22 Июн

Дмитрий Динзе заявил, что Сенцов не на бирал вес во время голодовки

Украинский режиссер Олег Сенцов, который держит голодовку 39-й день, не набирал вес, как утверждала уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Об этом рассказал адвокат Дмитрий Динзе после встречи с Сенцовым, сообщил «Медиазоне» журналист Антон Наумлюк.

фото Антон Наумлюк

«По всей видимости, эту дезинформацию Москальковой передал уполномоченный по правам человека в Ямало-Ненецком автономном округе Анатолий Сак, который регулярно навещает Сенцова», — предположил Динзе.

Сенцов также рассказал адвокату, что Сак фотографировал его, но отказался предоставить фотографии омбудсмену Верховной Рады Украины Людмиле Денисовой, которая запросила информацию о здоровье режиссера.

«Каждый день Сенцов пьет по 3,5 литра воды, ему капают капельницу с большим количеством глюкозы, аминокислот и питательных витаминных веществ. Ни на какие два килограмма он не поправился. Весил он изначально 90 с небольшим килограмм, сейчас его вес опустился до 77 и встал. Двигается в минус по 100-200 грамм в день. Ни с какой голодовки он не снимался», — сказал Динзе.

Врачи говорят, что у Сенцова возникли проблемы с сердцем и почками. В ближайшие дни, по прогнозам медиков, может начаться кризис здоровья. Промежуточный кризис уже произошел 16 июня, когда Сенцова увезли в больницу. Тогда врач предложил отправить режиссера в реанимацию и начать принудительное кормление, но тот отказался и вернулся в колонию.

По словам Динзе, Сенцов также прокомментировал призыв ЕСПЧ прекратить голодовку. Режиссер передал «большой привет» Страсбургскому суду, который уже несколько лет оставляет без движения его жалобу, и отказался прекращать голодовку.

Опубликовано Медиазона 21.06.2018

14 Ноя

Олег Сенцов две недели пробыл в ШИЗО колонии “Белый медведь”

Украинский режиссер и политзаключенный Олег Сенцов был направлен в ШИЗО (штрафной изолятор. – Прим.) сразу после доставления в ИК-8 в городе Лабытнанги Ямало-Ненецкого автономного округа из-за назначенного ранее наказания. Об этом Радио Свобода сообщил адвокат Сенцова Дмитрий Динзе, который посетил подзащитного. По словам адвоката, перевод Сенцова из Якутска связан с “общественной активностью и его поддержкой” в Якутии. Решение о переводе руководство ФСИН приняло 21 июля, однако этап начался через полтора месяца.

“Перевели, поскольку посчитали, что идет общественная активность в Якутии, связанная с его поддержкой. И руководство ФСИН 21 июля приняло решение о переводе его в Салехард, в исправительную колонию №8, “Белый медведь”. Приказ был отдан 21 июля, и только через полтора месяца решили перевести именно в связи с активной поддержкой по всем фронтам, и с активными действиями в поддержку. За все, что происходило в Якутии, связанное с ним, его за это наказывали. Сажали несколько раз в ШИЗО. Когда его выпустили из ШИЗО в последний раз, дали полчаса на сборы, приехал спецконвой и забрал на этап. На этапе он ехал почти везде изолированно, общаться ему не давали. В Лабытнанги ехал в “столыпинском вагоне” для заключенных, где уже было несколько человек”, – рассказал Дмитрий Динзе.

По словам адвоката, во время нахождения Сенцова на Иркутском Централе, ему назначили около двух недель наказания в ШИЗО. “Его поведение было нормальным все время этапа, однако в Иркутске его вызвали на разбор, где сказали, что решено поставить ему “четыре полосы” (маркировка отбывающих наказание. – Прим.). У него уже была “зеленая полоса”, как у экстремиста, решили добавить максимум – еще три “красных полосы”: может дестабилизировать колонию, склонен к агрессии и еще какие-то личностные характеристики. Он их спросил: “Почему? Не понимаю, за что?”. Произошел конфликт, но в итоге оставили лишь одну “красную полосу”. Тем не менее, наказание было назначено и колонии в Лабытнанги его пришлось исполнять, хотя у них к Олегу никаких претензий нет”. Во время этапа Сенцова удалось посетить нескольким членам общественной наблюдательной комиссии (ОНК).

В настоящий момент Олег Сенцов уже покинул штрафной изолятор и находится в отряде. В его бараке 60 человек. Колония, по словам адвоката, отличается строгим исполнением правил внутреннего распорядка. “Нет никаких непонятных отношений между руководством колонии и заключенными, вне правил внутреннего распорядка. Никаких поблажек режима нет: проверки, очень частые построения. К этому Олег еще не привык, режим в колонии в Якутске был более щадящим. Он говорит, что отношения со стороны сотрудников колонии уважительное. У руководства и у него самого взаимных претензий нет. В колонии делают сейчас все, чтобы он адаптировался быстрее, определился, чем будет заниматься. В Якутии допускались вольности в одежде, он мог носить свитер, например. А здесь все строго – на свиданиях нет прямого доступа, чтобы поздороваться за руку, например, документы передавать только через щель специальную”, – рассказал адвокат.

