25 Авг

Адвокат Дмитрий Динзе о приговоре Сенцову/Кольченко. Видео

admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
25 Авг

Адвокаты Сенцова и Кольченко будут обжаловать их приговор

Адвокаты украинского режиссера Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко планируют обжаловать приговоры, вынесенные их подзащитным Северо-Кавказским окружным военным судом.

Об этом защитники заявили во вторник в Ростове-на-Дону перед зданием суда после оглашения приговора, передает Радио свобода.

В свою очередь издание Медиазона сообщает, что адвокат Дмитрий Динзе напомнил журналистам, что Сенцов и Кольченко — граждане Украины, и поэтому защита намерена добиваться того, чтобы их отправили отбывать наказание в Украине.

Напомним, 25 августа Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил украинского режиссера Олега Сенцова к 20 годам, а крымского активиста Алесандра Кольченко к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

В частности, Сенцов по статье о создании террористического сообщества приговорен к 15 годам лишения свободы, за участие в двух терактах — к 10 и 11 годам. За приготовление к совершению взрыва — семь лет, за незаконное хранение орудия и боеприпасов — пять лет. Итого, путем сложения сроков режиссер получил 20 лет лишения свободы. Кольченко за участие в террористическом сообществе приговорен к шести годам, за теракт — к восьми. Всего активист получил 10 лет в колонии строгого режима.

Министерство иностранных дел Украины выразило протест в связи «противоправным и антигуманным решением» российских властей осудить украинских граждан Сенцова и Кольченко к 20 и 10 годам заключения и требует их немедленно освободить.

© Центр журналистских расследований
25 Авг

Сестра Сенцова: «Ми боїмося, що про Олега забудуть»

 

Сестра Олега Сенцова Наталія Каплан після оголошення вироку українському режисеру висловила занепокоєння, що по закінченні суду про нього забудуть.

Про це вона сказала у коментарі Громадському, відповідаючи на запитання як ще можна підтримати режисера.

«Я думаю Олегові необхідно писати листи, щоб він пам’ятав, що про нього не забули. Я думаю зараз все може піти на спад, суд закінчується. І ми дуже боїмося, що про Олега просто забудуть, і цього б дуже не хотілося допустити», – зазначила вона.

Наталія Каплан також наголосила, що «у нас ще залишається Європейський суд», однак інших варіантів вона не бачить.

Наразі наступним кроком адвокатів українців має стати подання скарги до Воєнної колегії Верховного суду Росії, зазначив у розмові з Громадським журналіст російського видання «Медиазона» Єгор Сковорода.

Раніше адвокат Сенцова Дмітрій Дінзе заявив, що захист спробує добитися від суду дозволу для відбування покарання підсудними в Україні, оскільки вони є громадянами України.

Як відомо, Північно-Кавказький військовий окружний суд у Ростові-на-Дону визнав Сенцова винним у створенні теророристичним угрупуванням та керування ним, підготовці теракта призначивши покарання у вигляді 20 років позбавлення волі. Активіста Олександра Кольченка засуджено до 10 років позбавлення волі. Відбувати покарання українці мають у колонії суворого режиму.

Громадське
25 Авг

Тринадцатый день суда над Сенцовым и Кольченко. Трансляция медиазоны. Приговор

Процесс Сенцова. ПриговорОлег Сенцов. Фото: Антон Наумлюк

Во вторник военный судья Сергей Михайлюк огласил приговор украинскому режиссеру Олегу Сенцову и анархисту Александру Кольченко, обвинявшимся в терроризме: они признаны виновными. Сенцов получил 20, Кольченко — 10 лет лишения свободы в колонии строгого режима. В ходе прений прокурор Олег Ткаченко запрашивал для подсудимых 23 года и 12 лет соответственно; подсудимые называли свое дело сфабрикованным; Сенцов неоднократно заявлял о пытках, а один из ключевых свидетелей обвинения — ранее осужденный по делу «крымских террористов» Геннадий Афанасьев — в ходе процесса отказался от данных на стадии следствия показаний.

