Седьмой день суда над Сенцовым и Кольченко. Трансляция «МедиаЗоны» | Комитет солидарности
04 Авг

Седьмой день суда над Сенцовым и Кольченко. Трансляция «МедиаЗоны»

Процесс Сенцова. Доказательства обвиненияОлег Сенцов, 3 августа 2015 года. Фото: @SvobodaRadio

Северо-Кавказский окружной военный суд во вторник продолжает исследовать доказательства по делу украинского режиссера Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко. Накануне еще один фигурант дела «крымских террористов» Геннадий Афанасьев, отказавшийся давать показания в суде, заявил своему адвокату, посетившему его в СИЗО, что оговорил Сенцова и Кольченко под пытками. Сайт МедиаЗона вел трансляцию из зала суда.

Допрос Бураковского переносится на завтра: проведение видеоконференции с крымским СИЗО необходимо согласовать со следственными органами. «Мы решили, что там Бураковский сейчас торгуется с судьей за срок», — шутит Сенцов. Прокурор Ткаченко рассчитывает закончить представление доказательств обвинения в среду.

«Примите меры к потерпевшему, который что-то у нас скрывается с документами», — говорит судья Михайлюк; он имеет в виду Александра Бочкарева из симферопольского отделения «Единой России», который должен предоставить суду смету расходов на ремонт пострадавшего от поджога партийного офиса.
Следующее заседание по делу Сенцова-Кольченко начнется в Северо-Кавказском окружном военном суде в среду в 10:00. В четверг, как ожидается, свои доказательства начнет представлять сторона защиты.

Перерыв затягивается. Адвокат Сидоркина с экрана смартфона читает Сенцову и Кольченко стихотворение Дмитрия Быкова о часах Пескова, подсудимые смеются.

Ткаченко читает протокол осмотра телефона Сенцова; в нем есть смс о том, что «Автомайдану нужны волонтеры», сообщения от «фотографа Геши» (предположительно, Афанасьева); в записной книжке — номера «Тундры» (Кольченко), Энвера (Асанова) и «Лекана» (Зуйкова). Следом оглашается протокол задержания Афанасьева в качестве подозреваемого, он полностью признает свою вину.

В суде — перерыв на 20 минут.

Прокурор зачитывает протоколы задержания Кольченко 16 мая 2014 года «в его жилище по адресу улица Белы Куна», в котором тот «полностью признал» свою вину. Адвокат Сидоркина отмечает, что в действительности Кольченко был задержан возле здания УФСБ, и что позже ее подзащитный отказался от признания вины.

Ткаченко переходит к протоколу задержания Сенцова от 11 мая 2014 года. Динзе указывает, что в протоколе Сенцов назван гражданином Украины.

В своих показаниях, данных следователям 13 мая 2014 года, Бураковский, который «в результате ссоры» съехал от родителей и арендовал комнату у Энвера Асанова, рассказывал, что «примерно в 10-х числах апреля» 2014 года он встретил «на выходе с территории участка» на улице Петровская балка хозяина в обществе двух молодых людей. Те переносили «полимерный мешок белого цвета с содержимым», полиэтиленовый пакет и темный рюкзак. Бураковский предположил, что предметы, обнаруженные во время обыска у Асанова, могли принадлежать именно этим людям, которых он был готов «уверенно опознать».
Тем временем допрос Бураковского в суде откладывается, а свидетель Команская заболела, и ей пришлось вызывать «скорую», говорит Ткаченко и переходит к оглашению материалов из дела — ходатайств следствия о проведении обыска у Асанова и Сенцова и соответствующих разрешений Киевского райсуда Симферополя.

Динзе отмечает, что на постановлении суда стоит печать другого государства — Украины.

Допрос Бураковского откладывается. Крымский судья должен выехать в СИЗО, чтобы провести процедуру установления личности свидетеля.

— Сотрудник изолятора? Сейчас, минуту, — говорит Бураковский и выходит из кадра, когда судья спрашивает у него, кто организовал видеосвязь с Крымом.