Основное производство в колонии – обработка камня и изготовление каменных поделок. Но кроме этого, есть работы в библиотеке, театре и местной киностудии. Руководство колонии предложило ему работу, связанную с работой театра и кино, но он отказался. “В настоящее время ничем не занимается, еще не определился. Но творчеством заниматься продолжает: пишет, уже готово несколько сценариев, рассказов. Потихонечку в этом направлении работает. Говорит: “Вынашиваю идеи, продумываю сценарии, как это должно воплотиться в фильмы”, – рассказал адвокат.

Также Дмитрий Динзе сообщил об условиях, в которых теперь предстоит находиться Сенцову. “Температура здесь сейчас -16. Рассвет в районе 9 утра, закат уже к трем дня. Климат в настоящее время ему не очень подходит, слишком сырой. В Якутии было посуше, и ему там было комфортнее. Пока он ехал, из-за того, что находился в неотапливаемых автозаках, обострился ревматизм, и он заметил проблемы с сердцем. В колонии к жалобам отнеслись лояльно: назначили обследование, возили в гражданскую больницу сразу после ШИЗО. Взяли анализы, сделали кардиограмму, запросили медицинские документы у родных, чтобы поставить диагноз и назначить лечение. Им проблемы не нужны, руководство идет навстречу Олегу и мне, как его адвокату, в плане здоровья”, – отметил Динзе.

“Это обычная северная колония, только перед входом стоит памятник “Белому медведю”, сейчас весь в снегу. Чтобы добраться до колонии, нужно лететь в Салехард. Оттуда на катере на воздушной подушке через Обь. И уже на другом берегу на машине минут 15. Цены на продукты здесь пониже, чем в Москве, но климат сложный – холодно, как в Якутии, но сырой. Олег к такому не привык, он даже в Крыму жил в сухом все же климате. Очень сильно похудел. В Якутии и сейчас – это два разных человека. Очень устал от этапа, и у него нет запасов продуктов. Хотя питание в колонии нормальное, в отличие от 15 других северных колоний снабжается хорошо”, – сообщил адвокат.

Динзе показал своему подзащитному письма от матери и от коллег, с которыми Сенцов работал ранее. “Родственники его держат в курсе дела, что происходит с его постановками, рассказывают обо всем, что связано с его книгами. Он имеет право раз в месяц закупиться продовольственными и не только товарами на 7 тысяч рублей. Раз в три месяца может получить посылку на 20 кг, поэтому просил не передавать много разных мелких посылок, а лучше перечислять деньги родным, которые будут закупать то, что необходимо.

По словам адвоката, Олег Сенцов перестал ожидать обмена, однако считает, что когда-нибудь это произойдет. “Когда меня отправляли на этап в Якутии, я думал, что везут на обмен. А потом увидел ведомость, что везут в Ямало-Ненецкий округ. Я перестал на что-то надеяться, хотя думаю, что обмен произойдет рано или поздно. Но я живу сегодняшним днем. Так легче находиться в местах лишения свободы”, – передает слова режиссера Динзе.

​Сенцов в августе 2015 года был приговорен российским судом к 20 годам лишения свободы по обвинению в подготовке подрыва памятника Ленину в Симферополе и поджоге офисов “Русской общины Крыма” и “Единой России”. Украинский режиссер не признал свою вину. Правозащитный центр “Мемориал” признал его политическим заключенным. В октябре Олега Сенцова этапировали в исправительную колонию строгого режима №8 в городе Лабытнанги (Ямало-Ненецкий автономный округ), известную под названием “Белый медведь”.

Источник: Радио Свобода

09 Мар

“Он работает на будущее”

В Праге состоялась премьера документального фильма Аскольда Курова «Процесс» о судьбе украинского кинорежиссера Олега Сенцова, осужденного в России на 20 лет колонии строгого режима по обвинению в терроризме. Сейчас Олег Сенцов, признанный «Мемориалом» политзаключенным, отбывает наказание в Якутии. Вместе ним по тому же делу проходил украинский активист Александр Кольченко — он был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Картина об Олеге Сенцове будет показана также на открывающемся в столице Чехии кинофестивале One World, посвященном правам человека. А месяц назад фильм с успехом демонстрировался в рамках престижного Берлинского кинофестиваля. Рассказывает режиссер документальной ленты об Олеге Сенцове Аскольд Куров.