Адвокаты Сенцова и Кольченко дают комментарии прессе перед зданием суда: Дмитрий Динзе напоминает, что Сенцов и Кольченко — граждане Украины, и защита намерена добиваться того, чтобы их отправили отбывать наказание на Украине.

15:06

Последнее слово Олега Сенцова разобрали на цитаты

Последнее слово Олега Сенцова разобрали на цитаты

Судья возвращается в зал, чтобы зачитать определение о возмещении процессуальных расходов на общую сумму 92 600 рублей за счёт бюджета. На этом процесс по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко в суде первой инстанции завершен. Приставы просят журналистов освободить зал.

В ответ на вопрос судьи, понятен ли им приговор, Олег Сенцов и Александр Кольченко поют гимн Украины.

 

И Сенцов, и Кольченко будут отбывать наказание в колонии строгого режима. До вступления приговора в законную силу они останутся в СИЗО-4 в Ростове-на-Дону. 

Мать Кольченко смотрит в одну точку. 

Суд постановляет покрыть свидетелям расходы на дорогу в сумме 78 тысяч рублей, 8 400 рублей выделено на оплату работы адвокатов по назначению, которые присутствовали на процессе. 

Вещественные доказательства хранить при уголовном деле, изъятые у осужденных деньги — в финансово-экономическом отделе ФСБ. Приговор может быть обжалован в коллегии Верховного суда по делам военнослужащих; адвокаты говорят, что намерены подать апелляцию уже завтра с утра.

Александр Кольченко также признан виновным. За участие в террористическом сообществе он приговорен к шести годам, за теракт — к восьми, всего анархист получил 10 лет в колонии строгого режима.

«Именем Российской Федерации», — читает Михайлюк. Сенцов признан судом виновным. По статье о создании террористического сообщества он приговорен к 15 годам лишения свободы, за участие в двух терактах — к 10 и 11 годам. Кольченко уткнулся лбом в стеклянную стенку «аквариума». За приготовление к совершению взрыва — семь лет, за незаконное хранение оружия и боеприпасов — пять лет. Итого, путем частичного сложения сроков Олег Сенцов получил по совокупности 20 лет лишения свободы.

Фото: @HromadskeTV

Судья Сергей Михайлюк начинает читать приговор; оглашены будут только вводная и резолютивная части. В зале около ста человек.

В суд приехал генеральный консул Украины в Ростове-на-Дону Виталий Москаленко. Приставы начинают запускать прессу в зал заседаний.

Связь группы «крымских террористов» с «Правым сектором», по версии следствия, осуществлялась через Степана Цириля — сотрудника одной из частных клиник Крыма, увлеченного идеями украинского национализма и в прошлом посещавшего военизированные сборы организации «Тризуб» им. Степана Бандеры. О роли Цириля в своих показаниях следствию говорил Геннадий Афанасьев. В оперативных справках ФСБ сказано, что он «в определенной степени» координировал действия Сенцова «по средствам мобильной связи и используя программу ICQ». Засекреченный свидетель «Кирилл Кириллов» утверждал в суде, что Цириль «позиционировал» себя в качестве представителя «Правого сектора» в Крыму. Как человека, который в его присутствии инструктировал Чирния по скайпу, Цириля по фото опознал Александр Пирогов. При обыске на его рабочем месте оперативники обнаружили целую библиотеку националистической литературы. 

При этом никаких доказательств знакомства Цириля с Сенцовым и Кольченко сторона обвинения в ходе процесса так и не привела, защита же предоставила суду заверенную справку за подписью лидера «Правого сектора» Дмитро Яроша, согласно которой фигуранты дела никогда не состояли в его организации. «Вымыслом» называла присутствие «Правого сектора» в Крыму даже свидетель обвинения Команская. «К “Правому сектору” я не имею никакого отношения. Я анархист и антифашист, и националистических убеждений не разделяю», — заявлял Александр Кольченко.

