасьев.

13:18

В суде объявлен перерыв до 14-00.

13:08

Помимо прочего, в своих показаниях Афанасьев утверждал, что однажды Сенцов при нем встречался с представителем «Правого сектора» в Крыму по имени Степан.

Афанасьев, находившийся на момент дачи показаний под следствием, утверждал, что Степан, с которым он потом лично связывался по скайпу, был крайне недоволен тем, что акции в Крыму проходят без человеческих жертв.

«По его мнению, только акции с погибшими могут привести к устрашению населения и воздействовать на принятие решения органами власти РФ о выходе республики Крым из ее состава. В ходе общения он (Степан – МЗ) рассказал, что у него в Киеве имеется специальная небольшая ракетница, начиненная радиоактивным веществом, которое я должен буду распылить на здание Верховного совета республики Крым. Степан просил меня осуществить поиск канала, через которую он смог бы передать мне данную ракетницу», – рассказывал Афанасьев следователям.

12:51

Отвечая на вопрос следователя, Афанасьев говорил, что может «с уверенностью» сказать, что Кольченко полностью осознавал, что по указанию Сенцова, он и другие участники акции, идут поджигать офис организации «в целях устрашения пророссийского населения Крыма».

Показания Афанасьева из материалов дела

Показания Афанасьева из материалов дела

12:45

Прокурор читает показания Афанасьева, которые он давал ранее. В них свидетель говорил о том, что при распределении ролей участников поджога офиса общественной организации «Русская община Крыма», Сенцов указал, что Кольченко и Боркин должны будут находиться в резерве. Кроме того, Афанасьев утверждал, что знал Кольченко с марта 2014 года. При этом Сенцов якобы представил Кольченко как человека, «разделяющего идею о необходимости подписания Украины договора с ЕС. Кольченко, по словам Афанасьева, считал, что Крым должен находиться в составе Украины.

12:29

Афанасьев объявил, что он отказывается давать показания. Свидетель поясняет, что всё, ранее сказанное, он говорил под давлением. Сенцов и Кольченко аплодируют.

12:27

В зал завели Геннадия Афанасьева, он в спортивных штанах и футболке с сине-серыми полосками. Суд устанавливает личность свидетеля.

Афанасьев окончил юрфак Творческого национального университета (ТНУ) в Симферополе в 2012 году. Он осужден на семь лет строгого режима.

12:06

Стороны процесса закончили ознакомление с видеозаписью. На суде объявлен 20-минутный перерыв.

11:32

Алексей Чирний, не подозревающий, что его приятель фиксирует их разговор на камеру, прощается с Пироговым.

— Ну тогда, Сань, до связи. Ух, я не знаю, если сейчас все выгорит, то тогда вообще ни хрена делать не надо будет. Больше не придется. Главное – сделать сейчас. Если сейчас все удастся, они в таком кипеше будут.

11:09

— Ну ничего, если все будет хорошо, если доживем до отвоевания Крыма, все дружно получим партийные корочки «Правого сектора», а там и до депутата недалеко, – мечтает Чирний. От «непроверенных людей» он решил отказаться. Говорит, что вначале некто Унчук (эту фамилию он произносит не слишком разборчиво) «посылал меня на Майдан, оплачивал весь проезд, а потом начал крутить носом».

Чирний рассказывает Пирогову, как был на Майдане и «приехал оттуда с флагом и шарфом, у меня уже были контакты с “Правым сектором”», в то время как Кирюша и вся компания «ходили в аквафреше» (уничижительное название российского триколора).

—Они звонили, говорили: «Приезжай», – вспоминает он. Чирний предполагает, что если бы тогда они с Унчуком поехали в Киев, то «в активную фазу бы попали». Он объясняет, что сейчас с Унчуком никто не общается, «потому что он допрыгался до того, что потерял весь свой актив».

11:04

Пирогов и Чирний беседуют о бытовых проблемах, не относящихся к делу. Последний говорит, что хочет, чтобы ему «обувняк пошили» и сделали «типа немецких пустынных».

Обсуждают, кому куда идти, Пирогов предлагает зайти на рынок попить.

— Можно пройтись, если хочешь, а то у меня денег на проезд нет ни фига, – предлагает Пирогов. Через динамики слышно, как Пирогов громко пьет воду. На фоне слышна реклама магазина: «Лови момент! Цен ниже не бывает! Гипермаркет “Лимпопо!”».

Приятели жалуются на холодную погоду. Чирний говорит: «Ну что ты хочешь, весна».

10:48

Чирний уточняет у Пирогова, почему тот «так резко» уезжает.

—Ну ты чеcтно скажи – боишься?

—Ну если честно, побаиваюсь, да, Знаешь, у меня две статьи было. Да и в принципе пригласили уже на (неразборчиво). Да не, не думай, на парад не пойду. Просто покупаться.

Приятели обсуждают, будут ли в связи с праздниками усилены меры безопасности, в том числе — охрана памятников.

— Просто я ни разу не видел, чтобы менты лазили и памятники смотрели. Как шел, так и пошел себе дальше.

Чирний хотел приурочить взрыв к празднованию Дня Победы, чтобы «у них в мозгах было не 9 мая».

10:40

На видеозаписи товарищи обсуждают работу механизма, который Пирогов принес с собой, чтобы показать Чирнию. Последний отмечает, что главное – «с руками остаться и не долго возиться – пришел, прилепил и ушел».

Чирний объясняет Пирогову, что для организации подрыва ему нужна будет помощь. Пирогов отвечает, что не сможет помочь.

—Я уезжаю. Меня уже просто пригласили.

—А как же я без тебя ее установлю-то?

—Ну, мое дело в принципе заказ. Я не обещал тебе.

10:25

На изучаемом в суде видео студент-химик Пирогов гуляет со своим другом Алексеем Чирнием, не сообщая товарищу, что у него есть скрытая камера. Из их разговора следует, что к моменту съемки Чирний уже порвал отношения с некоей группой, совершавшей поджоги офисов, и далее планировал действовать в одиночку и более решительно. Бывших товарищей Чирний критикует за непрофессионализм и неорганизованность, не называя при этом их имен.

Заседание началось. Суд продолжает изучать видеозапись. На видео Чирний и Пирогов идут по лесу, вокруг поют птицы.

— Лучше вообще ничего не употреблять, – говорит Чирний. Пирогов признается, что нейродепрессанты у него «депресняк вызывают». Чирний рассказывает, что читал, как первый бокал вина «вызывает положительные моменты в крови — но маленькая доза, сухаря, к примеру».

— А когда ты начинаешь дальше накачиваться, начинается ******[проблемы с кровью – говорит Чирний.

Товарищи идут мимо водоема. Чирний объясняет, что в воде «косяк идет, смесь карася» и какой-то другой рыбы, а когда он учился, там было болото, а еще раньше на этом месте паслись овцы.