— За два дня до премьеры нельзя было купить билеты, она прошла при полном аншлаге. Это был показ в рамках 30-летия Европейской киноакадемии, на котором присутствовали и директор фестиваля Дитер Косслик, и представители Европейской киноакадемии — Агнешка Холланд и Майк Дауни. И до показа, и после показа проводилась акция Amnesty International, во время которой собирали подписи в поддержку Олега Сенцова. После показа был флешмоб, где уже зрители призывали освободить Олега, — рассказывает Аскольд Куров.

Акция в поддержку Олега Сенцова на Берлинском кинофестивале. Февраль 2017 года

Коллеги-кинематографисты в России и за рубежом не раз проводили акции в поддержку Олега Сенцова. Среди тех, кто призывал освободить Сенцова, мировые знаменитости: актер Джонни Депп, кинорежиссеры Кшиштоф Занусси, Педро Альмодовар и Вим Вендерс.

Джонни Депп в поддержку Олега Сенцова

Вопрос о Сенцове был поднят российским кинорежиссером Александром Сокуровым на совместном заседании президентских советов по языку и культуре в начале декабря прошлого года. На мольбу Сокурова освободить кинорежиссера Путин ответил, что должны «созреть соответствующие условия».

Адвокат Дмитрий Динзе и его подзащитный Олег Сенцов

Олег Сенцов отбывает наказание в ИК-1 в Якутии. В конце минувшего года туда ездил адвокат украинского режиссера Дмитрий Динзе.

— Олег был в хорошем состоянии. Он знает о фильме, который про него снял Аскольд Куров. Он сказал, что не против, если ему будут писать письма поддержки, присылать открытки, и вообще не будут о нем забывать.

— С чем связаны его ожидания?

— Олег надеется, что все-таки начнется обмен и его обменяют на граждан России, которые находятся на территории Украины. Если был бы запущен этот процесс и, соответственно, его бы обменяли, это было бы для него самым удачным вариантом. Находится он не в лучших климатических условиях, но держится и ждет развития политических событий.

—​ Якутия находится далеко от Москвы. Поэтому трудно ожидать, что адвокаты и родственники могут ездить туда часто. Тем не менее есть ли у вас и у родственников какие-то возможности связываться с Олегом?

— Насколько я знаю, письма, которые ему посылают, до него не доходят. Они, как я узнал от сотрудников колонии, пересылаются в Москву, и там люстрируются. Насколько я знаю, Зоя Светова хотела к нему попасть, чтобы с ним интервью сделать. Но ее не пустили. Фактически он находится в изоляции. За ним наблюдают из Москвы и соответствующие условия содержания ему создают, чтобы от него ничего не уходило и к нему ничего не приходило. Решаются какие-то бытовые вопросы — посылки приходят вещевые, продуктовые, но письма из-за границы, письма с Украины до него не доходят.

—​ А местные правозащитники могут как-то контактировать с Сенцовым?

— Насколько я знаю, там есть журналист из местного интернет-издания. Он же, как я понимаю, член Общественно-наблюдательной комиссии. Он к Олегу периодически ездит и, соответственно, с ним ведет какие-то разговоры, отслеживает условия его содержания. Местного адвоката для этого нанимать не имеет никакого смысла.

—​ Олег говорил, с кем он сидит, какие у него взаимоотношения с другими заключенными?

— Каких-либо конфликтов с другими заключенными у него нет. По его статье еще человек пять, но это, как правило, таджики, которые состояли в «Хизб ут-Тахрир». Он с ними вообще не пересекается. Еще один заключенный русский парень тоже по терроризму, но конкретно Олег никаких деталей не имеет, потому что он сам по себе. Собственно говоря, он занимается творчеством, пишет пьесы, рассказы, сценарии. Ему просто-напросто некогда налаживать какие-то взаимоотношения в колонии, он полностью поглощен и занят творческим процессом. Олег надеется выйти и начать снимать фильм. Можно сказать, что сейчас он работает на будущее, сам для себя, — сказал Дмитрий Динзе.

Журналист и правозащитник Зоя Светова

Журналист и правозащитник Зоя Светова с самого начала следила за делом Олега Сенцова. Сейчас, когда он отбывает наказание в Якутии, Светова хотела сделать с ним интервью, однако получила отказ.

—​ Вам как-то объяснили отказ?