Степан Цириль, по оперативным данным, выехал из Крыма на территорию Украины и возвращаться не намерен; он объявлен в розыск.

В своем последнем слове Александр Кольченко не признал себя виновным в терроризме«Считаю это дело сфабрикованным и политически мотивированным», — заявил анархист и добавил, что просить о чем-либо суд он не намерен. 

Олег Сенцов назвал процесс в Ростове-на-Дону «судом оккупантов», который «не может быть справедливым по определению».

«У нас тоже была преступная власть. Но мы вышли против нее. Нас не хотели слышать, мы стучали в мусорные баки. Нас не хотели видеть, мы поджигали покрышки. В конце концов мы победили. То же самое произойдет у вас рано или поздно, в какой форме, я не знаю. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Просто я хочу, чтобы вами не правили преступники. Так что единственное, что я могу пожелать третьей информированной части населения России — это научиться не бояться», — завершил свое последнее слово в суде режиссер.

Среди вещественных доказательств, представленных суду стороной обвинения — пистолет Макарова, корпус гранаты РГД-5 с запалом, патроны, пиротехника, медикаменты, каски и горючие жидкости, изъятые при обысках в жилищах «крымских террористов» Ивана Зуйкова и Энвера Асанова (оба объявлены в розыск). 

Согласно выводам экспертизы, биологический материал, оставшийся на рукояти найденного у Асанова пистолета, с высокой долей вероятности принадлежит Сенцову; сам режиссер заявлял, что оперативники били его пистолетом и засовывали ствол ему в рот. При обыске в его собственной квартире оружия и взрывчатки обнаружено не было; не нашли их оперативники и у Кольченко. У сестры Сенцова, впрочем, изъяли ковер с «с характерным запахом горюче-смазочных материалов», а также плеть и наручники — с этими предметами «садомазохистской направленности» российские следственные органы связывализафиксированные на теле арестованного Сенцова травмы, вынося постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту пыток.

Дюс и Кирюша, которые, по словам Чирния, предлагали подрывать мосты и ЛЭП, тоже были допрошены в суде: это Кирилл Макаров и его брат Андрей Черняков по прозвищу Дюс. Оба были задержаны 9 мая 2014 года, после обыска у них дома нашли порох, тротил, патроны и детали оружия — по словам Чернякова, который на Украине был судим за избиение иностранца, все это он нашел во время раскопок, оружие и взрывчатка находились в нерабочем состоянии. Тем не менее, против него возбудили дело, которое закончилосьштрафом. 

На встречи с Чирнием, где обсуждались его планы, братьев якобы привело любопытство. Сами Черняков и Макаров, которых Чирний надеялся привлечь к кампании по срыву курортного сезона, давно находились в рядах «самообороны Крыма». По их словамтеррорист-неудачник очень много пил и не раз предлагал друзьям вступить вместе с ним в «Правый сектор»: «Он, когда был в нетрезвом состояниипредлагал абсолютно всем это сделатькто был рядом».

Еще один важный для обвинения свидетель — студент-химик Александр Пирогов по прозвищу «Пигвин», судимый за кражу и хранение наркотиков. Именно к нему как к старому приятелю обратился Алексей Чирний, когда стал искать человека, способного изготовить взрывчатку. Пирогов предложение Чирния принял, однако, как утверждалсвидетель в суде, рассказал о нем своему знакомому ополченцу Андрею Добровенко (того тоже допрашивали в суде) — а тот, в свою очередь, настоял, чтобы Пирогов обратился в ФСБ. Там ему предложили поучаствовать в «оперативном эксперименте», и он согласился. Перед каждой встречей с Чирнием на Пирогова навешивали скрытую видеокамеру; он фиксировал все их беседы (помимо Пирогова, о том, как происходила выдача шпионской аппаратуры, рассказывал засекреченный оперативник ФСБ под псевдонимом «Иван Иванов»). 

