09 Апр

Кольченко пожаловался в ЕСПЧ на принудительное признание россиянином

09 апреля 2015. Крымский узник Александр Кольченко подал в ЕСПЧ жалобу на принудительное присвоение российского гражданства. Об этом сообщают “Ведомости” со ссылкой на адвоката политзека Светлану Сидоркину.

Активист заявляет, что Россия нарушила в его отношении статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции. Как отмечается в жалобе, ранее Страсбургский суд неоднократно указывал, что право получать или сохранять определенное гражданство – одно из гарантированных конвенцией.

Российские власти заявляют, что Кольченко, как и другие крымские узники, является гражданином России, поскольку не подал в отведенные сроки заявления об отказе от российского гражданства. Сам политзек, однако, настаивает, что принадлежит к гражданству Украины. Этой же позиции придерживаются и украинские власти.

В конце 2014 года Сидоркина обратилась в нелегитимный Киевский райсуд Симферополя с иском о признании ее подзащитного гражданином Украины. Однако 28 января 2015-го иск был отклонен. Если Сидоркина доказывала в суде, что Кольченко не подавал заявления о принятии в российское гражданство, то ответчик – УФМС “республики Крым” – утверждал, будто такое заявление от активиста поступило.

31 марта Кольченко было предъявлено окончательное обвинение. Как и ранее, активисту вменяется лишь один эпизод – участие в поджоге симферопольского городского штаба “Единой России” 18 апреля 2014 года. Этот эпизод квалифицирован по части 2 статьи 205.4 (участие в террористическом сообществе) и пункту “а” части 2 статьи 205 российского УК (теракт, совершенный организованной группой). Санкция по первому из названных обвинений – до 10 лет колонии, по второму – до 20 лет.

Сам Кольченко вину не признает. Подтверждая свое участие в поджоге штаба ЕР, он протестует против квалификации этих действий по “террористическим” статьям УК.

В свою очередь, Сидоркина, как передавало ОВД-Инфо, сомневается в правомерности квалификации одного эпизода сразу по двум статьям.

Позже в четверг судья Лефортовского райсуда Москвы Елена Канева продлила Кольченко арест до 16 мая.

Источник: Грани.Ru

07 Апр

Миграционная служба подтвердила украинское гражданство Сенцова

Государственная миграционная служба Украины подтверждает, что режиссер Олег Сенцов, которого судят в России, является гражданином Украины. В ведомстве ссылаются на статью 3 Закона Украины «О гражданстве».

Об этом говорится в сообщении пресс-службы уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Валерии Лутковской, которая получила соответствующий ответ от украинской службы в ответ на письмо омбудсмена.

«Согласно учетам Государственной информационной системы значится Сенцов Олег Геннадиевич, уроженец АР Крым, документирован паспортом гражданина Украины и паспортом гражданина Украины для выезда за границу», – говорится в ответе Государственной миграционной службы Украины.

Ранее офис омбудсмена публиковал соответствующее подтверждение украинского гражданства другого крымского активиста в заключении Александра Кольченко.

Олег Сенцов был задержан в Крыму сотрудниками ФСБ Росси в мае 2014 года. С тех пор он находится под стражей. Его обвиняют в подготовке терактов в Симферополе, Ялте и Севастополе с целью дестабилизации политической ситуации на полуострове. Адвокат Сенцова заявлял, что в крымском СИЗО его пытали. Режиссер вину не признает. Кроме него, по этому делу арестованы еще три человека.

Освободить Сенцова призывают многие его коллеги и правозащитники, которые считают его политическим заключенным. По их мнению, обвинения против него сфабрикованы, а режиссер был задержан за свою гражданскую позицию. Сенцов – активный участник Майдана.

 

Источник: Крым.Реалии

05 Фев

Адвокат: Генпрокуратура России признала двойное гражданство Олега Сенцова

Генеральная прокуратура России признала наличие двойного гражданства у украинского режиссера Олега Сенцова, задержанного весной 2014 года в Крыму по подозрению в организации теракта и перевезенного в Москву.

Об этом Крым.Реалии рассказал адвокат Сенцова Дмитрий Динзе.

По его словам, ранее защита режиссера направила жалобу в российскую Генпрокуратуру по факту того, что следственные органы ФСБ России предоставляли в суд справку о том, что Федеральная миграционная служба признала Сенцова гражданином России.

Как отметил Динзе, на основании этой справки, в России устанавливали его личность и гражданство.

«Я обжаловал данное решение, и Генеральная прокуратура дала, соответственно, мне ответ, в котором указала, что у Сенцова де-факто имеется двойное гражданство – он является гражданином Украины и России в силу федерального конституционного закона, который был принят по Крыму. Но де-юре он является гражданином России в силу того, что нет двустороннего соглашения между Украиной и Россией о двойном гражданстве», – рассказал адвокат.

Он пояснил, что в Генпрокуратуре признают двойное гражданство режиссера, но по правовым основаниям и в рамках дела они его представляют гражданином России, без учета украинского гражданства.

«Если Генпрокуратура ставит вопрос о двойном гражданстве Сенцова, то к нему могут допустить украинского консула, который находится в Москве, о чем мной и было заявлено на днях ходатайство. Будем ждать ответа», – сообщил Динзе.

Адвокат отметил, что защита будет и в последующем настаивать на украинском гражданстве Сенцова и на отсутствии юридических фактов говорить о гражданстве России.