Суд после перерыва приступает к допросу свидетеля Бураковского Ярослава Любомировича, 18 августа 1977 года рождения, бывшего сварщика на зеркальном заводе, ранее пятикратно судимого судом города Евпатория за совершение краж.

Допрос пройдет в режиме видеоконференции — Бураковский опять находится в СИЗО, в кадре кроме него виден сотрудник ФСИН. Свидетель не скрывает скуки, смотрит в потолок и выстукивает ритм костяшками пальцев по столу.

Справка ФСБ о результатах ОРМ в отношении Александра Кольченко. Фото из материалов дела

Адвокат Динзе зачитывает инструкции ФСБ по порядку предоставления суду оперативных справок. В случае с фигурантами дела эти инструкции были нарушены, утверждает адвокат — к справкам не прилагаются необходимые сопроводительные документы.

Прокурор оглашает оперативные справки ФСБ, в которых описаны результаты оперативно-розыскных мероприятий по фигурантам дела.

Динзе просит читать документы полностью, указывая на то, что прокурор пропускает моменты, которые не подтвердились: «По сути, эта справка недостоверна»

Установлено, говорится в справке на Кольченко, что Александр «Тундра» Кольченко в 2011 году работал в археологической экспедиции «Неаполь Скифский», среди археологов имел прозвище «Саша Бухенвальд» (видимо, из-за худобы) и «дружеских отношений с членами экспедиции не поддерживал». «Известно, что он является активистом неформальной молодежной организации «Левое студенческое действие» (лидер — Арсений Ярош) и неоднократно принимал участие в различных протестных акциях».

«По имеющейся оперативной информации «Тундра» ранее (…) был известен своими радикальными взглядами как «борец с системой»», — читает прокурор из справки ФСБ.

Ткаченко читает протокол осмотра ноутбука Олега Сенцова; прокурор перечисляет файлы. Среди них упоминается картинка-демотиватор «Референдум под дулом автомата», некая инструкция по приготовлению воспламеняющихся веществ и смесей и «Учебник городского партизана» бразильского коммуниста Карлоса Маригеллы, полная распечатка которого приобщена к делу.

Прокурор делает акцент на главе «Бомба из хозяйственного магазина».

Динзе просит разрешения зачитать главу о борьбе с фашизмом.

— Это к вопросу о том, каких взглядов придерживался Сенцов, — говорит адвокат, напоминая, что среди изъятых у подсудимого дисков был фильм «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма.

Оглашается протокол опознания Александра Пирогова свидетелем Добровенко.

Адвокат Самохин отмечает, что опознание было проведено только осенью, тогда как Добровенко общался с Пироговым еще в апреле и сам, согласно данным в суде показаниям, привел его в ФСБ. «Это опознание не имело смысла».

Следом прокурор читает протокол опознания свидетелем Добровенко Алексея Чирния по фото и протокол задержания Чирния, акт осмотра телефона Чирния и изъятых у него электронных носителей. В числе контактов в телефоне Nokia значатся Дама Сердца, Ахметхан-Десяток, Антон-Милитарис, Зверь, Змей, Жека-Брат, Лена-Лиса, Шведка и другие абоненты, список которых занимает несколько машинописных страниц.

Прокурор оглашает выводы экспертов, исследовавших изъятые взрывчатые вещества. Адвокат Динзе просит уточнить, где была проведена экспертиза. Ткаченко в ответ молчит.

Судья Сергей Михайлюк ищет эти данные в материалах и тоже не может ответить на вопрос защиты.

— У вас будут какие-то пояснения? — спрашивает прокурора судья.

— Да нет.

В материалах дела указано только, что экпертиза проведена Центром специальной техники Института криминалистики ФСБ, замечает адвокат, но никаких контактных данных учреждения не приводится — «может, его и в природе нет!».

В заседании объявляется перерыв на 15 минут.