Сначала в суде прокурор Ткаченко зачитал расшифровки этих бесед, затем была продемонстрирована и сама видеозапись встреч. На записях Чирний жалуется на непрофессионализм людей, вместе с которыми он поджигал офисы «Русской общины» и «Единой России». Дальше он намерен «работать сам», но для подстраховки ему нужны помощники — сам Пирогов, а также некие Дюс и Кирюша, говорит Чирний.

Гуляя по лесу с Пироговым, он обсуждают не только будущие теракты («Я хочу, чтобы москали почувствовали ужас», — говорит Чирний о своих планах) и детали изготовления взрывных устройств. Приятели постоянно отвлекаются на другие темы — поспевшую землянику, рыб в холодной реке, больные зубы («В Waffen SS меня бы не взяли»), теории о пользе сухого вина и религию (Чирний говорит: «Для меня вот здесь духи, даже в такой побитой цивилизации, в природе. Боги — они вот здесь живут, в каждом кустув каждой капле этой воды, воздуха»).

«Можно шишек насобиратьдумаюдерево не обидитсяЭто ж хрень хорошаяна спирту настаиваешь и колени, понял, протираешь… — между делом советует Пирогов. — Шишки ******** [отличные], пахнут хорошо. Прополис прямо».

«Если все будет удачно, то мы вот, возле речки в парк зайдем и отметим удачное мероприятиекак бы это наше мероприятиеа не чьето», — мечтает Чирний, планируя подрыв памятника Ленину и Вечного огня.

Имя Олега Сенцова за время этих разговоров не звучит ни разу.

В суде также выступили трое свидетелей обвинения, подтвердивших версию следствия о том, что группой руководил Сенцов — они настаивали, что весной 2014 года присутствовали на собраниях проукраинских активистов Симферополя, где режиссер якобы призывал «перейти к радикальным действиям» и давал указания о поджогах зданий и подрыве памятника Ленину. Это засекреченный свидетель под псевдонимом «Александра Смирницкая», фотограф Александра Команская (зарегистрированная в соцсетях как Бадретдинова) и сварщик Ярослав Бураковский — он пятикратно судим за кражи и сейчас снова находится под следствием. Показания свидетель Бураковский давал по видеосвязи из СИЗО. 

Одной из участниц встреч активистовпо словам Команской и Бураковского, была девушка по имени Ангелина. Она не согласилась свидетельствовать в суде, однако рассказалаадвокату Сенцова Дмитрию Динзе, что действительно бывала на собраниях активистоводнако заявилачто во время этих встреч ни о каких радикальных действиях речь не шла. «Мы не были причастны ни к каким политическим движениям. В городе планировались митинги. Никто не знал, чем это закончитсяДля тогочтобы помогать людямкоторым потребуется медицинская помощьи была создана группа медицинских волонтеров», — вспоминала она. 

Команская стала свидетелем обвинения в августе 2014 года. А в феврале она дала небольшое интервью изданию Slon, в котором говорила: «Любые сепаратистские призывы караются международным закономКрым как был Украиной уже 23 года, так и останется ее частью».

По словам пресс-секретаря Северо-Кавказского окружного военного суда, на оглашение приговора Сенцову и Кольченко аккредитованы представители примерно 90 СМИ; перед зданием суда собирается толпа журналистов, подъехал автозак с обвиняемыми.
Фото: Егор Сковорода

Основными свидетелями обвинения на процессе должны были стать двое ранее осужденных «крымских террористов» Алексей Чирний и Геннадий Афанасьев — оба признали свою вину, полностью согласились с версией следствия и в своих показаниях утверждали, что именно Олег Сенцов руководил «террористическим сообществом» и отдавал им приказы. Показания Чирния и Афанасьева — главное доказательство следствия.