— Я отправляла письмо в пресс-службу ФСИН на имя Корниенко (руководитель ФСИН Геннадий Корниенко. — РС) и просила разрешить мне интервью с Сенцовым. Сначала мне отказали как корреспонденту «Открытой России», а потом как внештатному корреспонденту издания The New Times. Без объяснений причин. Они ссылаются на норму Уголовно-исполнительного кодекса, но там четких формулировок нет, а написано лишь, что администрация колонии или администрация СИЗО может по своему собственному усмотрению отказать без объяснения причины. Поэтому я буду обжаловать в суде эти отказы. Потому что я считаю, что это нарушение свободы слова и дискредитация осужденного. Нет никакой причины, по которой они могут отказать. В письмах Олег не возражал против интервью. Получается, что администрация по своему собственному усмотрению может решать. Я посылала вопросы. Я готова была согласовать вопросы. Но, видимо, это решается не на уровне колонии, а на уровне каких-то других органов, которые курируют судьбу Олега Сенцова, его дело.

—​ Вы получали от Олега Сенцова письма уже после окончания суда?

—​ Я ему отправляла несколько писем, еще когда он сидел в СИЗО Ростова-на-Дону. Одно письмо от него пришло. А на мое поздравление с Новым годом, которое я отправила, пришло уведомление о вручении, но ответ не пришел. Я слышала, что письма от него не приходят. В общем, происходит такая полная его изоляция от общества, от его друзей, знакомых, журналистов. Мы вообще о нем ничего не знаем, что с ним происходит. Когда он сидел в «Лефортово», там тоже были такие случаи, когда ему очень часто не передавали письма. Мы писали жалобы, говорили руководству СИЗО, что это безобразие. И буквально после нашего прихода на следующий день ему целую кипу писем передавали.

—​ Вы следите за этой историей с самого начала. Насколько вероятно то, что Сенцова могут обменять?

— Я на это надеюсь. Ведь Олег Сенцов писал о том, чтобы его этапировали на Украину. Нам сообщают в Минюсте, что он является гражданином России, и поэтому его нельзя этапировать. Они не воспринимают его украинское гражданство. Получается, что он не может быть экстрадирован в Украину как украинский гражданин. Остается единственная возможность его освобождения — это помилование президентом или его обмен на россиян, которые сидят в Украине. Я очень надеюсь, что ближе к выборам его обязательно обменяют, как и других украинских политзаключенных. Я считаю, что Олег Сенцов стоит одним из первых в этом списке. Дело его и Александра Кольченко должно быть одним из первых в списке тех дел, которые нужно решать. Так же как сейчас Верховный суд и Генпрокуратура решают дело Дадина и дело Чудновец. Потому что эти дела точно такие же сфабрикованные, сфальсифицированные и неправосудные, — говорит Зоя Светова.

Дети Олега Сенцова по-прежнему живут в Крыму со своей бабушкой и с сестрой Олега. Другая — двоюродная сестра Сенцова —​ Наталья Каплан сейчас живет в Киеве. После двух громких обменов — Надежды Савченко, а также Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева, интерес на Украине к украинским заключенным в России ослаб, полагает Наталья Каплан:

— Время от времени здесь проходят какие-то акции с требованием освободить Олега, других политзаключенных. Но, честно говоря, все сходит на нет. Минюст пишет запросы на экстрадицию, получает отказы. Насколько я знаю, ведутся какие-то переговоры, но я в них не участвую и не знаю их сути, не знаю подробностей. Политики говорят: «Мы работаем над этим». Это их любимая фраза.

Акция в Киеве в годовщину вынесения приговора Олегу Сенцову и Александру Кольченко. Август 2016 года

—​ А что касается суда?

— Все суды в России мы проиграли, и по факту сейчас действительно ничего не происходит. Дело коммуницировано в ЕСПЧ, но сколько оно там еще пролежит до рассмотрения, никто точно сказать не может.

—​ Какие последние сведения от Олега у вас есть, пускают ли вас к нему?

— У Олега ничего интересного не происходит. Час в день — прогулки, пишет сценарии, и это вся его жизнь на данный момент. От свиданий Олег отказался, объяснив это тем, что ему так проще морально держаться. Он видел других заключенных после свиданий с семьей, и как те впадали в депрессию. Поэтому на свидания к нему в Якутск еще никто не ездил. Бывают редкие-редкие письма и редкие-редкие звонки, так вот и поддерживаем связь.

—​ Насколько важны для Олега акции, которые проходят в его поддержку?

—​ Я думаю, что это важно. Конечно, сами кинематографисты, объективно говоря, вытащить Олега не смогут, но они смогут донести до политиков, которые реально могут воздействовать на ситуацию, информацию. Судьба Олега сейчас исключительно в руках политиков. Я надеюсь, что тот же фильм Аскольда Курова, другие акции как-то помогут донести нужную информацию до людей, которые способны изменить ситуацию, —​ сказала в интервью Радио Свобода сестра Олега Сенцова Наталья Каплан.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Олега Сенцова и проходившего по тому же делу Александра Кольченко политзаключенными.