— А я, блин, закончить никак не могу, в свое время ******* [безответственные люди] про меня на районе накрутили и что чуть ли не бандитизмом я занимался. Это сакура, да? ****** [обалдеть]!

 

Геннадий Афанасьев. Фото- личная страница «ВКонтакте»

Геннадий Афанасьев. Фото- личная страница «ВКонтакте»

10:04

За четыре месяца до вынесения приговора Чирнию — в декабре 2014 года — другой обвиняемый по делу «крымских террористов» Геннадий Афанасьев был осужден на такой же срок лишения свободы. Как и Чирний, после ареста он заключил соглашение со следствием и полностью признал свою вину. В четверг Афанасьев также был доставлен в суд, однако допросить его пока не успели: суд изучал видео со скрытой камеры, при помощи которой студент-химик Александр Пирогов фиксировал по просьбе оперативников ФСБ свои доверительные разговоры с Чирнием.

10:01

Накануне в суд был доставлен еще один фигурант дела – уже осужденный Алексей Чирний. В вынесенном Чирнию приговоре отмечается, что он действовал в составе возглавляемого режиссером Сенцовым «террористического сообщества», целью которого было «воздействие на принятие решений органами государственной власти Российской Федерации о выходе республики Крым из ее состава». Чирний, согласившийся на сделку со следствием, был осужден на семь лет колонии.

На суде над Сенцовым и Кольченко Чирний отказался отвечать на вопросы, сославшись на 51 статью Конституции. При этом он отметил, что подтверждает все данные на стадии следствия показания. Суд согласился заслушать их из материалов дела.

Медиазона
29 Июл

Кольченко: Поджог офиса «Единой России» был протестом против ввода российских войск в Крым

27 июля в Ростове-на-Дону состоялось очередное судебное заседание по делу украинского режиссера, крымчанина Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко
В прошлом году Федеральная служба безопасности России арестовала в оккупированном Крыму режиссера Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко. По версии ФСБ, Сенцов был членом диверсионно-террористической группы «Правого сектора», в которую также входили Алексей Чирний, Геннадий Афанасьев и Александр Кольченко. Их обвиняют в том, что 14 и 18 апреля 2014 года  они подготовили и осуществили поджоги входных дверей офисов общественной организации «Русской общины Крыма» и политической партии «Единая Россия» в Симферополе. Вчера свидетели поджога офисов российских партий давали показания. Адвокат Олега Сенцова Дмитрий Динзе прокомментировал заседание и еще раз повторил о пытках политзаключенных:

«Мы сегодня выясняли вопрос поджога двух офисов. Это были свидетели с пожарной части, которые говорили о том, как происходило тушение пожара. И после этого мы оглашали документ связанный с обысками у активистов, и один интересный документ, который касался заключения Верховного суда, которое было 17 ноября 2014 года о запрещении на территории России «Правого сектора» и его идеологии, запрещение идеологии Бандеры, УНА-УНСО, УПА и других, по мнению российского правосудия, экстремистских организаций. Данные «экстремистские организации» были признаны «экстремистскими» именно на территории России 17 ноября, как я уже говорил», — рассказывал адвокат украинского режиссера Дмитрий Динзе.

Адвокат Олега Сенцова Дмитрий Динзе

Адвокат Олега Сенцова Дмитрий Динзе

В свою очередь, сторона защиты второго политзаключенного Александра Кольченко передает слова своего подопечного. Активист расценивал поджеги офисов российских партий как акцию протеста против незаконного вторжения войск на территорию Крыма, говорит адвокат Светлана Сидоркина:

«Я хочу сказать следующее, что Александр Кольченко рассматривает поджег офиса «России» и офиса «Единой России» как форму протеста на введения войск РФ в Республику Крым. С его слов, он расценивал ввод российских войск на территорию АРК как начало вторжения на территорию республики Украина. И он полагал, что может начаться военный конфликт в Украине, что, собственно говоря, в последующем и произошло.

Александр Кольченко — обыкновенный парень, который родился и вырос на территории республики Крым. Он вырос в рабочей семье, и для него родина — прежде всего Крым, интересы которого он защищал.

Если говорить о вопросе, который муссируется в средствах массовой информации относительно того, гражданином какого государства является Александр Кольченко, то я хочу подчеркнуть, что Александр Кольченко считал и считает, что он является гражданином Украины, поскольку единственным документом, подтверждающим его гражданство, является паспорт гражданина Украины. Российского паспорта он не получал. И я полагаю, что в данной ситуации ссылка на закон «О присоединении Автономной Республики Крым к территории РФ» не может рассматриваться при таких обстоятельствах достаточным основанием для признание его гражданином России. Единой оценки относительно того, гражданином какого государства является Александр Кольченко, на сегодняшний день нет ни в суде, ни в Генеральной прокуратуре РФ, потому что в ответ на ходатайство, что Александру Кольченко было запрещено свидание с консулом Украины в России в период его пребывание в Сизо было сказано, что Александр Кольченко имеет право на сохранение гражданства Украины, но поскольку между Россией и Украиной нет соглашения о двойном гражданстве, то Генпрокуратура не видит оснований на признание его гражданином Украины, хотя формально он, по их данным, является гражданином Украины.

С другой стороны непонятна позиция судов и правоохранительных органов в лице следственных органов ФСБ, которые берут на себя право утверждать, что он является гражданином РФ, не обладая надлежащими полномочиями по этому поводу, поскольку единственным подтверждающим документом является паспорт гражданина Александра Кольченко. Суды по этому вопросу занимали разную позицию», — сказала госпожа Сидоркина.

Светлана Сидоркина

Светлана Сидоркина

Также адвокат добавила, что поскольку к заключенному за 16 месяцев все-таки допустили генерального консула Украины, это может означать, что следствие признает украинское гражданство Александра Кольченко.

Следующее заседание по делу Сенцова-Кольченко состоится завтра, 29 июля в 10 часов. По информации адвоката Олега Сенцова, суд заслушает показания еще одного свидетеля, который согласился сотрудничать с ФСБ. Дмитрий Динзе называет его провокатором, поскольку работая на оперативников, он подбивал на сотрудничество других политзаключенных.

«29-го должен быть свидетель Пирогов, это тот, кто сотрудничал с оперативным подразделением ФСБ, так называемые «оперативные подразделения по защите конституционного строя». Он сотрудничал с ФСБ и налаживал контакты с Чирником, Афанасьевым и другими лицами», — заявил Дмитрий Динзе.

На суде присутствовали представители общественной наблюдательной комиссии, которые недавно посетили украинскую летчицу Надежду Савченко. Активисты опровергли ее пребывании в Шахтах и Ростове, о которых сообщалось в СМИ. По их словам, все это время заключенная пребывала в одной из московских колоний.