Однако когда Чирния доставили в суд, он неожиданно отказался отвечать на вопросы сторон, сославшись на статью 51 Конституции. Это не смутило прокурора Ткаченко, и вместо допроса свидетеля он огласил протоколы допросов Чирния, которые проводились в ходе следствия. Из этих документов, в частности, следовало, что уже 9 мая — в день задержания — Алексей Чирний, признав свою вину, рассказывал, что поджогами руководил Геннадий Афанасьев, и он же давал указания приобрести самодельные взрывные устройства (СВУ) для подрыва памятника Ленину. Лишь на следующий день Чирний начнет говорить о Сенцове как о руководителе группы, который отдавал приказы, но сам не участвовал ни в одной акции.

На следующий день в суде выступал Геннадий Афанасьев. Он отказался от всего, что говорил на следствии. «Все мои показания ранее были даны под принуждениемПротив себя я отказываюсь давать показания», — сказал Афанасьев, отказавшись также отвечать на вопросы сторон и сжимая за спиной дрожащий кулак. Прокурор зачитал и его показания.

Через несколько дней в СИЗО с Геннадием Афанасьевым встретился его адвокат Александр Попков. Там свидетель рассказал защитнику, что в конвойное помещение суда к нему приходил сотрудник ФСБ, требовавший от него сослаться на 51-ю статью и отказаться отвечать на вопросы адвокатов, чтобы они его не запутали. Представитель спецслужбы, по словам Афанасьева, говорил, что на этот счет имеется договоренность с судьей. «Если ты откажешьсяпоедешь на север к белым медведяма твоя мать может попасть в аварию», — пересказывал Афанасьев слова оперативника.

Афанасьев написал и передал адвокату подробный рассказ о том, как его пытали после задержания, заставляя дать показания против Сенцова: били, душили до рвоты в противогазе, угрожали изнасиловать паяльником, подсоединяли провода под напряжением к половым органам. 

Судебный процесс по делу Сенцова-Кольченко начался 21 июля; до 10 августа заседания проходили практически в ежедневном режиме. Прения состоялись 19 августа. Часть свидетелей и потерпевшие участвовали в процессе по видеосвязи из Крыма — именно таквыступили признанный потерпевшим функционер «Русской общины Крыма» Андрей Козенко (в офисе организации обгорела дверь, траты на ремонт составили около 30 тысяч рублей) и бывший участник «самообороны Крыма» Александр Бочкарев, представлявший в суде «Единую Россию» (в партийном отделении обгорело окно и кухня, ущерб, по словам Бочкарева, составил более 200 тысяч рублей). 

За весь процесс Бочкарев так и не смог выполнить требование суда и предъявитьдокументы, обосновывающие его оценку причиненного ущерба. Защита отмечала, что в апреле 2014 года «Единая Россия» не была зарегистрирована в Крыму, и помещение былооформлено на другое юрлицо

Оба потерпевших не смогли внятно ответить на вопросы о том, каким именно образом поджоги «дестабилизировали обстановку» в республике и как они могли «повлиять на решение о выходе из состава РФ», и присутствовал ли в Крыму «Правый сектор» (обвинение настаивает на связях подсудимых с этой радикальной организацией). Бочкарев смог вспомнить только, что некие люди весной 2014 года «оставляли всякие неприятные надписи на заборе вроде “Крим — це Україна!”».

Также в режиме видеоконференции стороны допросили охранника «Русской общины» Игоря Филиппенко, который потушил горящую дверь офиса, и пожарных БарабанаАндрухина и Коновала, тушивших пожар в «Единой России». Свидетель Коновал отметил, что «в тот момент это был офис Партии Регионов». В качестве свидетелей обвинения были привлечены активист «Молодой Гвардии “Единой России”» Дмитрий Пуртов и буфетчик Георгий Черный, сторонник НОД депутата Федорова. Последний сообщил суду, что «Правый сектор» — «одно из структурных подразделений Соединенных Штатов».

В ходе прений гособвинитель Ткаченко потребовал приговорить Сенцова к 23 годам лишения свободы в колонии строгого режимаАлександра Кольченко — к 12 годам.

