09 Мар

“Он работает на будущее”

В Праге состоялась премьера документального фильма Аскольда Курова «Процесс» о судьбе украинского кинорежиссера Олега Сенцова, осужденного в России на 20 лет колонии строгого режима по обвинению в терроризме. Сейчас Олег Сенцов, признанный «Мемориалом» политзаключенным, отбывает наказание в Якутии. Вместе ним по тому же делу проходил украинский активист Александр Кольченко — он был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Картина об Олеге Сенцове будет показана также на открывающемся в столице Чехии кинофестивале One World, посвященном правам человека. А месяц назад фильм с успехом демонстрировался в рамках престижного Берлинского кинофестиваля. Рассказывает режиссер документальной ленты об Олеге Сенцове Аскольд Куров.

— За два дня до премьеры нельзя было купить билеты, она прошла при полном аншлаге. Это был показ в рамках 30-летия Европейской киноакадемии, на котором присутствовали и директор фестиваля Дитер Косслик, и представители Европейской киноакадемии — Агнешка Холланд и Майк Дауни. И до показа, и после показа проводилась акция Amnesty International, во время которой собирали подписи в поддержку Олега Сенцова. После показа был флешмоб, где уже зрители призывали освободить Олега, — рассказывает Аскольд Куров.

Акция в поддержку Олега Сенцова на Берлинском кинофестивале. Февраль 2017 года

Коллеги-кинематографисты в России и за рубежом не раз проводили акции в поддержку Олега Сенцова. Среди тех, кто призывал освободить Сенцова, мировые знаменитости: актер Джонни Депп, кинорежиссеры Кшиштоф Занусси, Педро Альмодовар и Вим Вендерс.

Джонни Депп в поддержку Олега Сенцова

Вопрос о Сенцове был поднят российским кинорежиссером Александром Сокуровым на совместном заседании президентских советов по языку и культуре в начале декабря прошлого года. На мольбу Сокурова освободить кинорежиссера Путин ответил, что должны «созреть соответствующие условия».

Адвокат Дмитрий Динзе и его подзащитный Олег Сенцов

Олег Сенцов отбывает наказание в ИК-1 в Якутии. В конце минувшего года туда ездил адвокат украинского режиссера Дмитрий Динзе.

— Олег был в хорошем состоянии. Он знает о фильме, который про него снял Аскольд Куров. Он сказал, что не против, если ему будут писать письма поддержки, присылать открытки, и вообще не будут о нем забывать.

— С чем связаны его ожидания?

— Олег надеется, что все-таки начнется обмен и его обменяют на граждан России, которые находятся на территории Украины. Если был бы запущен этот процесс и, соответственно, его бы обменяли, это было бы для него самым удачным вариантом. Находится он не в лучших климатических условиях, но держится и ждет развития политических событий.

—​ Якутия находится далеко от Москвы. Поэтому трудно ожидать, что адвокаты и родственники могут ездить туда часто. Тем не менее есть ли у вас и у родственников какие-то возможности связываться с Олегом?

— Насколько я знаю, письма, которые ему посылают, до него не доходят. Они, как я узнал от сотрудников колонии, пересылаются в Москву, и там люстрируются. Насколько я знаю, Зоя Светова хотела к нему попасть, чтобы с ним интервью сделать. Но ее не пустили. Фактически он находится в изоляции. За ним наблюдают из Москвы и соответствующие условия содержания ему создают, чтобы от него ничего не уходило и к нему ничего не приходило. Решаются какие-то бытовые вопросы — посылки приходят вещевые, продуктовые, но письма из-за границы, письма с Украины до него не доходят.

—​ А местные правозащитники могут как-то контактировать с Сенцовым?

— Насколько я знаю, там есть журналист из местного интернет-издания. Он же, как я понимаю, член Общественно-наблюдательной комиссии. Он к Олегу периодически ездит и, соответственно, с ним ведет какие-то разговоры, отслеживает условия его содержания. Местного адвоката для этого нанимать не имеет никакого смысла.

—​ Олег говорил, с кем он сидит, какие у него взаимоотношения с другими заключенными?

— Каких-либо конфликтов с другими заключенными у него нет. По его статье еще человек пять, но это, как правило, таджики, которые состояли в «Хизб ут-Тахрир». Он с ними вообще не пересекается. Еще один заключенный русский парень тоже по терроризму, но конкретно Олег никаких деталей не имеет, потому что он сам по себе. Собственно говоря, он занимается творчеством, пишет пьесы, рассказы, сценарии. Ему просто-напросто некогда налаживать какие-то взаимоотношения в колонии, он полностью поглощен и занят творческим процессом. Олег надеется выйти и начать снимать фильм. Можно сказать, что сейчас он работает на будущее, сам для себя, — сказал Дмитрий Динзе.

