01 Сен

Со сцены Театр.doc прозвучало последнее слово Сенцова на российском суде

В центре премьерного спектакля «Война близко» события в Луганске, Сирии и процесс по сфабрикованному делу над украинским режиссером Олегом Сенцовым. Об этом сообщает обозреватель Марина Токарева в блоге «Новой газеты».

1472552444_770326_23

«Заживо горит щенок, посаженный на железную цепь между двух подбитых машин, с трудом его вытаскивают из огня; спасенного называют Луной, история Луны становится историей гибели всего прежнего уклада. «Война близко» — так координатами тревоги обозначен и назван новый спектакль Театра. doc. Война близко — это обстоятельство времени и места, накрывшее людей враз, без предупреждения», – пишет Токарева.

Поставленный Еленой Греминой спектакль состоит из «скрученных в один узел трех линий». «В основе первой — реальный дневник реального человека из Луганска, присланный в театр. Вторая — текст английского драматурга Марка Равенхилла о Сирийской войне, о том, как в перекрестии трактовок безусловное начинает выглядеть относительным. Третья — закулисье сфабрикованного процесса над украинским режиссером Олегом Сенцовым, взятого с тыла, с изнанки событий», – отмечает обозреватель.

В спектакле задействовано трое актеров. По словам Токаревой, они работают в фирменной стилистике Doc’а: «вне красок, сильных эмоций, какой бы то ни было театральности. Вся «сценография» происходящего — неуклюжая пирамида стульев, воздвигаемая со скрежетом и лязгом — образ хаоса, накреняющего мир».

«Герой и автор — обычный мужик с «пакетом» — жена, дочь, квартира, машина, работа: норма, слегка осложненная идейной рознью внутри семьи («Родители жены — за соединение с Россией, я — за демократический выбор»). – пишет Марина Токарева. – Но пока Киев смывает грязь и кровь с улиц, в Луганске начинается небывалое: в центре города лежат «люди, разорванные в мясо», город бомбят, кто-то уезжает, кто-то идет в ополчение. И звучит странный рефрен: «У меня ощущение, что скоро все закончится».

«Каждая дата набухает подробностями: референдум по самоопределению, отняли машину, на которой хотел вывезти семью, решение о государственном суверенитете, убит школьный учитель дочери… Среди ополченцев в казачьей форме — одноклассники, коллеги, партнеры по бизнесу. И хотя уже ясно: «в нашем городе есть опасность погибнуть», герой еще пытается жить по-прежнему, возит дочку к репетиторам», – описывает фабулу спектакля обозреватель.

«Расчеловечивание и человечность сфокусированы в истории несчастного щенка Луны: чужак спасает, хозяин выгоняет на улицу… В воздухе Луганска от ноября 2013 года до апреля 2015-го висит и не оседает взвесь взорванной жизни. И главным остается вопрос: за что?», – продолжает Токарева.

По ее данным, «Ваши голоса» — первое исполнение текста Равенхилла в России. «Он стоит между двумя российско-украинскими кусками и схож с ними, как двоюродный брат. Григорий Перель читает монолог нейтрально, тем спокойнее, чем чудовищнее подробности», – отмечает Токарева.

Сюжет и движение третьего фрагмента — то, как выбивают показания на Олега Сенцова, как истязают свидетелей, как организуют процесс: «Суть происходящего абсурдна почти в той же мере, как безумные обвинения на процессах 30-х годов: измышления, напраслина, ложь. На технологии добывания показаний театр останавливается особо подробно: пластиковый пакет надет на голову, электрические провода присоединены к гениталиям, подвешенного на дереве избивают часами. Итог: материал для обвинения».

Согласно описанию обозревателя, диалоги, описания пыток идут на фоне реальных фотографий. «Один из главных фигурантов процесса, как смирительной рубашкой, спеленат майкой с красной надписью: «Крымнаш». Он находит в себе силы прямо в зале суда отречься от показаний, данных под пыткой. Последнее слово Олега Сенцова, осужденного на 20 лет, предваряет финал спектакля. Финальная фраза адресована залу и времени — «Не будем же бояться!», – пишет Токарева.

 

atavita Опубликовано в рубрике Без рубрики