Украинский режиссер Олег Сенцов был задержан ФСБ в аннексированном Крыму, а затем переправлен в СИЗО Москвы. Его обвиняют в подготовке терактов. 26 декабря Лефортовский суд Москвы продлил до 11 апреля 2015 года срок содержания под стражей Сенцова.

Источник: Крым.Реалии

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
02 Фев

В миграционной службе Украины подтвердили украинское гражданство крымчанина Кольченко

Государственная миграционная служба Украины подтвердила украинское гражданство крымчанина Александра Кольченко, который в мае 2014 года был задержан в Крыму российскими спецслужбами и отправлен в Москву в СИЗО.

Об этом говорится в сообщении пресс-службы уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Валерии Лутковской.

Как поясняют в ведомстве, в связи с появлением в последнее время в российских СМИ информации ФМС России о том, что Александр Кольченко является гражданином России и не состоит в гражданстве Украины, Валерия Лутковская обратилась в Государственную миграционную службу Украины с просьбой предоставить информацию о принадлежности Александра Кольченко к гражданству Украины.

«Государственная миграционная служба Украины дала ответ, что в соответствии с Законом Украины «О гражданстве Украины» Александр Кольченко является гражданином Украины, и место его проживания зарегистрировано на территории Автономной Республики Крым», – сказано в сообщении.

«Таким образом, власти Российской Федерации нарушили базовые принципы законодательства Украины о гражданстве, в частности, невозможность лишения гражданина Украины гражданства Украины и сохранения гражданства Украины независимо от места проживания гражданина Украины, что указано в статье 2 этого закона. Кроме того, в соответствии с международным законодательством только государство Украина может принять решение о лишении гражданина Украины гражданства Украины», – отмечают в пресс-службе украинского омбудсмена.

28 января Киевский суд Симферополя отказал Александру Кольченко в сохранении украинского гражданства, ссылаясь на то, что он вовремя не подал заявление об этом.

Кольченко был арестован в Симферополе 16 мая 2014 года и этапирован в Москву, в СИЗО Лефортово. Его, вместе с украинским режиссером Олегом Сенцовым, обвиняют в организации и участии в террористическом сообществе, подготовке теракта на территории полуострова, который аннексирован Россией.

Источник: Крым.Реалии

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
31 Янв

Уповноважений Верховної Ради України з прав людини: Росія в черговий раз порушує міжнародне право. Олександр Кольченко – громадянин України

Про це свідчать результати провадження Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини, яке здійснюється у справі захисту прав і свобод громадян України Олега Сєнцова, Олександра Кольченка та інших, які були незаконно затримані правоохоронними органами Російської Федерації на території Автономної Республіки Крим і на даний час незаконно утримуються на території Російської Федерації.

Оскільки останнім часом у російських засобах масової інформації була поширена інформація Федеральної міграційної служби Росії про те, що Олександр Кольченко є громадянином Російської Федерації та не перебуває у громадянстві України, Уповноважений з прав людини Валерія Лутковська звернулась до Державної міграційної служби України з проханням надати інформацію щодо належності Олександра Кольченка до громадянства України.

Державна міграційна служба України інформувала, що згідно з Законом України «Про громадянство України» Олександр Кольченко є громадянином України, та місце його проживання зареєстроване на території Автономної Республіки Крим.

Як відомо, Київський суд Сімферополя 28 січня 2015 року відмовив активісту Олександру Кольченку у збереженні українського громадянства, посилаючись на те, що він вчасно не подав заяву про це. Як наслідок,  Федеральна міграційна служба наполягає, що всі жителі Криму, які не подали заяву про збереження громадянства України, його втратили.

Таким чином, влада Російської Федерації порушила базові принципи законодавства України про громадянство, зокрема, неможливість позбавлення громадянина України громадянства України та збереження громадянства України незалежно від місця проживання громадянина України, що вказано у статті 2 цього закону.

Крім того, згідно з міжнародним законодавством тільки держава Україна може прийняти рішення про позбавлення громадянина України громадянства України.

Нагадаємо, кримський активіст Олександр Кольченко був арештований в Сімферополі 16 травня 2014 року й етапований до Москви, у СІЗО «Лефортово». Його обвинувачують, як і українського режисера Олега Сенцова, в організації й участі в терористичному співтоваристві, підготовці теракту на території півострова.

kolchenko-ombuds

Джерело

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
28 Янв

Крымский суд отказался признать Кольченко гражданином Украины

В среду, 28 января, в Киевском районном суде Симферополя рассмотрели исковое заявления адвоката Светланы Сидоркиной о признании права крымчанина Александра Кольченко на сохранение гражданства Украины. Однако суд отказал в удовлетворении данного иска, сообщает корреспондент Крым.Реалии.

«Со слов самого Кольченко – он не писал заявление о признании российского гражданства, но сторона УФМС утверждает, что такое заявление есть», – сказала адвокат подсудимого Светлана Сидоркина.

Она написала заявление в Апелляционный суд, и намеренна продолжать добиваться сохранения украинского гражданства для Александра Кольченко.

Напомним, крымский антифашист и социальный активист Александр Кольченко был арестован в Симферополе 16 мая 2014 года и этапирован в Москву, в СИЗО «Лефортово». Следователи ФСБ обвиняют его, а также еще нескольких жителей Крыма, в числе которых украинский режиссер Олег Сенцов, в организации и участии в террористическом сообществе, подготовке теракта на территории полуострова.