По мнению прокурора, их вина была полностью доказана в суде. Защита указывала на недоказанность самого существования «террористического сообщества», ангажированность свидетелей обвинения, пытки, о которых заявляли фигуранты дела, некорректную квалификацию их действий и возможные провокации спецслужб. По словам адвоката Сидоркиной, все дело Сенцова-Кольченко — «сгусток фальсификаций», который «может войти в историю как одна из позорных страниц российского правосудия».

Процесс по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко проходил в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону; его вела тройка судей — председательствующий Сергей Михайлюк, Вячеслав Корсаков и Эдуард Коробенко. Сторону обвинения представлял прокурор Олег Ткаченко, Александра Кольченко защищала адвокат Светлана Сидоркина, Олега Сенцова — Дмитрий Динзе и Владимир Самохин.

Согласно обвинительному заключению, в апреле 2014 года Сенцов создал в Крыму «террористическое сообщество», которое получало указания от неизвестных лиц в Киеве. Целью сообщества была «дестабилизации обстановки» в Крыму и «воздействие на органы власти»: «крымские террористы», считает следствие, пытались заставить Россию отказаться от решения о принятии полуострова в состав федерации.
Участники сообщества совершили два «террористических акта» в Симферополе — поджог двери офиса «Руской общины Крыма» и окна местного отделения «Единой Росиии», а также готовили подрывы памятника Ленину и Вечного огня. Александр Кольченко обвиняется в том, что вошел в состав этого террористического сообщества и участвовал в одном из поджогов. Кроме него, по версии обвинения, в группу входили также Алексей Чирний и Геннадий Афанасьев (оба они были ранее осуждены особым порядком и получили по семь лет колонии строгого режима), а также Степан Цириль, Илья Зуйков, Энвер Асанов и Никита Боркин (последние четверо объявлены в розыск).
Сенцову предъявлены обвинения в создании террористического сообщества (часть 1 статьи 205.4 УК), совершении двух террористических актов (пункт «а» части 2 статьи 205 УК), приготовлению к совершению двух террористических актов (часть 1 статьи 30 и пункт «а» части 2 статьи 205 УК), в незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ (часть 3 статьи 222 УК). Кольченко — в участии в террористическом сообществе (часть 2 статьи 205.4 УК) и в совершении террористического акта (пункт «а» части 2 статьи 205 УК).
Медиазона
19 Авг

Последнее слово Александра Кольченко в суде. Видео

С обвинениями в терроризме я не согласен. Данное уголовное дело сфабриковано и политически мотивировано. Эту версию подтверждает то обстоятельство, что уголовное дело по факту поджога было заведено лишь спустя десять дней после самого поджога по статье 167 “Умышленное повреждение и уничтожение имущества путем поджога” и было переквалифицировано на терроризм лишь 13 мая после задержания и получения нужных показаний от Афанасьева и Чирния.

Что касается формулировки следствия и обвинения, то она вообще замечательна: “Совершил участие в поджоге для дестабилизации органов власти республики Крым с целью воздействия на принятие решения органами власти Российской Федерации о выходе республики Крым из ее состава”. Если исходить из логики обвинения, то, получается, что, если попользоваться контрацептивами, то это с целью дестабилизации демократической обстановки в стране, обороноспособности страны в целом, если ты критикуешь чиновника, то с целью подрыва имиджа своей страны на международной арене. И список таких формулировок можно продолжать до бесконечности.

На самом процессе мы имели возможность услышать о применении угроз и пыток сотрудниками ФСБ в отношении Сенцова и Афанасьева. Достаточно интересно, что люди, использующие такие методы для получения показаний, не стесняются обвинять в терроризме нас.