Прокурор Ткаченко оглашает протоколы осмотра местности — Вечного огня в парке Гагарине, сквера вокруг памятника Ленину, площади возле железнодорожного вокзала Симферополя. Во всех этих местах Чирний, согласно материалам дела, планировал взрывы.

Затем гособвинитель переходит к чтению материалов комплексной судебной экспертизы.

Согласно выводам экспертов, «происхождение биологического материала» на рукояти и фиксаторе магазина пистолета Макарова, изъятого при обыске в жилище Асанова, указывает на Олега Сенцова. В то же время, исключено, что этот биологический материал принадлежит Кольченко, Чирнию или Афанасьеву, уточняется в экспертизе. При этом на магазине пистолета биологических следов, пригодных для молекулярно-генетического исследования, не обнаружено.

Сам Сенцов заявлял, что после задержания его били пистолетом, что, по его словам, может объяснять появление «биологических следов» на оружии.

Авдокат Самохин:

— Ставился ли в тот период перед органами государственной власти России вопрос о выходе из состава Российской Федерации республики Крым?

Прокурор Ткаченко говорит, что ему непонятна формулировка вопроса. Адвокаты возражают: попытка повлиять на решения органов власти относительно принадлежности Крыма — это ровно то, что вменяется Сенцову и Кольченко. Свидетель Черный: ему это неизвестно. Не слышал он и том, чтобы кто-либо брал на себя ответственность за поджоги. Давать показания он решил сам и самостоятельно пришел в правоохранительные органы, говорит свидетель.

Адвокат Динзе:

— Вам что-нибудь известно про «Правый сектор» в Крыму?

— Когда мы проводили свои мирные акции, мы встречали там акции Евромайдана, и среди участников этих акций были люди, которые заявляли, что они участники «Правого сектора». Во время событий 26 февраля около 50 людей в масках под флагом «Правого сектора» пытались захватить Верховный совет Крыма.

— За что боролся-то «Правый сектор» тогда?

— Ну, им виднее. Захват власти пытались осуществить.

— Зачем им это было нужно?

— Наверное, потому что это одно из структурных подразделений Соединенных Штатов, которые таким образом пытались захватить власть.

О том, кто поджигал офисы пророссийских организаций в Симферополе, свидетель Черный не знает, к какому политическому движению могли бы принадлежать поджигатели, может только предполагать.

Следующий свидетель сегодня — Георгий Черный, 11 апреля 1989 года рождения, буфетчик в ИП «Тарасов». С Кольченко и Сенцовым он также не знаком.

В апреле 2014 года буфетчик был координатором «Национально-освободительного движения» (НОД); «мы выступали против антиконституционного переворота в Киеве и были участниками Русской Вены» — рассказывает он. «Цель нашего движения — объединение стран СНГ в Таможенный союз, в Евразийский Союз. Мы выступали за проведение референдума в Крыму».

— О чем? Продолжите фразу: за проведение референдума… О чем? — подсказывает ему прокурор.

— Референдума о воссоединении Крыма с Россией.

Как и «молодые политологи», НОД также проводило совместные акции «СтопМайдан» с «Русской общиной Крыма» — «против беззакония, которое творилось в Киеве». О поджоге офиса «Русской общины» Черный узнал в апреле 2014 года из СМИ и от членов самой организации. По его словам, кроме того неизвестные подожгли «офис партии «Русское единство» в районе улицы Шмидта». (Вероятно, свидетель имеет в вижу офис «Русской общины Крыма» на Карла Либкнехта, поджог которого инкриминируется подсудимым).

«У нас возникли опасения, потому что у нас тоже находился штаб нашего движения на улице генерала Крейзера, мы там проводили свою деятельность и стали опасаться, как бы это не повторилось и с нами», — говорит он, добавляя, что после поджогов члены НОД установили дежурство возле своего офиса.

Вопросы Пуртову задает сторона защиты.

Адвокат Сенцова Дмитрий Динзе:

— Как вы лично опасались за свое здоровье или жизнь?