Лефортовский районный суд Москвы 25 декабря 2014 года продлил до 16 апреля 2015 года срок содержания под стражей крымчанина.

Несмотря на то, что Кольченко считает себя гражданином Украины, следствие продолжает настаивать на его российском гражданстве.

Источник: Крым.Реалии

21 Ноя

“Крымское дело” Сенцова-Кольченко как принуждение к гражданству

Как государство давило при получении гражданства раньше и что происходит сейчас, что можно сделать для облегчения жизни людей, почувствовавших это давление на себе, говорили эксперты и гости «Мемориала» на круглом столе цикла «Политзаключенные: вчера и сегодня».

7 ноября 2014 года НИЦ «Мемориал» провел круглый стол «Принуждение к гражданству. «Крымское дело» Сенцова-Кольченко». Анонс Когита!ру об этих дебатах.

В центре дискуссии – случай кинорежиссера Олега Сенцова и антифашиста Александра Кольченко, которые отказываются признавать себя гражданами России и настаивают на своем украинском гражданстве. Олег Сенцов и Александр Кольченко с мая 2014 года находятся в СИЗО «Лефортово» по обвинению в терроризме. Им вменяется в вину создание террористической группы «Правого сектора», подготовка теракта и поджог офиса «Единой России».

Конституция РФ не допускает ни принуждения к гражданству, ни лишения гражданства. Но на практике получается иначе: в ситуации давления и принудительного получения российского паспорта оказалась часть жителей Крыма после его присоединения к Российской Федерации. Есть и свежий обратный пример: новая попытка лишить гражданства бывшего политзаключенного Владимира Буковского в ноябре 2014 (напомним, впервые Буковский был лишён гражданства и вывезен из СССР в обмен на Луиса Корвалана в декабре 1976).

Об истории принуждения к гражданству в СССР на примере польских граждан рассказал член правления Международного «Мемориала» Александр Даниэль:

«Истории принуждения к гражданству в связи с аннексией какой-либо территории – стандартная вещь. Какая-нибудь страна захватывает территорию и объявляет жителей этой территории своими подданными. Ингода эти действия постфактум сопровождаются «референдумами», которые подтверждают или прикрывают эту аннексию. Иногда договариваются о трансфертах (об обмене населения). Иногда проводится депортация местного населения по этническому признаку. Так было всегда. Население Эльзаса и Лотарингии никто не спрашивал ни в 1870 году, ни в 1918 году. Во время аншлюса Австрии в 1938 году был проведен референдум. Но проведен уже после аншлюса. Якобы референдум подтвердил намерение большинства австрийцев присоединиться к Рейху. У того меньшинства, которое голосовало против, никто не спрашивал: «С кем вы теперь хотите быть?» Они тоже стали подданными Третьего Рейха. Когда Сталин захватил балтийские государства в 1940 году, население Литвы, Латвии и Эстонии объявили советскими гражданами. Правда, некоторые этнические меньшинства смогли уехать. Немцы смогли выехать из Латвии по договоренности СССР и Германии.

Эпизод, напоминающий крымскую ситуацию принуждения к гражданству, это «паспортизация поляков» (бывших польских граждан) в 1943 году. В 1939 году СССР присоединяет к себе территории Восточной Польши. После этого на присоединенных территориях происходит чистка (отчасти социальная, отчасти этническая). В феврале 1940 года поляков-осадников депортировали и отправили на спецпоселение. А, начиная с апреля 1940 года и до весны 1941 года, депортировали беженцев от нацистов. По справке 1944 года около 390 тысяч бывших польских граждан были депортированы на Север, в Сибирь и в Казахстан. При этом положение беженцев, которые формально не были спецпоселенцами, фактически мало чем отличалось от положения спецпоселенцев. Они точно так же не могли никуда выехать с места поселения, они точно так же должны были отмечаться. Только первые – в комендатурах, а вторые – в отделениях НКВД. Их точно так же принудительно трудоустраивали. В основном их отправили в Архангельскую область и Коми. 30 июля 1941 года СССР заключил договор с правительством Сикорского в Лондоне. Согласно этому договору должна была быть объявлена амнистия всем этим людям. 12 июля такая амнистия была объявлена. Указ, подписанный Калининым, сообщал: «О предоставлении амнистии польским гражданам, содержащимся в заключении на территории СССР. Предоставить амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве военнопленных или на других основаниях». Амнистия началась в середине сентября и охватила почти всех депортированных и заключенных поляков. Предполагалось, что они вступят в армию Андерса. Но отношения с правительством Сикорского складывались плохо. В результате около 200 тысяч человек так и осталось на территории СССР. С января 1943 года началась так называемая «паспортизация». Теперь эти люди именовались не «польскими гражданами», а «бывшими польскими гражданами». Этим «бывшим польским гражданам» предложили выбрать: либо они получают советские паспорта и становятся советскими гражданами, либо они вступают в армию, но уже не Андерса, а Берлинга (то есть в армию, которая оставалась под контролем СССР). Около 20 тысяч человек, всё-таки, отстояли свое право иметь польский паспорт. А против некоторых (у которых с НКВД были отдельные счеты) возбудили дело об отказе получить паспорт. Около полутора тысяч «бывших польских граждан» было осуждено за отказ от получения советского паспорта».