Болотный процесс в нескольких актах, процесс над Алексеем Сутугой, Романова, наш процесс, процесс над Надеждой Савченко — все это с целью продлить срок этого режима. Но, бросая нас в тюрьмы, этот режим приближает свой конец, и те люди, которые еще вчера верили в закон и порядок, сегодня наблюдая за подобными процессами, теряют эту веру. А завтра или послезавтра те люди, которые входят в те самые 86 процентов, снесут этот авторитарный режим. Также я хочу отметить, что в письменных показаниях Афанасьева (Письме, которое он написал из СИЗО-4 Ростова-на-Дону и которое зачитал Дмитрий Динзе. – Ред.) звучит, что сотрудник ФСБ ему сказал, что день, когда он будет давать показания в суде, станет главным днем в его жизни. Видимо, Афанасьев принял эти слова близко к сердцу и по-своему. Я был очень поражен этим громким, этим сильным его поступком.

Также я хотел поблагодарить тех, кто поддерживает меня и Олега.

С доводами адвокатом я согласен, считаю их обоснованными и справедливыми и у суда ничего не буду просить.

Грани.РУ
admin Опубликовано в рубрике Без рубрики
19 Авг

Последнее слово режиссера Олега Сенцова в суде. Видео

Олег Сенцов

Надеюсь, Ваша честь, это будет мое не последнее слово.

Я тоже как Саша не буду ни о чем Вас просить и испытывать снисхождение – здесь всем все понятно. Суд оккупантов не может быть справедливым по определению. Ничего личного, Ваша честь.

Я хочу сказать про другое. Был такой персонаж Понтий Пилат. Он, когда просидел на Луне много лет, обдумывая свой поступок. Потом, когда его просили, он шел по лунной дорожке с Га Ноцри и говорил ему: ты знаешь, ты был прав. Самый страшный грех на земле – это трусость. Это написал великий русский писатель Булгаков в книге “Мастер и Маргарита”. И я с ним согласен. Трусость – самый главный, самый страшный грех на земле. Предательство – это частная форма трусости.

Большинство предательств начинается с маленькой трусости, как в примере с Чирнием. Когда тебе надевают мешок на голову. Немножко бьют, часа пол, и через полчаса ты уже готов отречься от всех свои убеждений, оговорить себя в чем угодно, оговорить других людей, чтобы перестали бить. Я не знаю, чего могут стоить твои убеждения, если ты не готов за них пострадать или умереть. Я очень рад, что Гена Афанасьев смог перешагнуть через себя. Он оступился, но в конце концов, понял, что у него есть шанс, и сделал очень мужественный, очень правильный поступок. Я был очень удивлен этим. И рад за него. Дело не в том, что будет большой скандал, будут проблемы, и нас оправдают – этого ничего не будет. Я рад за него, что он будет жить дальше и ощущать себя человеком, который не струсил.

Ему продолжают угрожать, приходят, бьют ногами, но он уже сделал шаг в правильную сторону, и обратно уже не вернешься. Я очень за него рад.

Я уже год пребываю в вашей прекрасной стране и смотрю ваш телевизор. Программы “Вести”, “Время”, да, это очень хорошие передачи… Ваша пропаганда отлично работает. Я верю, что большая часть населения верит тому, что им говорят. Что Путин молодец, что на Украине фашисты, что Россия делает все правильно, что кругом враги. Очень хорошая пропаганда. Но также я понимаю, что есть люди более умные, как например вы, здесь власть предержащие. Вы прекрасно понимаете, что нет никаких фашистов на Украине, что Крым забрали незаконно, а ваши войска воюют на Донбассе.

Даже я, находясь в тюрьме, знаю, что Ваши войска воюют на Донбассе. У нас весь изолятор забит ополченцами, которых туда отправляют как героев на ваших танках, с вашим оружием. Они там воюют, думают, что их здесь ждут, возвращаются с собой беря боеприпасы, их принимают на границе, дают им сроки. Они удивляются: “Как, за что, мы же, вроде, герои, нас туда провожали…”, – не понимая, что работает этот поезд в одну сторону. Я здесь, в тюрьме это знаю. Я здесь, в тюрьме находился с ГРУшником, вашим офицером, его сейчас судят по другом преступлению. Он участвовал в захвате Крыма. 24 марта они на кораблях прибыли в Севастополь, и блокировали как раз ту часть в Евпатории, которую я снабжал и вывозил. Судьба такая интересная штука. И его же бригада участвовала в Иловайском котле, которая разбила украинских военнослужащих. Это факты, которые лежат на поверхности.