Журналист и правозащитник Зоя Светова

Журналист и правозащитник Зоя Светова с самого начала следила за делом Олега Сенцова. Сейчас, когда он отбывает наказание в Якутии, Светова хотела сделать с ним интервью, однако получила отказ.

—​ Вам как-то объяснили отказ?

— Я отправляла письмо в пресс-службу ФСИН на имя Корниенко (руководитель ФСИН Геннадий Корниенко. — РС) и просила разрешить мне интервью с Сенцовым. Сначала мне отказали как корреспонденту «Открытой России», а потом как внештатному корреспонденту издания The New Times. Без объяснений причин. Они ссылаются на норму Уголовно-исполнительного кодекса, но там четких формулировок нет, а написано лишь, что администрация колонии или администрация СИЗО может по своему собственному усмотрению отказать без объяснения причины. Поэтому я буду обжаловать в суде эти отказы. Потому что я считаю, что это нарушение свободы слова и дискредитация осужденного. Нет никакой причины, по которой они могут отказать. В письмах Олег не возражал против интервью. Получается, что администрация по своему собственному усмотрению может решать. Я посылала вопросы. Я готова была согласовать вопросы. Но, видимо, это решается не на уровне колонии, а на уровне каких-то других органов, которые курируют судьбу Олега Сенцова, его дело.

—​ Вы получали от Олега Сенцова письма уже после окончания суда?

—​ Я ему отправляла несколько писем, еще когда он сидел в СИЗО Ростова-на-Дону. Одно письмо от него пришло. А на мое поздравление с Новым годом, которое я отправила, пришло уведомление о вручении, но ответ не пришел. Я слышала, что письма от него не приходят. В общем, происходит такая полная его изоляция от общества, от его друзей, знакомых, журналистов. Мы вообще о нем ничего не знаем, что с ним происходит. Когда он сидел в «Лефортово», там тоже были такие случаи, когда ему очень часто не передавали письма. Мы писали жалобы, говорили руководству СИЗО, что это безобразие. И буквально после нашего прихода на следующий день ему целую кипу писем передавали.

—​ Вы следите за этой историей с самого начала. Насколько вероятно то, что Сенцова могут обменять?

— Я на это надеюсь. Ведь Олег Сенцов писал о том, чтобы его этапировали на Украину. Нам сообщают в Минюсте, что он является гражданином России, и поэтому его нельзя этапировать. Они не воспринимают его украинское гражданство. Получается, что он не может быть экстрадирован в Украину как украинский гражданин. Остается единственная возможность его освобождения — это помилование президентом или его обмен на россиян, которые сидят в Украине. Я очень надеюсь, что ближе к выборам его обязательно обменяют, как и других украинских политзаключенных. Я считаю, что Олег Сенцов стоит одним из первых в этом списке. Дело его и Александра Кольченко должно быть одним из первых в списке тех дел, которые нужно решать. Так же как сейчас Верховный суд и Генпрокуратура решают дело Дадина и дело Чудновец. Потому что эти дела точно такие же сфабрикованные, сфальсифицированные и неправосудные, — говорит Зоя Светова.

Дети Олега Сенцова по-прежнему живут в Крыму со своей бабушкой и с сестрой Олега. Другая — двоюродная сестра Сенцова —​ Наталья Каплан сейчас живет в Киеве. После двух громких обменов — Надежды Савченко, а также Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева, интерес на Украине к украинским заключенным в России ослаб, полагает Наталья Каплан:

— Время от времени здесь проходят какие-то акции с требованием освободить Олега, других политзаключенных. Но, честно говоря, все сходит на нет. Минюст пишет запросы на экстрадицию, получает отказы. Насколько я знаю, ведутся какие-то переговоры, но я в них не участвую и не знаю их сути, не знаю подробностей. Политики говорят: «Мы работаем над этим». Это их любимая фраза.

Акция в Киеве в годовщину вынесения приговора Олегу Сенцову и Александру Кольченко. Август 2016 года

—​ А что касается суда?

— Все суды в России мы проиграли, и по факту сейчас действительно ничего не происходит. Дело коммуницировано в ЕСПЧ, но сколько оно там еще пролежит до рассмотрения, никто точно сказать не может.

—​ Какие последние сведения от Олега у вас есть, пускают ли вас к нему?