Текст:  Елена Поляковская

Опубликовано Радио Свобода 9 марта 2017
28 Мар

Защита Сенцова и Кольченко подала жалобу на приговор в Верховный суд РФ

Адвокаты украинцев Олега Сенцова и Александра Кольченко, незаконно осужденных в России, подали кассационную жалобу на приговор в Верховный суд РФ. Об этом сообщил адвокат Дмитрий Динзе.

95_main

“Мы направили в Верховный суд РФ кассационную жалобу на приговор Сенцову и Кольченко”, – сказал он.

Динзе добавил, что защиту абсолютно не устраивает приговор.

“В рамках этого приговора мы обжаловали практически каждый пункт и указали, что Сенцова нужно оправдать, преступления он не совершал”, – отметил Динзе, подчеркнув, что жалоба согласована с уполномоченным по правам человека в РФ.

 

В августе прошлого года Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил украинского режиссера Олега Сенцова к 20 годам колонии строгого режима. Суд признал Сенцова виновным в организации террористического сообщества и участии в нем, теракте и приготовлении к теракту, а также в покушении на незаконное приобретение взрывчатки и незаконном приобретении взрывчатых устройств. Сенцов своей вины не признал.

Активиста Александра Кольченко, второго подсудимого по делу «крымских террористов», суд приговорил к десяти годам колонии строгого режима. Правозащитный центр «Мемориал» объявил осужденных политическими заключенными. 10 марта 2016 года Украина обратилась к России с просьбой выдать ей Сенцова и Кольченко.

Опубликовано 28 марта 2016 Фокус
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
13 Ноя

КС признал законным подписку о неразглашении адвокатом тайны следствия

Конституционный суд РФ не нашел нарушений в действиях следователей, который обязывают адвоката не раскрывать тайну предварительного расследования. Признать неконституционной подписку о неразглашении требовали осужденный по обвинению в терроризме украинский режиссер Олег Сенцов и его адвокат Дмитрий Динзе.

Скриншот 2015-11-18 12.47.48

«Закрепление в УПК требования о неразглашении данных следствия, несоблюдение которых влечет уголовную ответственность, обусловлено тем, что при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел интересы правосудия … предполагают сохранение в тайне полученной в ходе уголовного судопроизводства конфиденциальной информации», —цитирует РАПСИ решение КС. Суд указал, что в этих случаях право на свободу информации может быть ограничено в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Заявители указывали, что подписка о неразглашении нарушает равенство сторон перед законом, гарантии справедливого судебного разбирательства, презумпцию невиновности и право на защиту. Кроме того, говорилось в жалобе, данное положение УПК противоречит Конституции, которая гарантирует, что права и свободы человека являются высшей ценностью, а соблюдение и защита прав и свобод человека — обязанностью государства.
Медиазона
08 Сен

Суд в Москве назначил на 9 сентября рассмотрение исков к основным российским телеканалам о защите чести и достоинства Сенцова – адвокат

Олег Сенцов и Александр Кольченко

Олег Сенцов и Александр Кольченко

Один из районных судов Москыв рассмотрит 9 сентября жалобу о защите чести и достоинства украинского кинорежиссера Олега Сенцова, осужденного в России к 20 годам. Об этом рассказал адвокат Сенцова Дмитрий Динзе  в интервью Радіо Свобода.

«В этом иске указано, что в свое время, когда задержали Сенцова и Кольченко, СМИ распространяли пресс-релиз ФСБ России о том, что была задержана некая террористическая группа, которая осуществляла террористические акты. И были указаны конкретные фамилии. СМИ подхватили информацию о том, что есть какие-то террористы, осуществляли теракты, и они виновны в совершении этих актов. Собственно говоря, об этом говорили так, будто их вина уже определена», – сказал адвокат.

По его словам, исходя из всего контекста, СМИ еще до вынесения основного решения по уголовному делу (а только приговор – единственный документ, который может решать виновность или невиновность) была распространена лживая, заведомо ложная информация о том, что люди совершали теракты. Это касалось Сенцова и Кольченко.

«Защита Сенцова считает, что СМИ – «Первый канал», НТВ, многие госканалы – они не имели права распространять эту информацию в категорическом смысле. Имеется в виду, что люди, например, могли распространить информацию о подозрении в совершении преступления, но не говорить об их виновности… Исходя из этого, соответственно, предъявлены исковые требования к основным российским телеканалам», – подчеркнул Динзе.

25 августа российский суд приговорил украинского режиссера Олега Сенцова к 20 годам заключения в колонии строгого режима. Активисту Александру Кольченко российский суд дал 10 лет тюрьмы. Их осудили по обвинению в организации терактов в Крыму. Оба украинца обвинения отвергают, называя дело политическим.