Что сейчас происходит с людьми в Крыму? Как решаются их проблемы, возникшие в результате присоединения Крыма? Об этом рассказала Александра Крыленкова – гражданский активист, координатор Крымской полевой миссии. Каждый месяц, начиная с марта, она бывает в Крыму, общается с местными жителями, пишет запросы и т.д.

«Я поехала в Крым, потому что мне показалось, что люди в Крыму стали нашей проблемой. Хотим мы этого или не хотим – говорит Александра.- Наша власть «гнобит» там людей. Кем бы эти люди ни являлись, чьими бы гражданами они ни были, они оказались под властью России. А наша власть – это наши проблемы, и разбираться с этим нам. Сначала я ездила в Крым в качестве журналистки: спрашивала у людей, что они хотят узнать, у кого о чем надо спросить, ходила и спрашивала, потом об этом писала. В августе я присоединилась к проекту «Полевая миссия» и стала координировать ее работу. Это международная правозащитная организация, созданная активистами России, Украины и Белоруссии, которая занимается мониторингом ситуации в Крыму, вопросами соблюдения там прав человека и старается поддерживать ростки гражданской активности в регионе. К сожалению, отсутствие какой-либо общественной активности в Крыму – это одна из самых серьезных проблем. Возможно, серьезнее, чем проблема гражданства. Всё, что там было в плане общественной активности, закончилось. Украинские активисты и правозащитники вынуждены были оттуда уехать: кто-то под давлением, кто-то под физической угрозой. Фактически там никого не осталось. Так что мы, в первую очередь, занимаемся мониторингом и координацией юридической помощи как со стороны Украины, так и со стороны России.

По поводу принуждения к гражданству. Я могу говорить только о том, как люди чувствуют себя в самых разных ситуациях. Там, где мы говорим о, сложностях со свободой передвижения, сложностях с выбором места жительства, сложностях с собственностью, – всё это проблемы, связанные с гражданством. Может ли конкретный человек оставить украинское гражданство или иметь два гражданства? Должен ли он принять российское гражданство?

Формально так: подписан договор о принятии Крыма и Севастополя в состав РФ. Затем был принят федеральный закон, в соответствии с этим законом, все граждане Крыма автоматически становятся российскими гражданами, если они не написали заявление об отказе от российского гражданства в течение одного месяца между концом марта и апрелем. Мест, где можно было написать заявление об отказе, было всего три на весь полуостров. Процедура подачи заявления очень запутанная. Те, кто написал такое заявление, должны были в упрощенном виде получить разрешение на временное проживание. А потом через полгода в упрощенном порядке получить вид на жительство.

При этом в РФ раз в год принимаются квоты на временное проживание. По Крыму и Севастополю в сумме квота – 6 тысяч человек. Официально заявлено, что от российского гражданства отказались 3,5 тысячи человек. Все наши запросы по поводу уточнения количества (сколько человек написали заявление об отказе от гражданства РФ, какова четкая процедура), сделанные совместно со Светланой Ганнушкиной, с Советом по правам человека при президенте РФ, остались без ответа.

В головах людей вопросы принуждения к гражданству носят мифологический характер. Спрашиваешь: «Вас заставляют принять гражданство?» – «Нет. Но если я не приму российское гражданство, меня больше не возьмут на работу». – «Откуда Вы знаете?» – «Все так говорят». По большей части, за исключением случаев, когда мы сталкиваемся с прямым уголовным преследованием (дело Сенцова и Кольченко), это всё мифология. В некоторых случаях начальство на предприятиях издало приказы: всем получить российский паспорт до такого-то числа. Отсутствие российского паспорта может приводить к проблемам на пропускном пункте между Украиной и полуостровом и еще к самым разным проблемам, но не носит массовый характер. Крымские татары имеют разное гражданство: кто-то – российское, кто-то – украинское. Госслужащие почти все получили российские паспорта. Чем ближе окончание переходного периода (1 января 2015 года), тем больше страхов, паники, тем больше людей, которые прежде говорили: «Ни за что не буду получать российский паспорт», – сдаются и говорят: «Разве у меня есть выбор?» Опасаются, что их больше не впустят в Крым (для крымских татар, которые ездят на Курултай за пределы Крыма, это очень сложная ситуация). Очень большие проблемы с новорожденными детьми, с детьми от 14 до 16 лет (потому что по российским законам паспорт выдают в 14 лет, а по украинским – в 16). Подростков не выпускают на территорию Украины без российского паспорта. Многие, кто хотел сохранить украинское гражданство, покинули Крым. Но многие просто не успели сориентироваться за отведенный месяц. Две группы населения, которые материально выиграли от присоединения Крыма, – это пенсионеры и школьные учителя».

В связи с уголовным делом Сенцова-Кольченко Александра Крыленкова рассказала об обстановке, царившей весной в Крыму, когда не действовали никакие правовые нормы и не работали никакие правовые институты: «Я не успела познакомиться с Александром Кольченко, но я видела Олега Сенцова. Общественная жизнь до ареста Олега Сенцова и общественная жизнь после – это огромная разница. До и после – это два совершенно разных Симферополя. Очень многое в Крыму стекалось к Олегу. Так что очень легко понять, зачем власти арестовали Олега. Если власти хотели придушить всю общественную активность, то арест Олега – огромный шаг в этом направлении. Власти своего добились. Олега и еще нескольких ребят арестовали. Кто-то уехал из Крыма. Теперь там «выжженная земля».