«Сегодня представители общественной наблюдательной комиссии посетили Надежду Савченко, которая находится в следственном изоляторе №3 Новочеркасска. По информации, она была доставлена в субботу около 9 часов вечера. Сегодня после посещения знакомые представители сказали, что в этапе она находилась всего четыре дня, остальное время она находилась в каком-то исправительном учреждении города Москвы. Та информация, которая выбрасывалась о ее нахождении в Шахтах, в Ростове-на-Дону, оказалась недостоверной. Жалоб на здоровье пока она не высказывала, то же самое о продуктах. Камера двухместная, в ней находится она одна», — рассказывал активист Владислав Рязанцев.

 

Активист Владислав Рязанцев

Активист Владислав Рязанцев

Как известно, 30 июля в пограничном городке Донецк Ростовской области состоится закрытое предварительное заседание по делу Надежды Савченко. На нем будет назначена дата рассмотрения дела по существу. Этого же числа по делу Сенцова-Кольченко будут заслушаны основные свидетели Афанасьев и Чирный, которые ранее согласились сотрудничать с ФСБ.

Антон Наумлюк, Ирина Сампан для «Общественного радио»
29 Июл

На процессе Сенцова-Кольченко свидетель рассказал о взрывных устройствах и сотрудничестве с ФСБ

На заседании Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону 29 июля ключевой свидетель по делу украинского режиссера Олега Сенцова и Александра Кольченко, обвиняемых в организации терактов в Крыму, Александр Пирогов рассказал, как докладывал ФСБ о сотрудничестве с фигурантом данного дела Алексеем Чирнием.

Как сообщает корреспондент Радио Свобода из зала суда, по словам Пирогова, в апреле 2014 года Чирний попросил его изготовить взрывное устройство.

«Я обратился к другу-ополченцу, а он посоветовал заявить в ФСБ. Там мне предложили поучаствовать в эксперименте. Я должен был обо всем докладывать ФСБ и провоцировать Чирния, чтобы инициатива исходила от него», – рассказал на суде Пирогов.

Он также сообщил, что сделал макет взрывного устройства и показал его Чирнию.

«Часовой механизм сделал сотрудник ФСБ. Я передал его Чирнию. 8 мая положил макет взрывного устройства в тайник», – рассказал Пирогов.

Как сообщалось ранее по делу «Сенцова-Кольченко были также арестованы крымчане Алексей Чирний и Геннадий Афанасьев. Оба дали признательные показания, пошли на сделку со следствием, за что получили смягченный срок – по 7 лет лишения свободы. По условиям соглашения со следствием, на процессе Чирний и Афанасьев будут давать показания против Сенцова и Кольченко. Сообщалось о том, что Афанасьев и Чирний будут этапированы для дачи показаний против Сенцова и Кольченко 30 июля.

Олега Сенцова и Александра Кольченко арестовали в мае 2014 года. ФСБ объявила, что они являются членами запрещенной в России украинской организации «Правый сектор». По версии следствия, они планировали совершение диверсионно-террористических актов в ряде крымских городов, а в последующем уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередач. Кольченко грозит минимум 10 лет, а Сенцову – 20. Оба вину отрицают со дня их задержания.

На заседании суда  27 июля стороны допросили свидетелей обвинения – пожарных и охранников, которые якобы видели последствия инкриминируемых подсудимым поджогов в симферопольских офисах «Единой России» и «Русской общины Крыма».

Крым.Реалии
29 Июл

Суда по делу Сенцова-Кольченко начался с допроса ключевого свидетеля

Олег Сенцов

Олег Сенцов

В Северо-Кавказском окружном военном суде 29 июля начались очередные слушания по делу украинского режиссера Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко, которых в России обвиняют в организации терактов в Крыму.

Как сообщает корреспондент Радио Свобода из зала суда, ведется допрос свидетеля Александра Пирогова. Адвокат Олега Сенцова Дмитрий Динзе характеризует Пирогова «провокатором ФСБ».

Пирогов в данном деле ключевая фигура. По мнению следствия, Пирогов должен был изготовить бомбу для взрыва памятника Ленину в Симферополе.

Предыдущее заседание по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко прошло в Северо-Кавказском окружном военном суде в понедельник, 27 июля. Стороны допросили свидетелей обвинения – пожарных и охранников, которые якобы видели последствия инкриминируемых подсудимым поджогов в симферопольских офисах «Единой России» и «Русской общины Крыма».

Олега Сенцова и Александра Кольченко арестовали в мае 2014 года. ФСБ объявила, что они являются членами запрещенной в России украинской организации «Правый сектор». По версии следствия, они планировали совершение диверсионно-террористических актов в ряде крымских городов, а в последующем уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередач. Кольченко грозит минимум 10 лет, а Сенцову – 20. Оба вину отрицают со дня их задержания.

Ряд российских и зарубежных деятелей искусства и правозащитников не раз высказывались в защиту и поддержку Олега Сенцова и считают обвинения, выдвинутые против него, надуманными и политически мотивированными. В поддержку Кольченко проходят акции по всему миру.

Крым.Реалии
29 Июл

Третий день суда над Сенцовым и Кольченко. Трансляция «МедиаЗоны»

Олег Сенцов и Алексанлр Кольченко в зале суда в Ростове-на-Дону 21.07.2015

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда в Ростове-на-Дону 21.07.2015

В Ростове-на-Дону продолжаются слушания по делу украинского режиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко, обвиняемых в терроризме. Ожидается, что во вторник Северо-Кавказский окружной военный суд допросит свидетеля Пирогова — по версии следствия, именно ему «крымские террористы» доверили изготовление самодельных бомб, с помощью которых они якобы собирались взорвать памятник Ленину и Вечный огонь в Симферополе. Интернет-портал «МедиаЗона» вел трансляцию из зала суда.

Ткаченко переходит к записи другого разговора Чирния с Пироговым, который состоялся в тот же день — 7 мая. Чирний говорит, что ему не удалось встретиться с некими неназванными людьми (возможно, теми «заказчиками», которым нужно было продемонстрировать СВУ в действии), и у него не работал телефон. Пирогов объясняет, как работает детонатор с часами.

Собеседники обсуждают финансовые вопросы: «Саня, это последние деньги, какие есть, смотри. И полтинник тебе вернуть надо». Пирогов дает понять, что 8-9 мая участвовать в «акции» у него не получится. «А как же я без тебя?» — теряется Чирний.

— Ну, мое дело заказ, я выполнил заказ и все сделал, — отвечает Пирогов.

— Жалко-жалко, а что ты уезжаешь так резко?

— Ну, дела там.

— Скажи честно, боишься?

— Ну, если честно, побаиваюсь, у меня две статьи-то уже.

Чирний рассказывает, что хочет «поставить на железяку» рядом с Вечным огнем, где подведен газ, чтобы «плиты покорежило».

— Смотри какая штука: 9-го они не хотели наотрез, надо делать до 9-го, чтобы днем у них было в мозгах не 9 мая. Ох, если сейчас все выгорит, они в таком кипеше все будут! — снова говорит Чирний.