Защита Сенцова подала аппеляцию на приговор в Верховный суд Российской Федерации. Завтра, 9 сентября, в 14.40 в Мещанском районном суде г. Москвы (ул. Каланчевская 43), в зале 74, состоится суд по иску о защите чести и достоинства Олега Сенцова против ФСБ, распространившей лживый пресс-релиз и ряда пропагандистских СМИ. Процесс открытый.

Крым.Реалии
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
01 Сен

Деньги «Открытой России» для Сенцова и Кольченко

Сенцов и КольченкоФонд “Открытая Россия” Михаила Ходорковского при поддержке еще нескольких анонимных жертвователей и Алексей Навальный создали совместный проект финансовой поддержки политзаключенных в России. 22 человека в ближайшее время получат единовременную помощь в размере 100 тысяч рублей, в дальнейшем список получателей будет меняться и пополняться.

Деньги в основном выделил бывший глава ЮКОСа, Алексей Навальный финансово в помощи не участвует и оказывает акции информационную поддержку. Инициатива “Открытой России” вызвала неоднозначную реакцию среди правозащитников. Одни считают ее откровенным рекламным ходом, в силу громкой публичности и привлечения внимания, другие подчеркивают, что многие заключенные, которым обещана помощь, в первую очередь Олег Сенцов и Надежда Савченко, не должны были бы принимать ее от людей, фактически поддержавших российскую аннексию Крыма и вмешательство России в вооруженный конфликт на Украине.

“Отстаивать свою правоту под давлением отлаженной репрессивной машины очень тяжело. В это время очень важно сохранять связь с семьей, родными, друзьями, чтобы не терять веру в возможность вернуться к нормальной жизни”, – говорится на странице проекта на сайте “Открытой России”. Именно для таких целей люди, признанные политзаключенными, получат единовременную материальную помощь. Список получателей определил экспертный совет из 24 правозащитников, адвокатов и журналистов, пишущих на политические темы, рассказывает главный координатор проекта, бывшая фигурантка “Болотного дела” Мария Баронова:

– Надо разделить эту историю на две части. Первая – это само признание человека политзаключенным, вторая – оказание ему материальной помощи. Есть достаточно много других организаций, от “Международной амнистии” до “Мемориала”, которые признают людей таковыми. У кого-то есть критерии, определяющие статус “политзаключенный”, как у “Мемориала”. У “Международной амнистии”есть термин “узники совести”. То есть люди, которые сейчас получат помощь, уже признаны политзаключенными. Иногда мы, “Открытая Россия”, будем и сами искать тех, кто является по факту политзаключенными.

Часто люди становятся жертвами так называемых “неполитических репрессий”, когда они просто “попадают под систему”. Раньше они никак не участвовали в политике, но после этого поняли, что с ними это произошло из-за полного отсутствия в стране правовой системы. И они начинают бороться за свои права и за права тех людей, которые тоже находятся в СИЗО или в колонии, по аналогичным причинам, – и такие люди тоже будут признаваться политическими заключенными. И (с непонятной пока периодичностью, от 2 до 4 месяцев) наш экспертный совет будет принимать решения, кто из этих людей в первую очередь нуждается в помощи, чьи семьи находятся в наиболее плачевном материальном положении, не могут посещать, например, своих близких в колонии, ездить на свидания, и таким людям будет оказываться помощь.

– А сейчас кто уже вошел в список получателей помощи?

– На данный момент помощь получат экоактивист Евгений Витишко, Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Сергей Кривов, Алексей Гаскаров, Леонид Развозжаев, Илья Гущин, Сергей Удальцов, Таисия Осипова, Андрей Барабанов, Степан Зимин, Александр Марголин, Иван Непомнящих, дело которого сейчас рассматривается в Замоскворецком суде (некоторым кажется, что “Болотное дело” закончилось, но это не так!) Дмитрий Ишевский, левый активист Алексей Сутуга, Олег Сенцов, Александр Кольченко, Олег Навальный, Сергей Резник, Сергей Мохнаткин, Надежда Савченко, Андрей Пивоваров.

– А кто вошел в экспертный совет, кто определяет людей, которые получат материальную помощь “Открытой России”?

– 24 человека – журналисты, которые пишут на “тюремные темы”, или адвокаты, которые занимаются политическими делами, или известные, пользующиеся авторитетом правозащитники. Предлагали с каждой стороны, и Навального, и Ходорковского, по четыре человека, потом каждый из этих четырех человек предложил еще по две кандидатуры, исходя из этих критериев. И было выбрано 24 персоны. Среди них есть журналист “Новой газеты” Вера Челищева, глава правозащитной ассоциации “Агора” Павел Чиков, глава Комитета против пыток Игорь Каляпин и известный адвокат, занимающийся, в частности, защитой Олега Сенцова, Дмитрий Динзе. Есть также и разово приглашенные эксперты, это, например, Светлана Рейтер и Олеся Герасименко, журналист Андрей Лошак и другие люди.