Процесс задержания в Крыму весной – это отдельная история. Людей кто-то взял. Куда-то отвез. Что там дальше с ними происходит – никто не знает. Кто взял? Зачем взял? Какие-то люди. Во что-то одетые. Как правило, люди с оружием. Куда-то увезли. Никакой полиции, никаких правоохранительных структур в Крыму тогда не было».

Информацию о работе Крымской полевой миссии можно получить в Фейсбуке. Группа так и называется: «Крымская полевая миссия». Есть и одноименный сайт.

Непосредственно о деле Сенцова-Кольченко рассказали их адвокаты.

Светлана Сидоркина (адвокат Александра Кольченко) подробно остановилась на принуждении ее подзащитного к российскому гражданству: «Я дала подписку о неразглашении материалов уголовного дела, поэтому буду говорить только то, что уже звучало раньше в СМИ.

Саша Кольченко – гражданский активист. На протяжении нескольких лет он участвовал в антифашистском движении. Он придерживается анархистских взглядов. Обвиняют Сашу, Олега Сенцова и других ребят в том, что они якобы организовали на территории республики Крым группу для проведения терактов. Кем-то был подожжен офис «Единой России» в Симферополе. Ребят задержали в апреле. Следствие еще не закончено. Мы предполагаем, что следствие закончится к концу года.

Такие эпизоды всегда квалифицировались, как хулиганство. Но в последний год те действия, которые проходили по 213 статье (хулиганство), сейчас квалифицируются, как терроризм. Аналогичные дела инициированы в Нижнем Новгороде, в Мурманске, а теперь на территории Крыма. Саша считает, что это уголовное дело появилось потому, что России нужно было как-то обосновать присоединение Крыма. Объявили о наличии полумифического «Правого сектора» и об исходящей от него угрозе русскоязычным гражданам. Понятно, что Александр Кольченко – с его левыми, анархистскими, антифашистскими взглядами – не может состоять в «Правом секторе», но тоже записан в зловещий «Правый сектор». Ни Александр Кольченко, ни Олег Сенцов, ни кто-то другой из арестованных ребят в «Правом секторе» не состоит. Сроки по предъявленной статье очень большие. Раньше такие дела рассматривались по месту совершения преступления. То есть дело должно было рассматриваться в Симферополе. Но внесены изменения в УК. Дела по терроризму подсудны военному суду. Ребят перевезли в Москву. Александр никогда прежде не бывал в России. Первое знакомство Саши Кольченко с Россией – это «Лефортово». Единственный документ Александра – паспорт гражданина Украины. На всех судебных заседаниях мы говорим, что Саша считает себя гражданином Украины. В ответ сторона обвинения и суд говорят, что он гражданин России.

Мы предприняли следующие шаги, чтобы отстаивать его права как гражданина Украины: обратились в Консульство Украины в России и получили там документы, что Олег Сенцов и Александр Кольченко признаны гражданами Украины. Далее мы написали заявление, чтобы ребятам предоставили свидание с консулом в СИЗО. По нормам международного права арестованные граждане имеют право на свидание с консулом той страны, гражданами которой являются. Получили отказ. Мотив: в связи с тем, что есть договор о присоединении Крыма к России (в соответствии со статьей №5), и поскольку Александр Кольченко в месячный срок не подал заявление о сохранении за ним гражданства Украины, следовательно, он является гражданином России. Мне зачитали этот ответ, но письменную копию выдать отказались.

Действия следователя, отказавшегося дать мне копию, я обжаловала в суде. Первая инстанция вынесла решение, что следователь прав. Но это ущемляет права подзащитного. Сейчас я обжалую это решение в Мос. гор. суде. Кроме того, мы подали иск в Киевский районный суд в Симферополе о том, что Кольченко принуждают к отказу от украинского гражданства. Сам Саша говорит, что не подал заявление о гражданстве в месячный срок, потому что он не юрист, не думал, что всё так серьезно, и считал, что никто не может заставить его поменять гражданство.

Со времен Второй мировой войны подобной практики не было, поэтому и таких прецедентов нет. Но чтобы обратиться в Европейский суд по правам человека, мы должны пройти две судебные инстанции в России. Я полагаю, что сам факт присоединения Крыма и будет главным фактором. В этом контексте и будет рассматриваться нарушение прав граждан, которые хотят сохранить украинское гражданство. В российский суд мы подали исковое заявление об оспаривании гражданства. Какое будет решение – я догадываюсь. Но для обращения в европейский суд по правам человека эту стадию надо пройти. Мы должны показать, что были исчерпаны все методы и способы защиты прав на территории РФ.

Нормативные документы РФ: закон о гражданстве и Конституция – говорят о том, что никто не может быть принудительно лишен гражданства. Соглашение о выборе гражданства в месячный срок противоречит законам РФ. Почему именно Александра Кольченко задержали? Потому что он не был согласен с аннексией Крыма».

Самое страшное в истории «Крымского дела Сенцова-Кольченко» – это рассказ Дмитрия Динзе (адвоката Олега Сенцова) о пытках, с помощью которых выбивали показания из его подзащитного после ареста в Симферополе.