На этом оглашение протоколов осмотра дисков с вещдоками закончено. Судья Михайлюк предлагает смотреть видео в отсутствие свидетеля Пирогова, потому что содержание записей уже оглашено.

Адвокаты ходатайствуют о присутствии Пирогова при допросе Чирния, но судья говорит, что до начала допроса не может ни согласиться, ни отказать. Михайлюк предлагает свидетелю или остаться в Ростове, или снова прилететь из Крыма на заседание.

Завтра прокурор планирует начать допрос свидетелй Афанасьева и Чирния. Четвертое заседание по существу дела Сенцова и Кольченко начнется в четверг в 10:00.

Прокурор приступает к оглашению записи разговора от 7 мая. Пигоров говорит, что «хотел показать как детон работает», Чирний соглашается, что взрывное устройство надо увидеть в действии, «а то я им только рассказываю. У них есть деньги, но они их не будут вкладывать в то, что они не видели. Со своими татарами я поговорил. Но ты мне нужен для подстраховки».

— Главное, не простынь 8-го, я думаю, 8-9-го, — просит Чирний, когда Пирогов жалуется на здоровье. — Пин, мне не на кого рассчитывать больше, а делать надо.

17:24

Пикет в поддержку подсудимых в Ростове-на-Дону. Фото: Медиазона

Пикет в поддержку подсудимых в Ростове-на-Дону. Фото: Медиазона

Разговор 24 апреля: Чирний уговаривает Пирогова сотрудничать с ним. «Да мы все в подполье будем!». Пирогов жалуется на больные зубы; звучит фраза: «В Waffen SS бы меня не взяли».

Пирогов уточняет, когда понадобится «основаное» взрывное устройство.

— Вот когда будет у вас готово, мы уже прикидываем время, что это должен быть будний день, когда народ не пьет по ночам. Деньги, я умаю, я перед праздником вытрясу. Того, что я тебе дал, надеюсь, хватит. Я прикидываю закидывать в стык швов. Плита верхняя должна упасть. Недостаточно, чтобы он просто шмякнул, по швам должно разойтись, — рассказывает Чирний.

Пирогов: Главное, чтобы никто не пострадал.

Чирний: Да я не думаю, что до будки дойдет… Ну, машины, может задеть, но это частная собственность (нацензурно) А если патруль (нецензурно), это (нецензурно) что предало Украину, мне на них (нецензурно). Единственные, за кого я ответственен — это за тех, кого я привлекаю, остальные (нецензурно).

Собеседники обсуждают пути отхода от памятника Ленину; «у Кирюхи с Дюсом железное алиби, они вообще нас не знают, реально их взять не за что», — говорит Чирний; по его замыслу «Кирюха» и «Дюс» должны стоять на стреме. Чирний вспоминает подозрительную «машинку с москальскими номерами», которую он видел у офиса «Русской общины Крыма» уже после поджога. Но «такой наглости, как памятник они не ожидают», — надеются друзья. «Учитывая, что с теми товарищами я дела уже не имею, и если там были крысы, если там кто-то пас, то теперь про меня они ничего не знают. В вас я уверен».

Если в СМИ станут писать, что «Крым нестабильная зона, уже всё», рассчитывает Чирний. Пирогов обещает «обмозговать» свое участие. «Я думаю, Дюс с Кирюшей согласятся. Я там могу еще татар своих подтянуть, но тебя знать не будут, без засвета».

Прокурор продолжает чтение записанного разговора Чирния с Пироговым 24 апреля. Чирний «ствол хороший не обещает» — «я думал, у тебя уже боевой вариант».

Пирогов: Ну откуда у меня боевой?

Чирний признается, что не знает, как теперь выехать из Крыма — нужно приглашение на Украину; «из-за 60% страдают 40%, причем истовых, которые готовы бомбы метать».

— Одно мероприятие в месяц: там в августе одно, потом другое, чтобы не расслаблялась сволота. Я и в Ялту готов поехать, — делится планами Чирний.

— Планируешь срыв курортного сезона? — уточняет Пирогов.

— Да, чтобы сволота не расслаблялась.

Собеседники обсуждают план «Кирюхи», который предлагал подорвать ЛЭП.

ЛЭП — это «эффектно, но не эффективно», решают они: после такой акции их начнет искать ФСБ. «Но меня может начать искать и “Правый сектор” как человека, который что-то делает в Крыму», — мечтает Чирний.

При этом он жалуется, что сам зависит от курортного сезона и сезонной работы.

«Боги — они вот здесь живут, в каждом кусту, в каждой капле воды», говорит Чирний, а праздновать 9 мая — это «антикультура», с которой у него «ничего нету близко».

«Кирюха» не выходит на связь, отмечает Чирний и злится. «От вас требуется просто смотреть по сторонам, — объясняет он. — А если я что-то не рассчитаю, я останусь без головы и рук, это все должны понимать».

«Жалко, я сейчас не общаюсь с этими — а то у них был выход на кучу бензина и масла», — сетует Чирний. Он недоволен неназванными соратниками: называет их «старшего» малолеткой, отмечает, что двое вообще не пришли на акцию. «У меня начала плавиться балаклава, пришлось ее сорвать прям под камеру, если бы она была — чуть не спалился в прямом и переносным смысле. А они еще недовольны».

— Это эти с «Правого сектора»? — задает вопрос Пирогов.

— Да там непонятно, откуда они, это, который главный, говорит вообще, что он «Автомайдан».

Чирний: «Если будут деньги, сразу буду ствол покупать и броник, чтобы можно было отстреливаться или застрелиться. Меня беспокоит только, что мне может руку оторвать или голову».

Судья объявляет перерыв на 10 минут.

Вопросы прокурора свидетелю Пирогову:

— Вы слышали этот отрывок?

— Да, это разговор в районе водохранилища.

— Тут звучали имена Дюс, Кирюша — кто это?

— Это друзья наши общие. Кирилл меня с Чирнием познакомил в 2012 году, Дюс — его брат. Кирилл один раз был, по-моему, на нашей встрече, что-то спрашивал про радио, но сказал, что вояк много, и отказался участвовать.

— А вот фрагмент разговора о том, что руководитель должен участвовать, а он на стреме стоял — это о ком?

— Я так и не понял.

Вопрос адвоката Динзе:

— С какого времени Чирний вас начал называть по кличке Пин?

— Да он ее всегда знал: сокращение от Пингвин.

— А Дюс и Кирюша — это клички?

— Дюс да, Кирюша — это имя.

— Что вам известно об их общении с Чирнием?

— Ничего не могу сказать.

— Когда вы все познакомились?

— Дюса и Кирюшу Чирний раньше знал.

— Вы так и настаиваете, что с 2012 года до апреля 2014-го не видели Чирния?

— Ну, пересекались, может быть, пару раз.

— Когда вы узнали о праворадикальных взглядах Чирния?

— И до этого он выражал такие идеи.

— А Дюс и Кирюша?