Если ты не зажмуриваешься, ты их видишь.

Вот стоит, например, ваши трубадуры режимы. Они тоже не глупые парни, они знают, как все обстоит, но продолжают врать. Они делают свою работу, находя себе оправдания. Наверняка они находят себе какие-то оправдания: надо кормить детей, надо что-то делать. А зачем растить новое поколение рабов, ребята?

Но кроме этих всех еще есть третья часть населения России, которая прекрасно знает, что происходит, не верит в байки вашего агитпропа, которые понимают, что происходит на Земле и в мире, какие ужасные преступления совершает ваше руководство. Но эти люди почему-то боятся. Они думают, что ничего нельзя изменить, что все будет, как есть, систему не сломаешь, ты один, нас мало, нас всех замуруют в тюрьмы, убьют, уничтожат. И сидят тихо в подполе как мыши. У нас тоже была преступная власть, но мы вышли против нее. Нас не хотели слышать – мы стучали в мусорные баки. Власть не хотела нас видеть – мы поджигали покрышки, и в конце концов победили. Также произойдет и у вас рано или поздно. В какой форме – я не знаю. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Простоя хочу, чтобы вам больше не правили преступники.

Так что, единственное, что я могу пожелать – это третьей информированной части населения России – научиться не бояться.

Грани.РУ и Крым.Реалии
19 Авг

Адвокат Сенцова просит суд оправдать подсудимого по всем статьям обвинения

Владимир Самохин – адвокат украинского режиссера Олега Сенцова, которого в России обвиняют в организации терактов в Крыму, на заседании суда в Ростове-на-Дону 19 августа заявил о необъективности процесса и просит оправдать подзащитного по всем статьям обвинения.

Как сообщает корреспондент Крым.Реалии с заседания, адвокат в ходе прений заявил, что «обвинения – это всего лишь предположения следствия». По его мнению, доказательства, полученные от осужденных ранее фигурантов данного дела Алексея Чирния и Геннадия Афанасьева «противоречат друг другу и эти противоречия суд не устранил».

Адвокат считает, что использовать показания Афанасьева в суде нельзя, так как он заявил о давлении на него.

По мнению Самохина, суд также не получил доказательств того, что Сенцов и Кольченко были причастны к организации «Правый сектор» или восприняли ее идеологию.

Таким образом, защита просит оправдать Сенцова по всем статьям. Далее в прения вступил другой адвокат Сенцова – Дмитрий Динзе.

Как сообщали Крым.Реалии, в ходе прений на суде по делу Сенцова-Кольченко 19 августа гособвинение потребовало для украинского режиссера наказания в виде 23 лет заключения в колонии строгого режима, а для Кольченко – 12 лет тюрьмы.

Крым.Реалии
19 Авг

Для Сенцова – 23 года строгого режима, для Кольченко – 12 лет тюрьмы, — требует обвинение

В Северо-Кавказском окружном военном суде Ростова-на-Дону, где проходит заседание по делу украинского режиссера Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко, которых обвиняют в организации терактов в Крыму, гособвинение озвучило требуемые сроки заключения для подсудимых.

Как сообщает корреспондент Крым.Реалии, обвинение просит суд квалифицировать действия Сенцова как «создание и участие в террористическом сообществе и совершение террористического акта».

По совокупности совершенных преступлений для него просят наказание в виде 23 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Для второго подсудимого – Кольченко, прокурор просит 12 лет лишения свободы.

Сенцов и Кольченко отказались выступать в прениях.

Сенцова и Кольченко арестовали весной 2014 года в Крыму, который Россия аннексировала. Правозащитный центр «Мемориал» признал подсудимых политзаключенными.

Крым.Реалии