С разрешения Олега Сенцова его защитник Дмитрий Динзе рассказывает об этих издевательствах с июня 2014 (первые публикации появились 4 июня 2014):

«Олег Сенцов привлек внимание российских властей, потому что помогал выехать семьям украинских военных. Он собрал деньги на новый фильм, но эти деньги он направил на помощь нуждающимся.

Непонятно, как можно на основании справки УФМС утверждать, что Сенцов – гражданин России. Мы направили документы Уполномоченному по правам человека РФ. Это было два или три месяца назад. Пока мы не получили никакого ответа.

Сенцовым было направлено два заявления. Одно касалось пыток. Его пытали, угрожали изнасилованием резиновой палкой в кабинете бывшего СБУ – сейчас ФСБ г. Симферополя. Когда его задержали, ему сразу предложили признаться, что он принадлежит к «Правому сектору». За это признание ему пообещали определенные поблажки. Сенцов отказался. Один оперативный сотрудник, чьё имя предстоит установить, производил все насильственные действия. Есть подозрение, что это бывший сотрудник СБУ, ставший сотрудником ФСБ. Многие сотрудники по договоренности с Центральным управлением ФСБ перетекли из одной организации в другую. Этот сотрудник сначала пытался психологически воздействовать: угрожал Олегу пожизненным сроком заключения, помещением в пресс-хату. Сенцов отказался что-либо говорить. Тогда этот сотрудник набросился на него. У Сенцова руки были скованы за спиной наручниками. Сотрудник нагнул его, стал бить кулаком по спине, затем повалил на пол, стянул с него штаны, угрожал изнасилованием. Всё это продолжалось около получаса. Затем этот сотрудник бил его по лицу ногой, пытаясь склонить Сенцова к диалогу. При этом Сенцов ответил на все вопросы следствия, но его ответы ФСБшникам не понравились. Видя, что Сенцов не поддается давлению, от него отстали. Все эти факты указаны в заявлении.

В ответе на него сказано, что побои Сенцова – результат его собственных действий, либо действий его половых партнеров. Следователи решили, что это классный прикол: обвинить Сенцова в садомазохистских наклонностях. Они предполагали, что защита и сам Сенцов заткнутся, не рискнут выносить эти «постыдные подробности» на суд общественности. Но они просчитались. Мы подали жалобу.

Реакция на жалобу была следующая: вызвали оперативников, которые всё отрицали. На этом проверка закончилась. Вот всей этой ситуации посвящено первое заявление. Второе заявление посвящено давлению на сотрудников театра, где работал Сенцов. Им угрожали уголовной ответственностью. Пока на эти заявления я ответов не получил.

Непонятно, как работает судебная система республики Крым. Кто там что должен рассматривать – неизвестно. Полный бардак. Я направил заявление в Севастополь в военный гарнизонный суд. Оттуда мне всё вернулось обратно. Севастопольский суд не работает, как выяснилось. В Симферополе я нашел Новороссийский военный окружной суд. Направил бумаги туда, но не знаю, придет ли ответ, и существует ли сегодня этот суд. Когда я начал работать с адвокатами в Крыму, когда только задержали Сенцова, я общался с адвокатом-женщиной. Она сходила в суд, и председатель суда, который избирал меру пресечения Сенцову, у нее спрашивает: «Оно тебе надо? Что ты лезешь? Еще и сама пострадаешь». Адвокат испугалась, сказала, что не надо ей этих денег, что она в это не полезет. Сказала: «Вы сами должны понимать, какая ситуация. Мы здесь под прицелом правоохранительных органов. Шаг вправо, шаг влево будет интерпретирован, как работа против системы. Соответственно, я не смогу продлить статус». Я спрашиваю: «А другие адвокаты – более деятельные есть?» – «Никто за это дело браться не будет. Никто вам помогать не будет».

Еще был у Сенцова адвокат Хрящиков, которому Сенцов подробно рассказал, как его избивали. На что Хрящиков ответил: «Ну, мужик, ты попал». Всё. На Хрящикова, на Поклонскую, на судью, который избирал меру пресечения, мы написали жалобы. Я получил отписку по судье. Поклонскую прикрыла Генеральная Прокуратура. По Хрящикову – ни ответа, ни привета. При этом Хрящиков, вступая в дело, имел украинское свидетельство о том, что он адвокат. Вот так Сенцова защищал адвокат Украины. Что касается публичности этого дела. Сенцов сказал: «Ничего не скрывать ни при каких обстоятельствах».

О содержании под стражей. Олег сейчас содержится в угловой камере в Лефортово. Он ни на что не жалуется, попросил меня ни на что не жаловаться. В угловую камеру его посадили после того, как мы отказались давать какие-либо показания. С ним сажали «наседок». А сейчас с ним сидит человек, обвиняемый по 205 статье (терроризм). Кажется, это человек делал какие-то ракеты, он весь раненый с оторванными пальцами. Он ничем не интересуется, только молится по пять раз в день. Мусульманин. Диалога никакого нет. Когда Сенцов делится с ним продуктами, он считает, что Аллах послал. Камера холодная, мрачная. У Олега зрение начало подсаживаться.

На письма Олег отвечает, но, похоже, эти письма до адресатов не всегда доходят. Он ответил на сто с лишним писем. Письма проходят цензуру в СИЗО, затем опера и следователи. За письма Олег очень благодарен.