— В их взглядах радикализма я не видел.

Фамилий этих людей Пирогов не знает; знает только, что настоящее имя «Дюса» — Андрей.

На записи встречи 24 апреля Чирний с Пироговым обсуждают принцип детонации, шнуры, использование телефона и часов и другие технические детали готовящихся взрывов. «Чтобы не как вы с Дюсом тогда отпрыгнули и куртками прикрылись», — говорит Чирний. Во время разговора звучит взрыв «пробника», собеседники говорят, что надо уходить. Чирний называет примерные сроки акции — «если не до праздников, то сразу после, лучше между 1-м и 9-м числом» — но уточняет, что нужно получить согласие «Дюса» и «Кирюши».

«Я скорее нацист в чистом виде. Это вокзал, куда все эти уроды будут ехать, — говорит Чирний о своих планах. — Это не сожженные два офиса, это намного круче. Главное, если серьезно — то серьезно чтоб. (…) Да ты же знаешь, я бессмертный, это (нецензурно). Это уже исключительно мой проект, как ты понимаешь. Наша задача — сделать совсем плохо. (…) Если ты не будешь хотеть, то я не смогу никакими деньгами заставить других. Мне непонятно, как так можно влезть на чужой полуостров, время перевели уже. Пошел за пивом — уже рубли, я спрашиваю: сколько на гривны, а мне — пересчитай. Пошли вы (нецензурно)! (…) Просто с теми дебилами дел я иметь не хотел, они или спалят меня, или я сгорю по недочету. Я от них отсоединился. (…) Дюс сказал: выдайте ствол. Все будет».

— Вот тот, который ходил со мной — он нормальный парень, он сейчас во Львов уехал. А тот, который главный, на стреме стоял. Тоже мне занятие для главного. Все они хотели еще на день рождения это сделать, — продолжает зачитывать диалог Чирния с Пироговым прокурор. На записи те обсуждают подрыв памятника Ленину: необязательно взрывать скульптуру целиком, достаточно нанести хоть какие-то видимые повреждения.

Пирогов: Вот смотри, если я буду участвовать — на какое число, на какое время?

Чирний: Вот давай подумаем, надо обсудить с Кирюшей и Дюсом. Главное, чтобы ты задержку поставил, как бы детонатор. Не готов потом без рук идти.

Пирогов: А с большой земли что там, не помогают?

Чирний: Я не знаю, что там они. В данном случае я прикидываю на своих, потому что те мне не нравятся. Я Дюса, Кирюшу и тебя знаю черти сколько, я знаю, как вы можете работать, и я доверяю вам.

Чирний говорит, что «по своим каналам получит еще сотню» гривен и сможет отдать деньги Пирогову, что собирается проводить по одному «мероприятию» в месяц, а «не как они, блин, бизнес-план, четыре мероприятия в месяц». «На будущее есть у меня идейка насчет вокзалов», — добавляет он.

— То есть ты с жертвами хочешь? — переспрашивает Пирогов.

— Да, хочу, чтобы москали почувствовали ужас.

Прокурор зачитывает протокол осмотра вещественных доказательств, приобщенных к делу —видеосъемки встреч Чирния с Пироговым, снятых скрытой камерой.

Чирний: В этом долбаном транспорте общаться невозможно, потому и скидывал… Должно было шесть человек быть, а было четверо, должно было быть чем поджигать, не было.

Пирогов: Это у вас типа экшн какой-то?

Чирний: Да, экшн, следы вот на шее.

Пирогов: По Симфе что-то сделали?

Чирний: Да, Партию Регионов и этих (нецензурно)… Я вообще делать готов один, мне надо максимум два-три человека. С Дюшей и Кирюшей я говорил, они: «Я, я, я!», но боятся.

Чирний говорит Пирогову, что готов действовать и в одиночку, но ему нужны люди, которые готовы следить за обстановкой на месте акций.

«У меня такая замануха, у меня же две статьи было», — отнекивается Пирогов. «Просто мне нужен один человек в парке, двое на улице, — уговаривает Чирний. — Просто маленькое прикрытие, чтобы я был уверен, что иду на место, ставлю и смогу уйти. Поэтому нужна была задержка. Все остальное там уже Кирюша с Дюшей предлагали, мосты там. Будем делать сами. А с этими (нецензурно) я дела иметь не хочу, они все делают непрофессионально. У одного из них есть машина, сели бы в нее».

Перерыв окончен. Прокурор Олег Ткаченко читает протокол опознания Пироговым по фотографии Цириля Степана Васильевича — «человека, известного ему под именем “Гриша”, с которым Пирогов в присутствии Чирния общался по скайпу». В ходе предыдущего заседания подробные показания об объявленном в розыск по делу Сенцова-Кольченко националисте Цириле давал свидетель Юдин.

Прокурор оглашает справку о результатах оперативно-розыскной деятельности по встрече Чирния с Пироговым 7 мая, в ходе которой первый говорил, что «акция» запланирована на 9 мая, и что он готовит и второй взрыв — Вечного огня. Стенограмму этого разговора с «не очень цензурными словами» Ткаченко зачитывает с купюрами, некоторые выражения он обозначает иносказательно. Оканчивается стенограмма словами: «Если сейчас все удастся, они в таком кипеше будут!».

Прокурор читает справку по результатам ОРМ «Снятие информации с технических каналов в отношении Чирния»: «С персонального компьютера Чирния осуществлялся выход на праворадикальные сайты и переписка экстремистского характера с аккаунта “Харламов-Чирний”».

Объявляется перерыв на 15 минут.

Ткаченко читает справку о результатах ОРМ «Наблюдение», в ходе которого Пирогов сообщил Чирнию, что изготовил заказанное им взрывное устройство. Чирний на это сказал, что деньги на второе СВУ он возьмет «у вторых заказчиков», которые должны приехать 7 мая на автомобиле. Пирогов говорит, что не хочет встречаться с незнакомыми людьми.

Прокурор зачитывает стенограмму разговора Чирния и Пирогова от 7 мая 2014 года — со слов «Привет, куда идем» до слов «Да, удачи».

Следом идут акты передачи Пирогову муляжей СВУ и исполнительного механизма; адвокат Динзе отмечает, что и здесь присутствуют все те же понятые — Тохтамышев и Луценко.

Пирогов уточняет, что исполнительный механизм он передал Чирнию во время встречи 7 мая, а на следующий день — 8-го числа — около 23:00 позвонил ему и сказал, что оставил «СВУ» в опоре моста через Малый Салгир.

Из оглашаемых прокурором актов изъятия следует, что Чирний трижды передавал деньги Пирогову: 100 гривен, 100 гривен и еще 200 гривен. О происхождении этих денег Чирний не распространялся. «Одна из сумм — 100 гривен — точно его, он говорил, что где-то заработал. Остальные, возможно, в складчину, я не знаю», — говорит Пирогов.