— У Олега ничего интересного не происходит. Час в день — прогулки, пишет сценарии, и это вся его жизнь на данный момент. От свиданий Олег отказался, объяснив это тем, что ему так проще морально держаться. Он видел других заключенных после свиданий с семьей, и как те впадали в депрессию. Поэтому на свидания к нему в Якутск еще никто не ездил. Бывают редкие-редкие письма и редкие-редкие звонки, так вот и поддерживаем связь.

—​ Насколько важны для Олега акции, которые проходят в его поддержку?

—​ Я думаю, что это важно. Конечно, сами кинематографисты, объективно говоря, вытащить Олега не смогут, но они смогут донести до политиков, которые реально могут воздействовать на ситуацию, информацию. Судьба Олега сейчас исключительно в руках политиков. Я надеюсь, что тот же фильм Аскольда Курова, другие акции как-то помогут донести нужную информацию до людей, которые способны изменить ситуацию, —​ сказала в интервью Радио Свобода сестра Олега Сенцова Наталья Каплан.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Олега Сенцова и проходившего по тому же делу Александра Кольченко политзаключенными.

Текст:  Елена Поляковская

Опубликовано Радио Свобода 9 марта 2017
18 Ноя

В МИД Украины развесили портреты украинских политзаключенных в России

 

Портреты украинцев, незаконно арестованных и осужденных в Российской Федерации, отныне размещены у комнат для проведения международных переговоров Министерства иностранных дел Украины. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

Этот проект стал продолжением сотрудничества МИД Украины с общественной правозащитной инициативой «Евромайдан SOS» в рамках кампании # LetMyPeopleGo с целью привлечения внимания международных партнеров к проблематике украинских политзаключенных в России, отметили в МИД.

«Направляясь к переговорным комнатам, зарубежные гости МИД будут видеть портреты и имена Надежды Савченко, Олега Сенцова, Александра Кольченко, Алексея Чирния, Геннадия Афанасьева, Николая Карпюка, Станислава Клиха, Сергея Литвинова, Валентина Выгивского и Юрия Солошенко», – говорится в сообщении .

«Мы организуем пространство таким образом, чтобы заходя в МИД, официальные зарубежные гости постоянно видели напоминание о наших политзаключенных в Российской Федерации. Это наш сигнал им, что нельзя забывать об украинских гражданах и нужно совместно требовать от России их освобождения. Сначала они увидят режиссерский стул Олега Сенцова, а затем будут проходить мимо портретов всех наших политзаключенных. Это не просто символизм, это публичная дипломатия в действии», – отметил посол по особым поручениям МИД Украины Дмитрий Кулеба.

27 октября в МИД Украины был установлен режиссерский стул Олега Сенцова, символизирующий то, что он должен сидеть не на скамье в российской тюрьме, а на режиссерском стуле и снимать кино.

Российские власти обвинили крымчан Олега Сенцова и Александра Кольченко в создании ячейки запрещенного в России «Правого сектора», поджоге офисов «Русской общины Крыма» и партии «Единая Россия» в Симферополе, а также в подготовке взрыва памятника Ленину. Сенцов и Кольченко, осужденные к 20 и 10 годам соответственно, обвинения отрицают. Сенцов на суде рассказал, что сотрудники ФСБ пытали его, чтобы выбить нужные им показания.

По данному делу были также задержаны российскими спецслужбами Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний, также осужденные в России.

25 Авг

МИД Украины: приговоры Сенцову и Кольченко – политический заказ Кремля

МИД Украины

МИД Украины

Министерство иностранных дел Украины осуждает приговоры, вынесенные 25 августа в российском суде украинскому режиссеру Олегу Сенцов и активисту Александру Кольченко, которых приговорили к 20 и 10 годам колонии строго режима соответственно.

«Неправомерное судебное решение, основанное на сфабрикованных материалах следствия, полученных, в том числе, в результате применения к украинским гражданам психологического давления и физических пыток, стало окончательным подтверждением политической ангажированности судебной системы Российской Федерации», – говорится в заявлении МИД.

Суд над украинцами в ведомстве назвали «политическим заказом Кремля».

«Выполняя политический заказ власти Кремля, суд полностью пренебрег законом, проигнорировав, в частности, предоставленные защитой украинских граждан доказательства их непричастности к инкриминируемым действиям. Такой приговор свидетельствует об уходе Российской Федерации от принципа беспристрастности следственного процесса и соблюдения универсальных норм в области прав человека», – заявляют в МИД.

В министерстве потребовали от российской стороны «прекратить судебный фарс, который ради амбиций российского руководства калечит человеческие судьбы, и немедленно освободить Олега Сенцова и Александра Кольченко, а также всех других политических заложников».