Видя, что против него фабрикуется дело, Олег отказался от дачи показаний. Он говорит: «Я живу не одним днем» Я – ему: «А вдруг срок большой?» – «Срок когда-нибудь закончится. Я готов к этому». Следователь ФСБ, который нам не представился, сказал: «Если будет такая позиция, Сенцову будет очень плохо. Через мои руки много людей прошло. Как правило, люди с такой позицией очень надолго уезжали». Олегу грозит пожизненное заключение».

Реплика из зала: «Россия может дать или отнять (пусть и незаконно) гражданство России. Но Россия не может кого-то лишить гражданства Украины, Турции или Зимбабве. Это находится вне пределов компетенции России. То, что мы видим, – это беспредел. Эти вопросы не решаются в области права. Эти вопросы решаются, военной силой. Что мы и видим. Это касается идентичности людей».

Итог встречи подвел Александр Даниэль: «Принципиально следующее: в какой-то момент государству «вступает в голову», что гражданство – это его – государства – собственность. Оно может это гражданство давать, навязывать, отнимать, заставлять оставаться в гражданстве. Принуждение к гражданству в разных формах всегда было одной из главных дубинок советской власти. Сейчас они просто вспоминают свой старый арсенал».

Евгения Литвинова. Источник: Когита!ру

Видеозапись круглого стола

Отчёт Натальи Шкуренок для “Новой газеты в Петербурге” (“Россияне по принуждению”)

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
21 Ноя

Александр Кольченко: Я не террорист. Я – гражданин Украины

История появления этого интервью отличается от того, как обычно записываются беседы. Человек, отвечающий на вопросы, находится в месте, не особо доступном для журналистов, – московском следственном изоляторе “Лефортово”, которое до сих пор воспринимается как “СИЗО ФСБ РФ”.

Лефортово считают тюрьмой, как с особыми условиями содержания, так и особыми мерами безопасности.

Крымчанин Александр Кольченко, один из лефортовских узников, в конце ноября будет отмечать свой очередной день рождения. Вряд ли крымский антифашист и социальный активист когда-либо мог представить, что проведет этот день в таком месте.

Но оккупация Крыма переломила его жизнь: 16 мая Саша, известный среди товарищей как “Тундра”, был арестован в Симферополе Федеральной Службой Безопасной России, обвинен в участии в диверсионно-террористической группе “Правого Сектора”, и вскоре вывезен в Москву.

Несмотря на абсурдность обвинений, многочисленные нарушения в ходе следствия и постоянные попытки навязать украинскому антифашисту российское гражданство – он, как и украинский режиссер Олег Сенцов (оба – активные участники протестов против аннексии Крыма Россией), не пошел на сотрудничество со следствием, и остается в заключении.

“Тундре” срок содержания под стражей, в очередной раз был продлен 20 октября.

В промежутке между продлением срока заключения и днем его рождения, нам удалось передать Саше вопросы на тему, что с ним происходит сейчас – и получить ответы о том, что думает, делает и планирует один из украинских “крымских заложников”, находящихся в московской тюрьме.

11 ноября Генпрокуратура РФ в своем письме указала, что четверо лефортовских узников – Сенцов, Черний, Афанасьев и Кольченко – являются гражданами Украины. Но пока такое “признание” никак не отразилось на их дальнейшей судьбе.

 

Лефортовская повседневность

– Давайте начнем с нынешней повседневности. Каковы условия Вашего содержания под стражей? С кем приходится делить неволю? Как переносится тюремный распорядок дня, достаточно ли питания и прогулок? Каково состояние здоровья?

– Условия содержания в камере удовлетворительные. В обычной жизни, до задержания, я тоже вставал в 6 часов утра – так что подъем в СИЗО в 6 утра меня не напрягает.

Камера, в моем представлении, обычная: четыре стены, небольшое зарешеченное окно, раковина для умывания, унитаз, мебель, прикрученная к полу. Сейчас в камерах идет ремонт, поэтому заключенных последовательно переселяют в уже отремонтированные камеры.

Сокамерники у меня разные, из разных регионов и городов России: Кавказа и Башкирии, Москвы и Ростова, и так далее; различных национальностей и религиозных убеждений. Несмотря на то, что я давно знаком с российскими ребятами, близкими мне по убеждениям, – непосредственно в России я оказался впервые. Жаль, что мое первое знакомство с Россией началось в СИЗО.

Кормят здесь хорошо (хотя, конечно, не так вкусно, как дома). Меню чередуется через каждые четыре дня: завтрак – овсянка, молочный суп, обед из двух блюд, ужин; мясо или рыба в наличии постоянно.

Мне даже дают дополнительное питание: сгущенку и сливочное масло каждый день, яйцо через день. Причина проста: медслужба СИЗО считает, что у меня не хватает веса.

Прогулки здесь ежедневные, но я на них сейчас не хожу по простой причине: боюсь замерзнуть.

А со здоровьем – проблем нет, жалоб нет. Все хорошо.

– Как проходят тюремные дни? Мы знаем, что в СИЗО Вы много читаете – что именно? И – что бы хотели прочитать в ближайшее время?

– Я читаю, в основном, все свободное время. Сейчас читаю публицистику Льва Толстого – в частности, статьи о религиозных воззрениях, о земельном вопросе, о смертной казни. Толстой – мыслитель, исповедовавший антигосударственные убеждения, близкие к анархистским, и этим мне интересен.