— Я появлялся на нескольких ток-шоу, и я опасался, что мне будут поступать угрозы.

— Ваши ожидания опавдались?

— Мои нет, но другим участникам нашей организации, насколько я знаю, поступали угрозы в сети интернет.

«ВКонтакте» они вели группу «СтопМайдан», рассказывает свидетель. «Мы выдвигали идеи противодействия силовому перевороту в Киеве и размещали оповещения о проведении соответствующих митингов».

Адвокат Самохин:

— Известно ли вам, ставил ли в апреле 2014 года кто-либо перед властями вопрос о выходе Крыма из Российской Федерации?

— На данный вопрос я ответить не могу, — признает политолог.

Защитник Кольченко Светлана Сидоркина:

— При каких обстоятельствах вы стали свидетелем по делу?

— В связи с тем, что после поджога я и лидеры нашей организации опасались за свое здоровье, нам было предложено дать показания. Это предложил Владислав Ганджара, руководивший нашей организацией.

— Вы сейчас принадлежите к МГЕР?

— В данный момент да.

О фактах или действиях, которые свидетельствовали бы о присутствия в Крыму «Правого сектора», свидетелю не известно; исключение составляют надписи «Крым — это Украина» и украинские флаги на стенах.

Прокурор Олег Ткаченко допрашивает Пуртова.

— В марте-апреле 2014 года вы занимались какой-либо общественной деятельностью?

— Да, я состоял в «Крымской молодежной ассоциации политологов», она была основана в декабре 2013 года студентами-политологами ТНУ. Мы проводили собрания, на которых обсуждали текущую политическую обстановку и применяли на практике навыки, получаемые в высшем учебном заведении.

По словам свидетеля, «молодые политологи» в большинстве своем поддерживали присоединение Крыма к России. Пуртов знаком с признанным потерпевшим по делу о поджогах Андреем Козенко из «Русской общины Крыма», у которой были «совместные мероприятия» с «молодыми политологами».

— Вам известно о поджоге офиса этой организации?

— Да, я слышал о поджоге из новостей между 14 и 18 апреля 2014 года. Тогда же я слышал о попытке поджога офиса партии «Единая Россия».

— В вашей общественной организации сложилось мнение о том, что это были за акции?

Адвокат Владимир Самохин возражает против вопроса: свидетель должен рассказывать о фактах, а не высказывать своей мнение.

— Какая на тот момент была политическая и общественная обстановка в Крыму? — продолжает прокурор.

Свидетель говорит, что в связи с проведением референдума и событиями в Киеве обстановка в республике была напряженной. «Мы стали опасаться, что дальнейшие действия поджигателей будут распространяться уже на нашу организацию», — сетует Пуртов. При этом своего офиса у «молодых политологов» не было, они собирались на кафедре политологии в ТНУ. Сейчас организация фактически не действует, признает он, а большинство ее участников работает на «Молодую гвардию «Единой России»».

Также свидетель говорит, что после поджогов в офисах «Единой России» была усилена охрана и паспортный контроль.

Больше у прокурора нет вопросов.

Потерпевший Бочкарев, который должен был предоставить суду сметы по ремонту офиса «Единой России», снова не явился на заседание. Также не явилась сегодня заявленная обвинением свидетель Команская.

Суд приступает к допросу свидетеля Дмитрия Пуртова, 18 августа 1992 года рождения, русского, выпускника философского факультета Таврического национального университета, политолога, временно не работающего. Он в розовой рубашке, заправленной в белые брюки. Сенцова и Кольченко свидетель не знает.

Во вторник в суде по делу Сенцова и Кольченко были допрошены «засекреченные» свидетели, в том числе — сотрудник ФСБ «Иванов», который участвовал в оперативных мероприятиях в отношении «крымских террористов». В тот же день адвокат Александр Попков, посетивший в СИЗО Геннадия Афанасьева, сообщил, что тот подтверждает сделанное в суде заявление: показания в отношении других фигурантов дела он давал под давлением.

Медиазона
Поделись страницей