МИД Украины призывает мировое сообщество публично осудить данное решение суда в России и усилить политическое и дипломатическое давление на Российскую Федерацию с целью освобождения всех граждан Украины, которые удерживаться на территории России.

«Украинская сторона приложит все усилия для освобождения наших соотечественников – политических заключенных в России», – говорится в заявлении.

Суд зачитал приговор Сенцову и Кольченко в течение 20 минут. После объявления приговора осужденные спели Гимн Украины.

Олег Сенцов – украинский режиссер, который в мае 2014 года был задержан в Крыму российскими спецслужбами, вывезен из оккупированного полуострова в Россию и с тех пор находится в СИЗО.

Александр Кольченко также был задержан в мае 2014 года в Крыму и вывезен в Россию.

Крым.Реалии
23 Июл

МИД Украины создаст «список Сенцова-Кольченко»

МИД Украины

МИД Украины

Посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба утверждает, что сейчас вовсю ведется работа над созданием «списка Сенцова-Кольченко», который будет создан по аналогии со «списком Магнитского», о чем ранее заявлял глава украинского МИД Павел Климкин.

Об этом Кулеба сказал в комментарии для Крым.Реалии.

«Ничего нам не мешает. Это в наших руках. Мы этот список формируем. И как раз начало судебного процесса (над украинцами Олегом Сенцовым и Александром Кольченко в России – ред.), публикация новых имен позволяет сделать этот список максимально точным. Мы будем собирать всю информацию, которая будет появляться, чтобы никто не смог избежать ответственности», – заверил Кулеба.

По его словам, международные партнеры Украины позитивно воспринимают идею создания «списка Сенцова-Кольченко», поскольку для них являются очевидным грубые нарушения в отношении граждан Украины, которых в данный момент судят в Ростове-на-Дону.

Подробнее читайте в материале Крым.Реалии – Как расследуется дело Сенцова-Кольченко в Украине.

Ранее глава МИД Украины Павел Климкин сообщал, что для освобождения всех украинских политических заключенных, которых незаконно удерживают в России, Киев будет инициировать создание новых «списков Магнитского».

«Список Магнитского» – закон, названный так в память об умершем в московском СИЗО аудиторе фонда Hermitage Capital Сергее Магнитском, который принят конгрессом США в конце 2012 года. Он предусматривает визовые и экономические санкции в отношении россиян, причастных, по мнению американских парламентариев, к нарушениям прав человека.

Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове 21 июля начал слушания по делу о терактах в Крыму, в которых российские следователи обвиняют украинского режиссера Олега Сенцова и крымского активиста Александра Кольченко. Заседание длилось весь день, во вторник заслушали «потерпевшую сторону», показали видео якобы поджога офиса «Русской общины Крыма» в Симферополе. На суде Сенцов и Кольченко в очередной раз заявили, что не признают своей вины.

Следующее заседание по данному делу в Ростове должно состояться 27 июля.

Крым.Реалии
22 Июл

Вимагаємо від МВС України розслідувати викрадення Сенцова і Кольченко! Заява Комітету солідарності

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда

У Ростові-на-Дону розпочався судовий процес над кінорежисером Олегом Сенцовим і лівим активістом Олександром Кольченко. Від першого засідання складно очікувати якогось відновлення справедливості. Насамперед, тому, що сам процес – кричуще незаконний, у тому числі, з точки зору міжнародного права: громадяни України викрадені з окупованих територій державою-агресором, вивезені на свою територію, їм нав’язане – проти їх волі – російське громадянство. Все, пов’язане з «справою кримських заручників» за останній рік, вказує: основні рішення щодо Олега та Олександра на даний момент приймаються зовсім не судами, чому їх і називають – «заручниками».

І все ж, розгляд в Північно-Кавказькому окружному військовому суді – це важливо, і не тільки тому, що це вирішить подальшу долю Сенцова і Кольченко. І не тільки тому, що треба використовувати всі наявні інструменти для їх захисту, в т.ч. судові – хоч це і правда. Тільки в суді можна буде дізнатися, чим оперує «слідство», які «аргументи» і «докази» воно пред’являє, на чому ґрунтується обвинувачення. Нарешті, стануть публічними матеріали справи. Можна буде оцінити рівень свавілля в цій справі. Все це – важливо не тільки для відновлення подій останніх півтора років, але й для розслідування злочинів, скоєних під час окупації, в т.ч. – викрадення «кримських заручників».