Под всеми зачитанными Ткаченко актами стоят подписи понятых Тохтамышева и Луценко.

Пирогов поясняет, что это он первым предложил обустроить тайник для передачи СВУ, и что место должен быть выбрать тоже он, но Чирний хорошо знал район и показал ему несколько подходящих для закладки мест.

Вы сказали, что предложить тайник Чирнию вам сказали в ФСБ. Идея создания тайника откуда возникла? — уточняет адвокат Сидоркина.

Это был один из вариантов. Я должен был спросить у него, что ему больше подходит.

Какие еще были варианты?

Чтобы ему принести, чтоб я дома хранил. Другое у него я не спрашивал.

Прокурор зачитывает акты изъятия 200 гривен и листовок с текстом «Танки не выбирают, кого давить», которые Чирний передал Пирогову.

Дмитрий Динзе обращает внимание суда на то, что под обоими актами — как и под многими другими документами дела — стоят подписи одних и тех же понятых, в частности, некоего Тохтамышева.

Прокурор переходит к акту опроса Пирогова от 14 мая 2014 года, в котором свидетель рассказывает, как 4 мая около четырех утра ему позвонил Чирний и назначил еще одну срочную встречу. «Он снова поинтересовался, смогу ли я изготовить СВУ и подчеркнул, что готовящийся им подрыв очень важен для “общего дела”».

Ткаченко зачитывает справку о результатах оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) во время встречи Чирния и Пирогова 24 апреля 2014 года. Чирний на встрече говорил о планируемых терактах и о группе, которую он готовится собрать.

Стенограмма разговора Чирния и Пирогова в районе симферопольского ресторана «Марьина роща» в 15:48 24 апреля не оглашается — позже суду будет представлена видеосъемка этой встречи.

Прокурор переходит к акту опроса Пирогова от 29 апреля 2014-го. Тот рассказывал оперативникам, что накануне, 28 апреля, ему позвонил Чирний, который попросил о срочной встрече. Встретились они около часа ночи, и после звонка «Гене» связались по скайпу с человеком из Киева, который консультировал их по вопросам изготовления СВУ.

Прокурор Ткаченко продолжает читать материалы дела.

В постановление о проведении «оперативного мероприятия “Оперативный эксперимент”», в частности, говорится: «установлены доверительные отношения с изготовителем взрывного устройства». Далее в документе сказано, что сотрудники ФСБ изготовили муляж СВУ для передачи Чирнию. «Планируется встреча доверительного оперативного контакта с Чирнием и ведение им видеозаписи этой встречи», читает прокурор.

Свидетель Пирогов говорит, что оперативные мероприятия с его участием начались 21 апреля 2014 года, тогда же он дал согласие на участие в «эксперименте».

Оглашается акт опроса Пирогова сотрудниками ФСБ; в нем свидетель также использует обороты вроде «дестабилизация общественно-политической обстановки» и «принуждение органов власти к выходу Крыма из состава Российской Федерации».

Сидоркина: акт опроса датирован 18 апреля, а свидетель говорил, что в ФСБ он был 17-го: «Так когда вы были в ФСБ?»

Наверное, 17-го все же, — отвечает Пирогов.

Прокурор оглашает заявление Пирогова в ФСБ; тот пишет, что ему позвонил Алексей (Чирний) и предложил встречу, в ходе которой рассказал о готовящемся подрыве памятника Ленину и просил изготовить взрывное устройство. «Считаю, что действия Алексея носят противоправный характер и могут повлечь дестабилизацию ситуации в регионе», — такие формулировки использовал Пирогов в своем заявлении.

Свидетелю показывают рукописный текст, он подтверждает, что писал его сам.

Адвокат Сидоркина обращает внимание суда на то, что что свидетель во время заседания сказал, будто бы написал заявление утром, а в документе, который зачитал прокурор, указано другое время —19 часов. Пирогов говорит, что было светло, и он мог перепутать.

Заседание возобновляется после перерыва.

Судья Сергей Михайлюк интересуется у свидетеля Пирогова, почему тот сначала отказался от возмещения расходов на поездку в суд, а потом передал секретарю билеты на самолет и квитанцию из гостиницы.

— Это сопровождающий передал.

— Ммм, это в связи с охраной вашей?

— С охраной и на перелет.

4 мая 2014 года Чирний говорил Пирогову, что за взрывом памятника Ленину последуют подрывы более серьезных объектов с целью срыва курортного сезона в Крыму, говорится в справке о встречах Пирогова с Чирнием, которую оглашает прокурор.

Судья разъясняет свидетелю, что он имеет право на возмещение расходов, связанных с явкой в суд. Пирогов отвечает: не нужно.

Судья интересуется, готов ли прокурор Ткаченко прояснить ситуацию с решением Верховного суда о запрете в России «Правого сектора» — на предыдущем заседании защита обратила внимание на то, что к делу приобщена никем не заверенная копия этого документа, распечатанная из базы «Гарант». Прокурор обещает на следующей неделе предоставить суду заверенную копию.

Объявляется перерыв до 14:00.

Прокукор читает постановление о предоставлении результатов ОРД, в результате которой была установлена личность Чирния и получены данные о приготовлении им к совершению взрывов в Симферополе.

Следом оглашается постановление о рассекречивании сведений и рассекреченная справка-меморандум ФСБ. Согласно справке, 17 апреля Пигоров обратился в ФСБ в Севастополе и рассказал о встрече с Чирнием и неким молодым человеком, имевшей место 16 апреля. В ходе встречи тот рассказал о подготовке взрывов «для дестабилизации обстановки» и «с целью принятия государственными органами власти решения о выходе республики Крым из состава РФ».

В справке также говорится, что в начале 2014 года Чирний выезжал в Киев на Майдан, что он участвует в националистических движениях и имеет кличку «Вертолет». Второй человек, присутствовавший на упомянутой в меморандуме встрече, определен как Илья Зуйков. В документе описываются встречи Чирния с Пириговым и некая посылка из Харькова, которую Чирий получил по почте.

По данным ФСБ, Чирний говорил, что совершал поджоги по указанию некоего лица из движения «Автомайдан», жаловался на трусость и непрофессионализм других исполнителей и собирался сформировать свою собственную группу для совершения взрывов.

Прокурор Ткаченко оглашает рапорт об обнаружении признаков преступления в ходе ОРД по заявлению гражданина Пирогова о приготовлении лиц к подрыву СВУ: «Установлено, что гражданин Чирний, являясь сторонником “Правого сектора”, обратился к Пирогову с предложением об изготовлении СВУ, передал ему 100 и 200 гривен». Затем «посредством тайника» Чирнию передали два муляжа СВУ, в ночь на 9 мая он был задержан при изъятии закладки. В описанных событиях усматриваются признаки преступлений, предусмотренных статьями 30 (приготовление к преступлению), 205 (теракт) и 222 (незаконный оборот оружия и боеприпасов) УК.