– В большинстве это люди, отреагировавшие на последний текст Михаила Ходорковского “о несоблюдении законов”, если они очевидно несправедливы и аморальны. Вы его сами комментировали в “Фейсбуке”. Реакция в социальных сетях – это одно. Но могут ли в России начаться массовые выступления против законодательства, против судебных приговоров, которые люди считают несправедливыми и аморальными, или нет?

– Я написала свой текст не просто в поддержку мысли Ходорковского, я еще являюсь координатором “Открытой России” и достаточно много совместно работаю с Михаилом Борисовичем. Соответственно, я полностью разделяю его мысли, которые он высказал – как их высказывали, уже примерно 200 лет подряд, много философов западного права, начиная с Иммануила Канта. Это не очень новая мысль, на самом деле! Просто почему-то, как всегда, высказанная на русском языке, она становится страшно новой и интересной. Для меня интересной она является только с точки зрения реакции на нее, в том числе либеральной общественности, а также журналистов, которые вроде бы обвиняют оппозицию в том, что никто ничего не делает, все бесполезно и так далее. Вот, им предлагают начать серьезно обсуждать серьезные темы – о том, как в последние годы с помощью законопроектов понижается уровень морали общества. Потому что есть законы, которые регулируют, в том числе, этические и моральные отношения в обществе. В последние годы все людоедские законы, которые были приняты, в первую очередь очень сильно понизили мораль в обществе. И если в следующем году примут закон, позволяющий убивать людей, которые тебе не нравятся, никто не обратит внимания на него – по той причине, что уровень морали понижен. Соответственно, речь, в первую очередь, идет об аморальности соблюдения законов, которые противоречат нормальным морально-этическим нормам западного общества. А я до сих пор убеждена, что мы часть западного общества, мы Европа!

И это чудовищно, что люди вместо того, чтобы начать обсуждать механизм, как это можно делать, начинают просто смеяться. Это очень удручающе выглядело, когда кто-то начал нам писать: “Давайте срочно нам деньги, потому что, если кто-то будет не соблюдать людоедские законы, его же посадят”. А кто-то начал весело шутить о том, что “не мигнул поворотником при перестройке в левый ряд, как Ходорковский завещал…” Все это говорит о полной инфантильности общества, в том числе людей, которые ходили на Болотную в 2011-2012 годах. Они вроде бы хотят каких-то перемен и другого общества, но ничего для этого делать не хотят – кругом хорошее настроение, кругом радость и веселье…

– Я бы насчет веселья в тех кругах, о которых идет речь, не говорил. Сейчас заметна другая тенденция – эйфория от того, что “мы что-то можем”, эйфория 2011-12 года, сменилась совсем глухим депрессивным отчаянием. Очень многие призывают, раз изменить в ближайшее время ничего нельзя, выбрать эмиграцию, попросту говоря, все бросить и уехать. Вы бы что ответили на это?

– Я рада за всех, у кого есть деньги на эмиграцию, и, если они хотят эмигрировать, они могут это сделать, границы пока открыты. Призывать людей оставаться в пока что “элитном концлагере” я не могу. Сама я в нем остаюсь и буду здесь жить, потому что это моя земля. Я просто уверена, что могу что-то изменить. Но если у людей нет веры в то, что они могут что-то изменить здесь, и если у них есть средства на то, чтобы уехать, я могу только сказать, что им правильнее уехать. Если у них есть желание жить нормальной, тихой жизнью и они не хотят быть вовлеченными в общественную жизнь. Конечно, очень классно быть на гребне волны и побеждать, и очень тяжело, когда на тебя постоянно давят. Да, развилась депрессия и отчаяние. Наверное, нам всем нужна какая-то коллективная государственная психотерапия, но ее, к сожалению, не будет, – говорит координатор “Открытой России” Мария Баронова.

После анонсирования проекта “Открытой России” в либеральной части общества возникла дискуссия о моральной стороне этой инициативы, рассказывает правозащитник, член Комитета “6 мая” Сергей Шаров-Делоне. Олег Сенцов как получатель помощи от людей, которые одобряют российскую аннексию Крыма, – это, по его мнению, выглядит дико. Но есть и другие болезненные моменты:

– Я не вошел в экспертный совет “Открытой России”, распределяющий эти деньги, потому что с самого начала не получил ответов на очень важные для себя вопросы. Пункт первый – публичность акции. Далеко не всякая помощь политзаключенным должна быть публичной, по моему глубочайшему убеждению, потому что это лишний раз подставляет людей под удар. Это возможность, грубо говоря, обвинять их, в том числе, и в том, что они получают деньги из-за границы. Для очень многих, кто выходит из заключения, вопрос, как жить дальше, остается очень сложным, а это все только его усложнит. И второй момент – это действительно совершенно нереальная ситуация, когда деньги выдают люди, придерживающиеся мнения, за которое, строго говоря, сидят люди, которым они дают деньги. Это тоже очень странно. Вообще, вся эта затея попахивает пиар-кампанией, а не реальной работой.