Поки ж то, як «розслідуються» справи про викрадення громадян України Олега Сенцова та Олександра Кольченко правоохоронними органами України на даний момент – ганьба. Нам не відомо нічого про рух у проваджені (швидше, навпаки: наявна у нас інформація вказує на відсутність руху). Особливо показовим у цьому є, безумовно, відповідь, яку у квітні отримали з Печерського райуправління внутрішніх справ наші колеги на заяву про викрадення Кольченко. У цьому тексті йшлося про те, що громадянами України, які перебувають за кордоном, займається – МЗС, і МВС тут, відповідно, ні при чому. Така позиція, на щастя, властива не всім в Україні. І все ж, вона досить символічна відносно того, як йде розслідування.

Ми вимагаємо від МВС і Генпрокуратури України проведення оперативного та ефективного розслідування викрадення Олега Сенцова та Олександра Кольченко з території України та інших злочинів, скоєних стосовно них.

Українському адвокату вже відомі деякі особи, за участю яких скоєно викрадення. А матеріали справи, які стають відкритими в міру просування судового процесу, дозволяють розширити перелік осіб, причетних до незаконного позбавлення волі наших громадян.

Міністр закордонних справ України Павло Клімкін заявляв про те, що його відомство працює над створенням «списку Сенцова-Кольченко». У нього, як у «список Магнітського», можуть увійти люди, по відношенню до яких будуть застосовані персональні міжнародні санкції. Вважаємо, що такий список слід створити якомога швидше. Його поява може статті інструментом тиску на російських суддів і силовиків, і способом пом’якшити вирок, який готує російське «правосуддя» кримським заручникам.

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
22 Июл

Требуем от МВД Украины расследовать похищение Сенцова и Кольченко! Заявление Комитета солидарности

Олег Сенцов и Александр Кольченко в зале суда

В Ростове-на-Дону начался судебный процесс над кинорежиссером Олегом Сенцовым и левым активистом Александром Кольченко. От первого заседания сложно ожидать какого-нибудь восстановления справедливости. Прежде всего, потому, что сам процесс – вопиюще незаконен, в том числе, с точки зрения международного права: граждане Украины похищены с оккупированных территорий государством-агрессором, вывезены на свою территорию, им навязано – против их воли – российское гражданство. Всё, связанное с «делом крымских заложников» за последний год, указывает: основные решения в отношении Олега и Александра на данный момент принимаются вовсе не судами, отчего их и называют – «заложниками».

И всё же, рассмотрение в Северо-Кавказском окружном военном суде – важно, и не только потому, что решит дальнейшую судьбу Сенцова и Кольченко. И не только потому, что надо использовать все имеющиеся инструменты для их защиты, в т.ч. судебные – хоть это и правда. Только в суде можно будет узнать, чем оперирует «следствие», какие «аргументы» и «доказательства» оно предъявляет, на чём основывается обвинение. Наконец, станут публичными материалы дела. Можно будет оценить уровень произвола в этом деле. Всё это – важно не только для восстановления событий последних полутора лет, но и для расследования преступлений, совершенных во время оккупации, в т.ч. – похищения «крымских заложников».

Пока же то, как дела о похищении граждан Украины Олега Сенцова и Александра Кольченко «расследуются» правоохранительными органами Украины на данный момент – позор. Нам не известно ничего о движении в производстве (скорее, наоборот: имеющаяся у нас информация указывает, скорее, на отсутствие движения). Особо показательным в этом является, безусловно, ответ, который в апреле получили из Печерского райуправления внутренних дел наши коллеги на заявление о похищении Кольченко. В этом тексте речь шла о том, что гражданами Украины, пребывающими за рубежом, занимается – МИД, и МВД здесь, соответственно, ни при чём. Такая позиция, к счастью, присуща не всем в Украине. И всё же, она достаточно символична в отношении того, как идет расследование.

Мы требуем от МВД и Генпрокуратуры Украины проведение оперативного и эффективного расследования похищения Олега Сенцова и Александра Кольченко с территории Украины и других преступлений, совершенных в отношении них.

Украинскому адвокату уже известны некоторые лица, при участии которых совершено похищение. А материалы дела, которые становятся открытыми по мере продвижения судебного процесса, позволяют расширить перечень лиц, причастных к незаконному лишению свободы наших граждан.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявлял о том, что его ведомство работает над созданием «списка Сенцова-Кольченко». В него, как в «список Магнитского», могут войти люди, по отношению к которым будут применены персональные международные санкции. Считаем, что такой список следует создать как можно скорее. Его появление может статьи инструментом давления на российских судей и силовиков, и способом смягчить приговор, который готовит российское «правосудие» крымским заложникам.