Олег постепенно адаптируется к морозу минус 60 — Наталья Каплан | Комитет солидарности
03 Фев

Олег постепенно адаптируется к морозу минус 60 — Наталья Каплан

Украинский режиссер Олег Сенцов живет в бараке колонии строгого режима, к нему доходит лишь каждое десятое письмо с воли  и пока не готов никого видеть.  Об этом рассказала сестра политзаключенного Наталья Каплан. 

Какая камера у Олега, и в каких условиях он находится, — все это секретная информация. Об этом нельзя говорить ни Олегу, ни кому-либо еще. Я знаю только то, что он живет в бараке в колонии строгого режима. А также то, что закон запрещает содержать в одной камере судимых ранее и тех, кто там впервые.

Принудительных работ в этой колонии нет. Олег там не работает. Даже для тех заключенных, которые хотели бы поработать, чтобы не тосковать, — не всегда найдется работа.

К сожалению, там нет правозащитников, которые бы следили за пребыванием Олега в колонии. Но, думаю, что ему это ничем не угрожает. Поскольку эта колония не считается [проблемной с точки зрения нарушения прав заключенных]. Там достаточно нормально и терпимо.

Из-за границы письма вообще не доходят. И не только в случае с Олегом, но и в остальных случаях тоже. Это один из методов давления на политзаключенных в России.  Иногда мы звоним друг другу. Раз в три месяца допускаются посылки со сладостями и фруктами. Доходят.

Олег пока не готов никого видеть. Говорит — это эмоционально трудно. Он сам отказался от встречи с родственниками. Если в будущем у него возникнет такое желание, то поедет к нему, конечно, мама.

Он очень много читает. Ему понравился, например, роман «Щегол» Донна Тартт. Также он читает Андрея Платонова. Мы часто пересылаем ему новые книги. Какие-то книги он берет в тюремной библиотеке.

Будучи в заключении, Олег написал четыре сценария. Их содержание он держит в секрете. Знаю только, что один из них — это, по словам Олега, детское кино для взрослых. В нем рассказывается история юноши. До освобождения он не хочет пересылать эти сценарии. Говорит, что они выйдут на свободу вместе с ним.

В Якутии уже в августе выпал снег. А зимой там доходит до -60. Олег постепенно адаптируется к морозам. Говорит, что не болеет.

Мы хотели подавать в суд, чтобы Олега перевели ближе к месту прописки. Но он сам отказался от этого. Потому что в Якутии условия более-менее терпимые. А то, как будет в другой колонии, расположенной южнее — неизвестно. Там может быть намного хуже. К тому же сам процесс переезда из одной колонии в другую — настоящий ад. Холодно, голодно и все просто ужасно.

В России мы все суды проиграли. И сейчас ждем только решения Европейского суда по правам человека. Они только приняли дело на рассмотрение. Но даже если мы его выиграем, то это существенно не изменит ситуацию. Они могут только сказать российским судьям, чтобы те пересмотрели дело. Честно говоря, я не верю в ЕСПЧ. Освобождение Олега Сенцова зависит только от переговоров между политиками.

Олег в курсе всего, что происходит вокруг его имени. Все акции поддержки, официальные заявления, коллективные письма, обращения зарубежных кинематографистов… Особенно его порадовал Джонни Депп, который выступил в его поддержку. Это очень важно для него.

Главное сейчас — не давать забывать про это дело. Держать проблему на плаву, напоминать о ней и давить на политиков. Писать письма, устраивать акции… И давить на политиков, потому что только они могут решить это дело. Возможно, удастся добиться от зарубежных политиков введения санкций против России, которые бы касались освобождения политзаключенных.

Опубликовано Fraza.ua 31 января 2017
Поделись страницей