– Трудно, конечно, заниматься предсказаниями, но, если говорить не только об Олеге Сенцове, а о тех же “болотных узниках”, их реакцию можно угадать?

– Она очень разная у разных людей, я это просто знаю. Вся эта затея имеет некоторую историю. Есть мнения, что это публичная рекламная акция. На самом деле, есть такие организации, как “Союз солидарности с политзаключенными”, “Комитет “6 мая”, которые помогают узникам, но это все делается аккуратно, деликатно, чтобы максимально людей не подставить.

– Дмитрий Динзе, адвокат Олега Сенцова, вошел в совет людей, который определял получателей помощи “Открытой России”. Он говорит, что Олег Сенцов через свою сестру помощь получит и, по его мнению и по мнению, видимо, самого Сенцова, не так уж важно, насколько рекламным является проект и кто его организаторы, главное – помочь людям.

– Это, конечно, все так. Но я глубоко убежден в том, что нерекламные акции эффективнее и полезнее! Скажем, та помощь, которая заявлена, меньше, чем та помощь, которая оказывалась людям на протяжении довольно длительного времени. Беда-то не секундная. Это не тот случай, когда человеку нужно сделать операцию, а после этого все с ним в порядке. Это длительный процесс, и тут важнее, на мой взгляд, гораздо более целенаправленная, тщательная, аккуратная работа, чем такая разовая – кинул разом большую сумму. Так что моя позиция – настороженно-негативная. Особенно учитывая персоны, которые этим занимаются, повторю, это тоже очень существенно, – подчеркиваетСергей Шаров-Делоне.

Адвокат Олега Сенцова Дмитрий Динзе в интервью Радио Свобода заявил, что, по его данным, принятием финансовой помощи от “Открытой России” сейчас занимается сестра Олега Сенцова Наталья:

– Я думаю, любую помощь они примут, потому что еще оказывается финансовая помощь детям. Плюс необходимы денежные средства на юридические процедуры, заверение документов, на передачи. Плюс еще разные другие моменты, связанные, в том числе, и с оплатой адвокатов. Поэтому я думаю, что, конечно, помощь они примут.

– Многие обращают внимание на двусмысленность ситуации: люди, которые согласны с лозунгом “Крым наш!”, выступают в поддержку Олега Сенцова.

– Было голосование, я тоже, собственно, голосовал, потому что я вхожу в круг лиц, которые определяют получателей этой помощи. И это было открытое голосование. Все видели, за кого кто голосует, и, исходя из этих голосов, потом принималось решение. Все было предельно прозрачно, и не конкретные люди и “спонсоры” решают, кому помощь, а большая группа лиц.

– Все они в целом относятся к инициативе “Открытой России” положительно? Потому что я встречал и другие мнения, что это несколько рекламная акция.

– Я не вижу здесь ничего рекламного. Ну, хорошо, даже если это самореклама организаторов, но проект реально кому-то помогает, денежные средства идут на благое дело, то я не вижу здесь какого-то популизма. Я считаю, что проект нормальный и помощь выделяется адекватно, вот и все.

– Когда вы намерены обжаловать приговор, вынесенный Олегу Сенцову?

– Предварительную жалобу Светлана Сидоркина, адвокат Александра Кольченко, отправила сегодня в Северо-Кавказский окружной военный суд. Во вторник я получу свой экземпляр приговора и подам уже полную апелляционную жалобу, до пятницы. А они уже когда будут подавать, я не знаю. Суд теперь должен определить время, до которого будут поданы полные апелляционные жалобы на приговор. Я собираюсь за эту неделю уже написать и отправить.

– Насколько мне известно, сейчас власти Украины готовят некий санкционный список российских чиновников, по типу американского “списка Магнитского”, который уже заранее называют “списком Олега Сенцова и Надежды Савченко”.

– Да, я знаю, что формируется такой список. Туда хотят включить судей, которые приговорили Сенцова, определенных следователей, оперативных сотрудников, судей, которые избирали меру пресечения. Список достаточно большой, туда входит более 20 фамилий. И я считаю, что это необходимо делать, потому что нужно использовать, в том числе, и какое-то международное давление, чтобы власти Российской Федерации соблюдали закон, не фальсифицировали дела и судили людей в рамках закона, а не так, как им хочется, – заявил в интервью Радио Свобода адвокат Дмитрий Динзе.

Радио Свобода
25 Авг

Адвокат Дмитрий Динзе о приговоре Сенцову/Кольченко. Видео