Вопрос прокурора Ткаченко:

— У вас была кличка Химик?

— Да, иногда меня так называли друзья.

Отвечая на вопрос судьи, Пирогов говорит, что Чирний предлагал и ему поучаствовать в закладке взрывного устройства, но он отказался. По словам свидетеля, сначала он воспринимал слова Чирния отчасти как шутку, а после поджогов «более чем серьезно, особенно когда он следы показал и похвастался». Их встречи длились от 10 минут до нескольких часов. Говорили они в основном о подготовке подрыва памятника, «он постоянно меня подгонял, торопил», рассказал Пирогов. «Он говорил, что его вдохновил Киев, когда он был на Майдане, и в связи с обстановкой в Крыму он решил провести акции в Симферополе».

— Кроме как от Чирния, откуда вы знали о поджогах?

— Он сказал, что в СМИ передали, но у меня не было времени телевизор смотреть.

Пирогов отвечает на вопросы Светланы Сидоркиной.

— Говорил ли вам Чирний о своем участии в поджогах?

— Да, «Русская община» и Партия Регионов.

— Когда он вам об этом сказал?

— В первую встречу на Марьиной роще у водохранилища.

— Называл ли он участников этих поджогов?

— Он несобранными их назвал, а имен не называл.

— Он говорил, что есть какая-то устойчивая группа?

— Как я понял, только вот партия в Киеве, с которой он познакомился на Майдане. Про Крым он говорил, что только несколько человек было.

— Почему он выразил недоверие людям, с которыми совершал поджоги, почему инициативу со взрывом взял на себя?

— Он сказал, что он более собранный.

Свидетель говорит, что его мотивом было «предотвращение преступлений», и что обо всех звонках Чирния он докладывал сотрудникам ФСБ. Сидоркина:

— Вы говорили, что при встрече с Чирнием вы общались по скайпу с неким «Гришей», он заранее вас предупреждал об этом?

— Он домой меня пригласил и сказал, что надо пообщаться срочно, и человек вот хочет переговорить. Потому что я говорил, что у меня затруднения с тем, чтобы изготовить инициирующий механизм из часов. И этот человек должен был проконсультировать или вообще прислать.

—Какое у вас сложилось мнение после разговора, являются ли познания у этого человека достаточными?

— Как я понял, он или военный, или хорошо в этом разбирается. Мы договорились, что они пришлют это из Киева.

— Ваше участие в изготовлении СВУ было безвозмездным?

— Да.

— Человек из самообороны, которому вы рассказали о предложениях Чирния, потом уточнял у вас, обратились ли вы в ФСБ?

— Да я думаю, ему сообщили.

— Поиск места для тайника — эта инициатива исходила от Чирния?

— Да, он сказал, что хорошо знает район. Я дома отказался их оставлять. И мне было дано указание, что тайник лучше, и Чирний сразу согласился на тайник. Место указал он.

Сидоркина ведет допрос Пирогова. Свидетель еще раз рассказывает, что первые 100 гривен от Чирния он получил «где-то после 17 апреля», а сумму расходов, необходимых для изготовления пробного взрывного устройства определил он сам — «навскидку назвал».

Адвокат Кольченко Светлана Сидоркина 29 июля

К допросу Пирогова приступает адвокат Александра Кольченко Светлана Сидоркина. Ее интересует образование свидетеля (он отвечает, что учится с 2008 года с перерывами на академический отпуск) и его квалификация в области химии взрывчатых веществ («Во время обучения вам преподавались знания о взрывчатых веществах? Вы служили в армии?» — на оба вопроса ответы отрицательные). По словам Пирогова, Чирний знал, что он учится на химика, хотя при их первой встрече в 2012 году место учебы свидетеля не обсуждалось.

— При встрече в апреле 2014 года он к вам обратился как к специалисту?

— Как к человеку, который может в этом разбираться.

— Вы тогда обладали специальными познаниями?

— Ну, в принципе, окислители-восстановители — то, что известно всем…

— Как, не обладая конкретными знаниями, можно изготовить взрывное устройство?

— У него свои мысли были на этот счет, что достаточно знания химии и интернета…

— Чем было обусловлено ваше согласие?

— Потому что это достаточно серьезный человек. Серьезно разговаривал, и ему была нужна просто какая-то помощь. Какие-то вещества он сам уже прикупил.

— Но ведь вы понимали, что взрывное устройство может представлять опасность, зачем вы согласились?

— А мое бы не сработало.

— А смысл тогда какой соглашаться?

— Смысл? Чтобы «самооборона» узнала.

— Почему именно к вам обратился Чирний? Он считал вас своим сторонником?

— Возможно, да. Я высказывался патриотически: что нужно поднять украинский дух людей. Это я среди друзей так общался и, возможно, до него дошло.

Динзе заканчивает допрос свидетеля.

— Вам Чирний рассказывал, как он будет закладывать взрывчатку?

— Сначала он хотел прилепить ее куда-то жидкими гвоздями или подвесить к руке Ленина, или как-то еще, как я понял.

— А Вечный огонь как собирался взрывать?

— По-моему, положить возле самой стелы хотел.

— Зачем ему нужны были механизмы замедления?

— Потому что фитиль получился бы слишком длинным, его могут заметить, или он потухнет…

— А исполнительный механизм он себе представлял как?

— Через часы или мобильник, чтобы позвонить и инициировать.

— Других людей не было на ваших встречах?

— Нет.

— Может быть, на этих встречах с Чирнием вы когда-то Сенцова и Кольченко видели?

— Нет.

— Фотографии их вам показывали?

— Нет, — отвечает Пирогов. Других фигурантов дела — Афанасьева, Боркина, Зуйкова, Асанова — он тоже не знал; их имен Чирний ему никогда не называл. Динзе продолжает:

— Вам что-нибудь Чирний говорил о финансировании?

— Говорил, что есть поддержка финансовая, и машина есть. Один раз говорил, что первые сто гривен — это его деньги личные.

— А про автомобиль он что говорил?

— Сказал, что его друг или приятель какой-то им управляет.

— Вы деньги эти выдавали сотрудникам ФСБ?

— Да, их изымали.

— Вот эта последняя закладка, которую вы под мостом делали — там яма была вырыта?

— Там ступеньки и дырка в опоре моста.

— Что вы туда положили?

— В черном пакете два муляжа

— Вы лично туда их относили?

— Да, как мне и сказали сотрудники.

У защиты Сенцова больше нет вопросов к Пирогову. В заседании объявляется 15-минутный перерыв.

Пирогов рассказывает, что согласился поучаствовать в «оперативном эксперименте» ФСБ. Чирний позвонил ему числа 23-24 апреля, вспоминает свидетель, они встретились «в Марьиной Роще», Пирогов взял с собой «пробник», о встрече он предупредил сотрудников ФСБ, которые передали ему портативную камеру. «Пробник я сделал из петард. Поместил их в небольшой контейнер из-под тик-така».