До этого я прочел: Ивана Франко – поэзию, на украинском языке; Ленина “Государство и революция”; Петра Алексеевича Кропоткина: “Речи бунтовщика”, “Хлеб и воля”, “Поля, фабрики и мастерские”; Жана Грава “Будущее общество”. Еще читаю российскую подписную периодику – “Новая газета”, “Нью Таймс”, “Русский репортер”, “Популярная механика”.

– Чего больше всего не хватает в заключении?

– Конечно, больше всего не хватает свободы общения с родственниками и друзьями. Скучаю даже по работе, по коллективу, в котором работал. Я не привык находиться в состоянии бездействия – я работал всегда, и мне нравилась моя работа в полиграфии.

Благодарен всем, кто мне пишет в СИЗО. Это огромная радость и моральная поддержка. И – очень скучаю по Крыму.

– Какой передачи “с воли” Вы бы хотели? Что угодно, независимо от стоимости?

– Музыка. Очень хочу послушать музыку – в частности, ямайские мотивы регги, ska. Я люблю музыку, и в свое время именно она была одним из факторов моего сближения с анархистами и антифашистами.

– Какие новости для Вас сейчас важнее всего? Знаете ли Вы о том, насколько люди, особенно в Украине, осведомлены о том, что с Вами происходит?

– Любые новости с воли мне интересны. О том, насколько люди в Украине осведомлены о моей судьбе, я знаком частично: из периодики и получаемой мной почты.

– Стало ли неожиданным для Вас решение суда от 20 октября о продлении содержания под стражей?

– Решение суда от 20 октября продлить мое содержание под стражей не стало для меня неожиданностью. Находясь здесь, из общения с сокамерниками я понял: это – обычная практика.

– Давайте пару вопросов о следствии. Как Вы считаете: оно хоть как-то заинтересовано в установлении истины по Вашему делу? Оказывалось ли на Вас давление?

– Никакого давления следствием на меня не оказывалось. Я не могу знать, какую “истину” имеет намерение установить следствие. По моему личному мнению, исходя из анализа того, как события в Украине освещались в российских СМИ, думаю: им нужен был “Правый сектор” в Крыму, чтобы обосновать присоединение Крыма к России. Именно поэтому по данному уголовному делу меня, Олега Сенцова и других ребят причисляют к ПС. Хотя лично я к “Правому сектору” никакого отношения не имею.

– Следствие настаивает на Вашем российском гражданстве, в то время как в Украине (и не только) Вас считают гражданином Украины. Как Вы сами ответите на вопрос о своем гражданстве?

– Я считаю себя гражданином Украины. Единственным документом, удостоверяющим мою личность, является паспорт гражданина Украины. Российского паспорта я не получал.

От редакции: 11 ноября Генпрокуратура РФ опосредованно признала Кольченко, наряду с другими политзаключенными, гражданами Украины.

Кто такой Александр Кольченко?

– Давайте здесь перейдем к более принципиальным вопросам. Исходя из того, что произошло с Вами – кем Вы себя считаете на данный момент? Обвиняемым по делу о совершении уголовного правонарушения? Военнопленным? Заложником? Представителем населения оккупированной территории, лишенным свободы оккупационными властями? Кем-то еще?

– Мне сложно ответить на вопрос о том, кем я себя считаю в данный момент. Но одно я могу сказать точно – я не террорист.

– О вас неоднократно упоминали как о человеке с антифашистскими и радикально левыми взглядами. Вместе с тем, обвинение утверждает, что Вы принадлежите к организации “Правый сектор”. Что Вы можете сказать по поводу позиции тех, кто поддерживает действия российских властей в Украине (в том числе в отношении Вас лично), называя себя при этом “левыми” и “антифашистами”?

К действиям тех “левых”, которые называют себя “антифашистами” и выступают на стороне ЛНР И ДНР, я отношусь отрицательно. Заняв эту сторону, они, тем самым, отказались от классовой позиции и заняли сторону империализма (пример таких политиков и групп – [Сергей] Удальцов в Москве и [организация] “Боротьба” в Украине). Ну а к “Правому сектору” я не принадлежу.

– Чем бы Вы занимались сейчас, будь Вы на свободе в Украине – в частности, не на оккупированной территории?

– Я бы просто устроился на работу – помогал семье и содержал себя. Конечно, по-прежнему занимался бы общественной работой – той самой, которой занимался до задержания: отстаивал бы интересы профессиональных сообществ и помогал в разрешении экологических проблем.

– И, если Вы хотите сказать что-то напрямую тем, кто будет читать это интервью: в Украине; в России; в других странах – то сейчас самое место…

– Я хотел бы поблагодарить всех за оказываемую мне моральную и материальную поддержку: московских товарищей, товарищей с Украины и друзей из Крыма, многих других людей из России, Франции, Америки, Израиля, Швеции, Германии.

Хоть лично я с ними не знаком – они поддерживают меня.

 

Помощь Александру “Тундре” Кольченко и Олегу Сенцову в Украине осуществляет, в частности, киевская группа солидарности с ними “Комитет солидарности”, предоставившая это интервью.

Если вы хотите помочь Александру и Олегу – можете связаться с ней, написав на solidarityUA@gmail.com

Максим Буткевич.

Источник: Українська правда