— Опишите это встречу.

— Мы встретились на водохранилище, Чирний рассказал о своих планах, что это серьезно, и ему необходимо взрывное устройство для подрыва памятника. Просил сделать его как можно скорее, и чтобы оно было не на фитиле, а инициировалось с помощью часов.

— Он говорил, что действует один или по чьему-то поручению?

— Я понял, что там человека два-три действуют, но имен он не называл.

— Был ли разговор о совершенных ранее поджогах?

— Да. Я спрашивал у него, уверен ли он в людях, с которыми идет. Он сказал, что уверен, но действуют они не очень профессионально. Чирний шею показал и брови — говорил, что не очень хорошо получилось вот. Там была краснота и брови обгоревшие.

Прокурор Ткаченко продолжает допрос свидетеля Пирогова.

— Как вы отнеслись к этому предложению?

— Меня оно насторожило. Я обратился к другу из ополченцев — Добровенкову. Сказал, что Чирний планирует взрыв памятника, он мне сказал, что нужно обратиться в ФСБ с заявлением. 17 числа я обратился.

— Что вы пояснили сотрудникам ФСБ?

— Что лицо требует изготовления взрывного устройства для подрыва памятника.

— Вы реально могли бы изготовить взрывное устройство?

— Думаю, моих знаний было недостаточно. Само действие взрывных веществ я знаю, но какие-то такие реакции, окисление-восстановление там…

— То есть познаниями в области взрывчатых веществ вы обладаете?

Адвокаты протестуют против последнего вопроса прокурора, называя его наводящим; свидетель уже ответил, что достаточными знаниями не обладал. Судья снимает вопрос.

Пирогов рассказывает, что учится в Таврическом национальном университете на химико-биологическом факультете; «диплом я еще не получил».

К весне 2014-го Чирний был знаком Пирогову уже около двух лет. «Я знал, что его Алексей зовут», у них были общие знакомые. Молодые люди познакомились в Судаке на реконструкции рыцарского турнира, по словам свидетеля — примерно в 2012 году. «Он мне звонил со своего номера».

— Вы можете вспомнить, когда был этот звонок?

— 11 апреля 2014 года. Он хотел договориться о встрече, очень важной, и он…

— Давайте я буду задавать вопросы, а вы отвечать, — перебивает Пирогова прокурор.

По словам свидетеля, встреча состоялась днем 16 апреля. Чирний пришел с каким-то человеком, который «больше слушал».

— О чем состоялась беседа ваша с Чирнием?

— Он сказал, что получается такое положение в Крыму, что для определенных действий требуется моя помощь…

— Он же не говорил «для определенных действий»? Он же по-другому говорил, вспоминайте!

— Взрывное устройство нужно было изготовить

— Для чего взрывное устройство?

— Для повреждения памятника Ленину?

— Для чего ему нужно было повреждать памятник?

— Он сказал, что это вызовет протесты, и население Крыма поймет, что Россия не нужна…

— Он не пояснял, он лично был инициатором взрыва, или действовал по чьему-то поручению?

— Затрудняюсь сказать, но он говорил, что действовал не один.

— Как он высказывался — от себя или говорил «мы»?

— И от себя, и от других людей.

— Что это за люди?

— Он их не называл.

Пирогов поясняет, что Чирний обратился к нему, так как считал, что «химик должен в этом разбираться». «Он передал 100 гривен, сказал, что надо пробник изготовить, посмотреть, как действует».

— Вам сроки на изготовление пробника были предоставлены?

— Насколько я понял, 21-21 апреля он собирался…

— Вы договорились о встречах?

— Он сказал, что будет звонить. Я взял его телефон.

Пирогов Александр Петрович, дата рождения — 17 декабря 1988 года, образование высшее неоконченное, родился в Симферополе, национальность? — «Трудно сказать, крымчанин.» — «Ну нет такой национальности!» — устанавливает судья личность свидетеля. Данные о месте жительства не оглашаются, потому что Пирогов подал заявление о предоставлении госзащиты.

Прокурор Олег Ткаченко просит свидетеля рассказать о событиях конца апреля-начала мая 2014 года.

Пирогов в деле «крымских террористов» — ключевая фигура: по версии следствия,участники «террористического сообщества» считали его тем человеком, который готов обеспечить их самодельными взрывными устройствами.

Согласно материалам дела, «не позднее 10 апреля 2014 года» Сенцов предложил АлексеюЧирнию и Геннадию Афанасьеву взорвать памятник Ленину в Симферополе и выдалЧирнию 200 гривен на покупку взрывного устройства. Последний, настаивает сторона обвинения, обратился к «Пирогову, имеющему специальные познания в области химии» с просьбой изготовить бомбу. Сенцов, говорится в обвинительном заключении, «посредством Афанасьева» доводит до Чирния указания по необходимым характеристикам СВУ; Чирний несколько раз встречается с Пироговым и получает от него «предмет, имитирующий исполнительный механизм, изготовленный на основе электронных часов».

Позже Сенцов якобы принимает решение совершить еще один теракт: в День Победы он планирует подорвать Вечный огонь в симферопольском Парке имени Гагарина. Для этого Пирогова просят изготовить еще одно взрывное устройство, в ночь на 9 мая 2014 года Чирний пытается забрать оставленные им в условленном месте «два предмета,имитирующих СВУ» и его задерживают с поличным. Чирний и Афанасьев после ареста согласились на сотрудничество со следствием, их дела рассматривались в особом порядке; оба они приговорены к семи годам лишения свободы.

Пирогов действовал под контролем спецслужб, а передача муляжей взрывных устройств Чирнию проводилась «в ходе оперативнорозыскного мероприятия “Оперативный эксперимент”», следует из материалов уголовного дела. В двух канистрах, которые Чирний достал из тайника перед задержанием, была не взрывчатка, а перемешанная с алюминиевым порошком поваренная соль.

Предыдущее заседание по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко прошло в Северо-Кавказском окружном военном суде в понедельник, 27 июля. Стороны допросили свидетелей обвинения — пожарных и охранников, которые видели последствия инкриминируемых подсудимым поджогов в симферопольских офисах «Единой России» и «Русской общины Крыма».

Еще одним свидетелем, который дал показания в понедельник, стал бывший менеджер одной из частных клиник Крыма Андрей Юдин — коллега объявленного в розыск украинского националиста Степана Цириля, которого следствие считает связанным с «террористическим сообществом» Сенцова.

В ходе заседания гособвинитель Олег Ткаченко огласил решение Верховного Суда России от 17 ноября 2014 года о признании «Правого сектора» и ряда других украинских политических организаций экстремистскими. Адвокаты Сенцова и Кольченко обратили внимание на то, что о поджогах, в которых обвиняются их подзащитные, в этом документе говорится как об установленном факте, хотя первый приговор по делу «крымских террористов» был вынесен только в конце декабря 2014-го, и ходатайствовали об истребовании оригинала решения ВС.